Судебная практика ст 121 ук

122. Делятся позитивом

Судебная практика ст 121 ук

В течение девяти лет полицейский из Калининграда на личном автомобиле, но иногда прямо в форме, предлагал незнакомым женщинам подвезти их, а потом требовал заняться с ним сексом.

Если попутчица отказывалась, то бывший инспектор ГИБДД заезжал в безлюдное место и там ее насиловал.

После этого он убеждал жертву не подавать заявление, говоря, что сам работает в органах и сможет «замять» дело.

В январе 2015 года полицейскому предъявили обвинение по трем эпизодам по пункту «б» части 3 статьи 131 УК (изнасилование, повлекшее заражение потерпевших ВИЧ-инфекцией) и по части 2 статьи 122 УК (заражение ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни).

Все контакты были незащищенными. Следствие установило, что с 2005 по 2014 год мужчина передал ВИЧ как минимум девяти женщинам. Об уголовной ответственности за заражение экс-полицейского предупредили в 2001 году, когда поставили диагноз.

Сообщения о привлечении к ответственности по 122 статье появляются в СМИ регулярно. ВИЧ-инфицированный спал с женщинами в Чите. Женщина обратилась в полицию, как только узнала о вирусе, который передался ей от неоднократно судимого ярославца.

Возбуждено уголовное дело в отношении мужчины, заразившего бывшую подругу, которая ждет от него ребенка. На три года колонии строгого режима осужден мужчина, заразивший мать двоих детей, с которой он познакомился по переписке, отбывая предыдущий срок.

30-летнего архангелогородца с ВИЧ приговорили к полутора годам колонии общего режима и двум миллионам штрафа. Жительнице Волгоградской области грозит до пяти лет лишения свободы за заведомо ложное сообщение об изнасиловании и заражение оговоренного мужчины вирусом иммунодефицита.

Возбуждено уголовное дело в отношении гражданки Казахстана, заразившей гражданского мужа на комплексе «Байконур». Молодой человек признался в болезни своей девушке после того, как встретил ее в СПИД-центре.

Суд продлил срок содержания под стражей женщине без работы и постоянного места жительства, подозревающейся в заражении нескольких человек в Амурской области. Два года колонии строгого режима получил житель города Балаково, не предупредивший партнершу о диагнозе, с которым жил семь лет.

Доказать, что знал

Первый случай заболевания ВИЧ в СССР зарегистрировали в 1987 году. Тогда же законодатели криминализировали умышленную передачу вируса, и в Уголовном кодексе РСФСР появилась статья 115.2, позже превратившаяся в 122 статью УК РФ.

Она применяется, если предполагаемый преступник знал о своей болезни, — иначе он считается невиновным, потому что в его действиях не было умысла.

Заражение также не считается преступлением, если партнера каким угодно способом предупредили о риске, но он все равно согласился вступить в контакт.

«Важно установить, знал ли обвиняемый о болезни.

Если он утверждает, что не знал, то направляются запросы в СПИД-центры, потому что когда человека ставят на учет, с него берут расписку, что он предупрежден о возможной уголовной ответственности по 122 статье», — объясняет юрист Сергей Петряков. По его словам, довольно часто люди узнают диагноз после медицинского обследования в учреждениях ФСИН.

Уголовная ответственность наступает не только за фактическое заражение (часть 2 статьи 122 УК), но и за поставление в опасность заражения (часть 1 статьи 122 УК) — например, если человек, зная о своем статусе, не предупреждает о нем партнера, но в итоге вирус не передается. Тогда обвиняемому грозит до трех лет ограничения свободы, принудительные работы сроком до одного года, либо арест сроком до шести месяцев; максимальное наказание — год колонии. Если вирус все-таки передался, то преступник может получить до пяти лет реального срока.

Отягчающие обстоятельства — это заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего (часть 3 статьи 122). В этом случае виновному грозит до восьми лет лишения свободы. Также заражение ВИЧ может быть отягчающим обстоятельством в пункте «б» части 3 статьи 131 (изнасилование) и статье 132 (насильственные действия сексуального характера), но на практике это применяется не всегда.

«Самое сложное — доказать наличие полового акта, если это не изнасилование. При этом нужно доказать, что потерпевшие не употребляли наркотики, им не делали переливание крови и так далее.

Был случай, когда девушка с точностью до сантиметра описала домашнюю обстановку своего бойфренда. К делу также приобщили справки, что она не проходила операционного лечения и не стоит на учете как потребитель наркотиков.

Все это легло в основу обвинения, но сурового приговора не было. Зачастую суд просто назначает “условку” с испытательным сроком», — рассказывает Петряков.

По его мнению, при вынесении приговоров большую роль играет человеческая психология — или представление о ней председательствующего в процессе судьи: «Судья думает, что девушка влюбилась, доверилась, а ее молодой человек, сволочь такая, взял и заразил ее.

Вполне возможно, что так оно и было, но к вопросу доказательств нужно подходить педантично. То, что у девушки не было других половых партнеров, доказать почти невозможно, если это, конечно не необитаемый остров.

Следственным органам приходится собирать большие пакеты информации».

Мифы и статистика

По данным судебного департамента, с 2009 по 2014 год по статье 122 осуждены 227 человек. Еще 49 дел прекращено — в основном, по примирению сторон.

К лишению свободы приговорили 75 человек, остальным дали условные сроки или ограничение свободы. Большинство осужденных привлечены за фактическое заражение.

По данным на 2014 год, больше половины осужденных — люди в возрасте от 30 до 49 лет, примерно треть — женщины.

В 2014 году за заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ (часть 1 статьи 122) были осуждены 19 человек, за фактическое заражение — 20, за то же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц, либо несовершеннолетнего суд вынес приговор двоим обвиняемым.

Статья 122 во многом схожа со статьей 121 — умышленное заражение венерической болезнью, — но предусматривает более строгое наказание.

К примеру, за заражение партнера сифилисом, гонореей и некоторыми другими болезнями предполагаемому преступнику грозит штраф в размере до двухсот тысяч рублей либо до шести месяцев ареста.

За заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего максимальное наказание — два года колонии.

В комментарии к уголовному кодексу опасность ВИЧ объясняется так: во-первых, заразившийся может долго не знать о своем статусе и представлять опасность для окружающих, во-вторых, болезнь фактически неизлечима, «больной в течение короткого времени уходит из жизни». Последнее — больше стереотип, чем правда: без лечения инфицированный проживет еще 10-20 лет, но благодаря антиретровирусной терапии у него появляются шансы дожить до старости.

В 2012 году судья Игорь Кусакин прекратил уголовное преследование жительницы Тольятти, укусившей свою знакомую за запястье. «Имея умысел на заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией В.

, достоверно зная о своем заболевании и будучи предупрежденной о том, что несет уголовную ответственность по статье 122 УК, если поставит другое лицо в опасность заражения заболеванием СПИД, в ходе конфликта умышленно нанесла телесное повреждение», — говорится в судебном постановлении. Дело закрыто в связи с примирением сторон.

«Мифы о ВИЧ — серьезная проблема, — считает Илья Лапин, активист движения “Пациентский контроль”. — Любой человек должен знать, что через укус, поцелуй или посуду ВИЧ не передается. Он передается только тремя способами. Во-первых, через кровь. Во-вторых, половым путем, через обмен биологическими жидкостями.

Третий способ — от матери к ребенку в процессе беременности или грудного вскармливания. Я могу покусать кого угодно, но чтобы заразить вирусом, я должен прокусить вены себе и другому человеку и умудриться каким-то образом перелить свою кровь в его кровь.

Нельзя забывать, что когда мы, например, порезались, кровь течет наружу, чтобы вымыть всю гадость, которая может попасть внутрь. Это защитная реакция организма».

В множестве случаев заражения ВИЧ точная причина передачи вируса неизвестна. По имеющимся данным центров профилактики и борьбы со СПИДом, в 2014 году ВИЧ чаще передавался через нестерильные шприцы при употреблении наркотиков (58,4%).

Глава Федерального центра СПИДа Вадим Покровский считает, что снизить количество заражений помогла бы заместительная терапия, которая запрещена в России. На втором месте — гетеросексуальные половые контакты (около 40%). Через гомосексуальные акты заразилось чуть более 1% опрошенных.

Также в 2014 году зафиксировано 11 случаев заражения в больницах, из них четыре — через нестерильные инструменты, пять — через переливание крови.

Вич в белом халате

За заражение другого лица в результате ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей (часть 4 статьи 122 УК) виновному грозит до пяти лет принудительных работ, либо лишение свободы на тот же срок. Суд может запретить ему работать в определенной сфере максимум на три года. По данным судебного департамента, с 2009 года по части 4 статьи 122 не было ни одного обвинительного приговора.

«Заражение происходит либо через нестерильные инструменты, либо из-за халатности врачей, которые работают на станциях переливания крови — не проверили донора, например. Это системная проблема.

В некоторых регионах до сих пор стерилизуют использованные шприцы.

В деревнях и поселках фельдшеров не обеспечивают новыми одноразовыми инструментами, и они не могут ничего сделать», — рассказывает Лапин из «Пациентского контроля».

В 2011 году гинеколог из «Преображенской клиники» Екатеринбурга Елена Ярушина вводила женщинам, желающим забеременеть, донорскую кровь. Обычно ее сдают мужья пациенток, но на этот раз донором стала одна из медсестер.

Три женщины, проходившие процедуру, заразились ВИЧ. В ходе проверок выяснилось, что образцы крови никак не проверялись, а сотрудники учреждения не проходили необходимых медосмотров.

Более того, у клиники не было лицензии для проведения таких операций.

Главврач «Преображенской клиники» Андрей Сысолятин, уволившийся после возбуждения дела, на суде утверждал, что медработники не обязаны были проводить тестирование — ответственность за это лежит на донорах, которые должны приносить справки об отсутствии заболеваний. Сысолятин и ВИЧ-положительная медсестра проходили по делу как свидетели обвинения. Позже факты незаконной предпринимательской деятельности в клинике выделили в отдельное производство.

В основном деле по части 4 статьи 122 единственной подсудимой стала Ярушина. В 2014 году Кировский районный суд Екатеринбурга приговорил гинеколога к четырем годам колонии общего режима. Свою вину Ярушина не признала.

Сразу после вынесения приговора судья объявил, что она освобождена по амнистии, приуроченной к 20-летию российской конституции. Прокуратура пыталась обжаловать это решение и и требовала посадить гинеколога на шесть лет, но Свердловский областной суд оставил решение первой инстанции в силе. Ярушина продолжает работать в клинике.

Доказать вину врача, заразившего пациента ВИЧ, непросто.

В таких случаях адвокат обвиняемого, скорее всего, будет настаивать на том, что потерпевший вел беспорядочную половую жизнь или употреблял наркотики, говорит юрист Сергей Петряков: «Например, был случай: жена осужденного вступала с ним в незащищенный половой контакт.

Он узнал диагноз при помещении в СИЗО, а потом анализ не подтвердился. Мужчина встречался на длительных свиданиях с женой, заразил ее, а она передала вирус ребенку.

Тут виноваты медики ФСИН, которые не проконтролировали достоверность первого анализа и не обеспечили достаточное преемство при переводе из СИЗО в колонию. Опять же, сложно доказать, что жена не имела других половых партнеров и не употребляла наркотики. Все неустраненные сомнения будут толковаться в пользу медиков».

По данным ВОЗ, два года назад частота выявления ВИЧ в России составила 55,6 случаев на 100 тысяч человек — это самый высокий показатель в Европе. К маю этого года в стране зарегистрировали 933 тысячи носителей вируса.

Реальную цифру узнать невозможно, но, по словам Покровского, она превышает официальную в два раза. С 1987 года в России умерли более 192 тысяч ВИЧ-положительных, из них 24,4 тысячи — в прошлом году.

Каждый день врачи выявляют около 300 новых случаев заражения.

«Статью называют “мертвой”, потому что по ней небольшой процент возбуждаемых дел, — поясняет Петряков. — Не уверен, что ее нужно менять, только увеличить сроки наказания по первым трем частям, хотя возможность привлечения лиц по ним все равно незначительная.

Что касается части 4, то там все упирается в сплоченность медицинского сообщества: врачи всегда будут защищать друг друга, отрицая признаки халатного поведения. В общем, законы у нас хорошие, а исполнение плохое.

Эта норма могла бы стать “живой”, если бы была возможность качественно подходить к расследованию дел».

Источник: https://zona.media/article/2015/17/11/codex-122

Заражение венерической болезнью (ст. 121)

Судебная практика ст 121 ук

Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ).

Заражение венерической болезнью относится к группе ненасильственных преступлений против здоровья.

Объект преступления:

  • родовой – общественные отношения в сфере защиты личности;
  • видовой – общественные отношения в сфере защиты жизни и здоровья человека;
  • непосредственный – общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного права на здоровье и гарантирующие безопасность этого блага.

Потерпевший – любое лицо, в том числе и инфицированное венерической болезнью, отличной от той, которой его заразил виновный. Согласие потерпевшего на заражение его венерической болезнью не является основанием для освобождения виновного от уголовной ответственности (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г.

№15 “О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью”), за исключением случаев, когда между виновным и потерпевшим достигнуто примирение. Потерпевшим всегда является другой по отношению к виновному человек.

Самозаражение венерической болезнью не влечет уголовной ответственности, за исключением случаев, когда оно является способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 339 УК РФ).

Объектив­ная сторона выражается в действиях или бездействии, последст­вием которых явилось заболевание другого лица венерической болезнью (сифилис, гонорея, мягкий шанкр, паховый лимфогра­нулематоз и т. д.). Между действиями или бездей­ствием виновного и наступившими последствиями обязательна причинная связь.

Способ заражения (половым или бытовым пу­тем) на квалификацию не влияет.

Состав преступления – материальный, преступление признается оконченным с момен­та фактического заражения венерической болезнью.

Субъективная сторона может характеризоваться как прямым или косвенным умыслом, так и неосторожностью в виде легко­мыслия или небрежности (некоторые авторы небрежность исключают, поскольку предусмотренное законом знание субъектом о наличии у него заболевания уже предполагает возможность предвидения заражения болезнью другого лица).

Субъект осознает общественную опасность заражения другого лица венерической болезнью, предвидит возможность или неизбежность заражения и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает или безразлично относится к факту заражения (при косвенном умысле). Совершая преступление по легкомыслию, виновный предвидит возможность заражения потерпевшего, но самонадеянно рассчитывает на предотвращение последствий (например, использует контрацептивные средства при половом сношении).

Мотивы и цели преступления могут быть различными и на квалификацию не влияют. Но если умышленное заражение вене­рической болезнью повлекло тяжкий или средней тяжести вред здоровью потерпевшего, то деяние нужно квалифицировать по ст. 111 или 112 УК РФ.

Субъект (специальный) — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и знающее о наличии у него венерического заболевания.

Для правильной квалификации содеянного необходимо устанавливать наличие доказательств, подтверждающих, что субъект достоверно знал о своей болезни. Источником знания может служить как предостережение лечебного учреждения (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г.

№15 “О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью”), так и иные данные (например, внешние проявления болезни). Вместе с тем представляется, что по смыслу закона субъектом преступления может выступать и носитель инфекции, передающейся преимущественно половым путем, у которого соответствующая болезнь еще не развилась.

Если виновный обоснованно считал себя здоровым (например, в силу того, что со времени острого течения болезни прошло несколько лет, он прошел курс лечения и т.д.), ответственность по ст. 121 УК РФ исключается. Действия лиц, не являющихся больными, но умышленно или по неосторожности заражающих иных лиц венерической болезнью, ответственности по ст.

121 УК РФ не влекут, но в зависимости от наступивших последствий могут быть квалифицированы по статьям, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью.

Квалифицированные составы преступления (ч. 2 ст. 121 УК РФ):

  • в от­ношении двух или более лиц либо
  • в отношении заведомо несо­вершеннолетнего.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/zarazhenie-venericheskoy-bolezniu-st-121

Дело NАПЛ17-12

Судебная практика ст 121 ук
Законы и кодексы » Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации » Часть 1. Общие положения » Раздел V. Ходатайства и жалобы » Глава 15. Ходатайства » Статья 121. Сроки рассмотрения ходатайства » Дело NАПЛ17-12.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2017 г. N АПЛ17-12

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Меркулова В.П.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению К.П.

о признании недействующими пункта 91 Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 12 сентября 2013 г.

N 707, и пункта 67 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 29 августа 2014 г. N 736,

по апелляционной жалобе К.П. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2016 г., которым в удовлетворении заявленного требования было отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения К.П., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения против доводов апелляционной жалобы представителя Министерства внутренних дел Российской Федерации К.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 12 сентября 2013 г.

N 707 утверждена Инструкция об организации рассмотрения обращений граждан в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее – Инструкция N 707).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 31 декабря 2013 г., N 30957, и опубликован 17 января 2014 г. в “Российской газете”.

Пункт 91 Инструкции N 707 устанавливает, что обращения, поступившие в орган внутренних дел в соответствии с его компетенцией, рассматриваются в течение тридцати дней со дня их регистрации.

Если срок окончания рассмотрения обращения приходится на выходной или нерабочий праздничный день, то обращение должно быть рассмотрено в предшествующий ему рабочий день.

Указанный срок исчисляется с даты регистрации обращения в органе внутренних дел до даты подписания окончательного ответа гражданину.

Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 29 августа 2014 г.

N 736 утверждена Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях (далее – Инструкция N 736). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 6 ноября 2014 г., N 34570, и опубликован 14 ноября 2014 г. в “Российской газете”.

В силу пункта 67 Инструкции N 736 принятые в дежурной части непосредственно от заявителя или лица, представляющего его интересы, письменные обращения, не содержащие заявления о преступлении, об административном правонарушении, о происшествии, с поручением руководителя (начальника) территориального органа МВД России передаются в подразделение делопроизводства для регистрации, учета и рассмотрения в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими работу с обращениями граждан. В графе 9 КУСП делается отметка о дате и номере регистрации обращения в подразделении делопроизводства.

Приказом МВД России от 7 ноября 2016 г. N 708 приведенный выше пункт 67 после слов “МВД России” дополнен словами “(управления, отдела, отделения, пункта полиции, линейного отдела, линейного отделения, линейного пункта полиции) или лицом, его замещающего”.

К.П. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими приведенных выше положений инструкций. В обоснование заявленного требования указал, что они противоречат части 2 статьи 1 Федерального закона от 2 мая 2006 г.

N 59-ФЗ “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации” (далее – Федеральный закон от 2 мая 2006 г.

N 59-ФЗ), части 1 статьи 120 и статье 121 Уголовно – процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ ) и пункту 124 Инструкции N 707, затрудняют ему осуществление права на доступ к правосудию и нарушают гарантированные частью 1 статьи 21 и частью 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации права, поскольку допускают рассмотрение ходатайств, заявленных в соответствии с УПК РФ , в более длительный срок – до 30 дней, чем установлено этим кодексом.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2016 г. в удовлетворении административного искового заявления К.П. было отказано.

Не согласившись с решением суда, административный истец в апелляционной жалобе просит его отменить, принять новое решение об удовлетворении административного искового требования.

Считает, что суд неполно исследовал все материалы дела и вынес решение, которое привело к нарушению права административного истца на справедливое судебное разбирательство, на эффективное средство правовой защиты, кроме того, было нарушено требование о запрещении злоупотребления правами ( статьи 1 , 6 , 13 , 17 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.). Также К.П. сослался на нарушение принятым решением суда статей 7 , 8 Всеобщей декларации прав человека, гарантирующих равенство всех людей перед законом и право каждого человека на эффективное восстановление в правах компетентным национальным судом в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

В возражениях на отзыв административного ответчика К.П. указал, что считает незаконным допускаемую оспоренными нормами инструкций N 707 и N 736 возможность рассмотрения в общем порядке на основании Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ тех обращений граждан, которые были поданы ими в порядке УПК РФ .

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, объяснения административного истца относительно возражений административного ответчика на апелляционную жалобу, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с пунктом 1 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 1 марта 2011 г.

N 248 и действовавшего на день вынесения оспариваемых в части правовых актов, федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также органом, осуществляющим правоприменительные функции по федеральному государственному контролю (надзору) в данной сфере, является упомянутое министерство.

В настоящее время вступило в силу Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 21 декабря 2016 г.

N 699, которым также закреплено, что МВД России является федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, осуществляет в том числе нормативно-правовое регулирование вопросов, относящихся к сфере внутренних дел, если эти вопросы не являются предметом регулирования Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации; определяет порядок реализации прав и обязанностей полиции, если этот порядок не является предметом регулирования федеральных законов, актов Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации ( пункт 1 , подпункт 4 пункта 11 ).

При таких данных суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Инструкция N 707 и Инструкция N 736 приняты полномочным органом с соблюдением порядка их издания.

Часть 2 статьи 1 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ предусматривает, что установленный этим законом порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан, за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами.

Согласно части 1 статьи 12 названного закона письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения, за исключением случая, указанного в части 1.1 данной статьи.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд обоснованно исходил из того, что предусмотренный пунктом 91 Инструкции N 707 тридцатидневный срок рассмотрения обращений поступивших в орган внутренних дел в соответствии с его компетенцией полностью соотносится с приведенными положениями Закона .

Под термином “обращение гражданина” понимаются направленные в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления ( пункт 7.1 Инструкции N 707).

При этом в пункте 5 поименованной инструкции оговорено, что ее положения не распространяются на правоотношения, возникающие в связи с рассмотрением обращений, которые регулируются в ином порядке, установленном международными договорами с участием Российской Федерации или законодательством Российской Федерации.

Пунктом 124 Инструкции N 707 предусмотрено, что жалобы, поступившие в порядке статьи 124 УПК РФ, ходатайства по уголовным делам, находящимся в производстве органов предварительного следствия и дознания системы МВД России (например, об ознакомлении с заключением эксперта, о приобщении доказательств, о дополнительном допросе лиц), регистрируются и учитываются в порядке, установленном Инструкцией , рассматриваются в соответствии с требованиями УПК РФ и приобщаются к материалам уголовного дела. Гражданин информируется о результатах рассмотрения ходатайства. В графе учетной формы об исполнении проставляется отметка “Приобщено к уголовному делу N ___”.

Таким образом, ходатайства, заявленные в ходе производства предварительного расследования по уголовному делу, подлежат рассмотрению в соответствии с требованиями УПК РФ , однако их регистрация и учет проводятся в порядке, установленном Инструкцией N 707 .

Как правильно указано в обжалуемом решении суда, содержащееся в пункте 67 Инструкции N 736 предписание о передаче в подразделение делопроизводства для регистрации, учета и рассмотрения в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими работу с обращениями граждан, письменных обращений, не содержащих заявления о преступлении, об административном правонарушении, о происшествии, с поручением руководителя (начальника) территориального органа МВД России не противоречит положениям статей 120 и 121 УПК РФ (на что ссылался административный истец), поскольку такие обращения подлежат рассмотрению в порядке, установленном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ и Инструкцией N 707 .

В пункте 2 Инструкции N 736 приведен перечень заявлений и сообщений, принимаемых, регистрируемых и разрешаемых в порядке, установленном данным нормативным правовым актом, к которому не отнесены ходатайства, заявленные при производстве по уголовному делу.

Оставляя административное исковое заявление К.П. без удовлетворения, суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспоренные административным истцом положения не регулируют порядок подачи и рассмотрения ходатайств в ходе производства предварительного расследования в рамках УПК РФ , а следовательно, не могут ему противоречить.

С учетом приведенных выше положений доводы К.П. о том, что оспоренные им нормы позволяют рассматривать ходатайства, заявленные в ходе производства предварительного расследования по уголовному делу, в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ, а не УПК РФ , ошибочны, основаны на неверном толковании административным истцом норм права.

Доводы апелляционной жалобы, направленные к оценке законности и обоснованности судебного постановления Ногинского городского суда Московской области от 16 мая 2016 г., вынесенного по жалобе К.П.

, поданной им в порядке статьи 125 УПК РФ на действия (бездействие) начальника МУ МВД России “Ногинское”, не имеют правового значения при решении вопроса о проверке оспоренных в части положений инструкций в порядке абстрактного нормоконтроля на их соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

В данном деле у суда не было необходимости устанавливать фактические обстоятельства, не связанные с законностью проверяемых оспоренных (в части) нормативных правовых актов.

Ссылки в апелляционной жалобе на нарушения норм международного права ( статьи 1 , 6 , 13 , 17 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.

, статьи 7 , 8 Всеобщей декларации прав человека) несостоятельны, поскольку эти нормы носят декларативный характер и не регулируют правоотношения в рассматриваемой сфере по поводу сроков рассмотрения компетентным федеральным органом исполнительной власти обращений граждан.

Вывод о законности оспоренных (в части) нормативных правовых актов сделан судом исходя из компетенции правотворческого органа, их издавшего, на основе надлежащего анализа норм федерального законодательства.

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности оспариваемых в части нормативных правовых положений инструкций, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется. Принятое решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Оснований, предусмотренных законом для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьями 308 – 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К.П. – без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

В.П.МЕРКУЛОВ

Источник: https://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/ugolovno-processualnyj-kodeks-rossijskoj-federacii/chast-1--obschie-polozheniya/razdel-v--hodataystva-i-zhaloby/glava-15--hodataystva/statya-121--ugolovno-processualnyy-kodeks-rf/sud-praktika-k-state-121-ugolovno-processualnyy-kodeks-rf-44333.html

Адвокат добился оправдания по делу о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних

Судебная практика ст 121 ук

18 июня Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики оставил в силе оправдательный приговор в отношении Р., которого ранее обвиняли в совершении половых преступлений в отношении несовершеннолетних (апелляционное определение имеется у «АГ»).

В обеих инстанциях мужчину защищала адвокат Карачаево-Черкесской Республиканской коллегии адвокатов, член совета АП КЧР Маргарита Тукова.

Суд первой инстанции заметил противоречия в показаниях потерпевших

Гражданину Р. было предъявлено обвинение в совершении нескольких половых преступлений против несовершеннолетней К. и малолетней А. По версии следствия, мужчина пытался изнасиловать девочек (ч.3, ст. 30, п. «а» ч.3 ст. 131 УК; ч.3, ст. 30, п. «б» ч. 4 ст.

131 УК) и совершил в их отношении иные насильственные действия сексуального характера (п. «а» ч.3 ст. 132 УК; п. «б» ч. 4 ст. 132 УК). А затем, чтобы избежать уголовной ответственности, угрожал убить К. и А., если они расскажут кому-то о случившемся (ч. 1 ст.

119 УК).

Р. свою вину не признавал. В суде он рассказал, что дружил с семьей потерпевших и знает девочек с их рождения. К. и А. регулярно приходили к нему в гости, в основном, чтобы взять велосипед или перекусить. Иногда с девочками были их подруги.

Одна из таких подруг, совершеннолетняя В., по словам подсудимого, оказывала ему знаки внимания и однажды сообщила, что за деньги готова вступить с ним в половую связь. Мужчина от этого отказался. По его словам, В. это не понравилось: девушка сказала, что Р.

еще пожалеет.

Прежде всего Черкессий городской суд заметил, что каких-либо травматических повреждений, которые являются следствием вменяемых Р. преступлений, у девочек не обнаружено. Кроме того, первая инстанция пришла к выводу, что показания потерпевших противоречивы. Так, в январе 2020 г. обе девочки сообщили суду, что оговорили Р.

по просьбе их подруги В. Та, по словам К. и А., была обижена на мужчину, поскольку он отказался вступить с ней в интимные отношения. Девочки утверждали, что никто на них не давил и что они сами решили рассказать правду, чтобы не допустить осуждения невиновного человека. Их мать М. также заявила, что Р. не виновен.

Три свидетеля, один из которых был допрошен по ходатайству защиты, сообщили, что в разговоре с ними А. упомянула то же самое: никаких преступлений Р. в отношении нее и К. не совершал. В подтверждение своих слов свидетели предоставили суду аудиозаписи бесед с А. Допрошенная после этого А. сообщила, что такие разговоры с этими свидетелями действительно были и что на нее никто не давил.

Однако уже в феврале 2020 г. К. и А. дали иные показания. Потерпевшие утверждали, что ранее изменили свои показания, потому что в адрес А. поступили угрозы. При этом показания А. об угрозах, как установил суд, также противоречили друг другу.

Так, девочка рассказала, что встретила женщину, которая стала расспрашивать об обстоятельствах, связанных с обвинением подсудимого. А., по ее словам, испугалась и сказала, что Р. не виноват. В ответ женщина, пригрозив «негативными правовыми последствиями» для А.

и «членов ее семьи», якобы потребовала, чтобы девочка сообщила о невиновности Р. своей матери и суду.

В то же время А. и К. не смогли дать четкий ответ на вопрос суда о том, когда они рассказали матери о разговоре А. с неизвестной женщиной – до судебного заседания в январе 2020 г. или после.

Допрос матери девочек ситуацию не прояснил. При этом, подчеркнула первая инстанция, потерпевшие и их мать в январе 2020 г.

утверждали, что изменили показания только потому, что реши рассказать правду, и отрицали оказание давления на них.

В ходе февральского заседания А. сообщила, что свидетелям, которые затем предоставили записи разговоров в суд, она также соврала.

По словам девочки, сценарий беседы придумала некая Саманта, которая пообещала предоставить А. «материальные ценности», если та скажет, что Р. ни в чем не виноват. Однако, заметила первая инстанция, ранее А.

говорила, что Саманта просила сказать «все как есть», то есть правду.

Абсолютная противоречивость, несогласованность и непоследовательность показаний К. и А. не позволяет разграничить соответствующие действительности и надуманные показания, подчеркнула первая инстанция.

На этом основании суд посчитал сомнительными и отказался учитывать при вынесении приговора все показания потерпевших.

В ином случае будет нарушена презумпция невиновности, поскольку придется строить догадки относительно того, какие показания правдивы, а какие ложны, пояснила первая инстанция.

Суд также отверг показания В., которая заявила, что и в ее отношении Р. совершил противоправные действия. Эти сведения не имеют отношения к вменяемому Р. деянию, пояснила первая инстанция. Поскольку эти показания не нашли подтверждения в ходе рассмотрения дела, суд не стал направлять материал для проведения проверки сообщения о преступлении.

Проанализировав имеющиеся доказательства, первая инстанция учла заключение сексологической экспертизы, согласно которому у Р. нет расстройства сексуального предпочтения. Суд также обратил внимания на представленные адвокатом сведения о том, что мужчина не состоял на учете в психоневрологическом диспансере и положительно характеризуется по месту жительства.

19 марта 2020 г. Р. был оправдан в связи с отсутствием события преступления (оправдательный приговор имеется у «АГ»).

Апелляция защитила оправдательные доказательства

Гособвинитель и мать потерпевших обратились в Судебную коллегию по уголовным делам ВС КЧР. По их мнению, первая инстанция допустила существенные нарушения и дело необходимо рассмотреть повторно. Адвокат оправданного говорила об отсутствии таких нарушений. По ее мнению, позиция суда соответствует представленным доказательствам.

Изучив материалы дела, апелляционная инстанция отметила, что районный суд пришел к обоснованному выводу о противоречивости показаний потерпевших. Первая инстанция также обоснованно отметила несоответствие показаний девочек иным доказательствам, подчеркнул ВС КЧР. Он, в частности, обратил внимание на то, что защитник Р. задавала в ходе одного из допросов К.

в суде уточняющие вопросы. В частности, адвокат спросила, почему девочки не убежали и не позвали на помощь. Однако потерпевшая отвечать на вопросы отказалась.

ВС КЧР решил, что противоречивость показаний не только потерпевших, но и их законного представителя, не является малозначительной и очевидно не может быть следствием различной интерпретации одних и тех же фактов.

Примечательно, что, по мнению гособвинителя, первая инстанция должна была направить протокол судебного заседания в правоохранительные органы для проверки «по вопросам аудиозаписи разговоров потерпевших».

Отказ суда нарушил принцип состязательности уголовного процесс, посчитал представитель прокуратуры. Однако апелляционная инстанция с таким пониманием УПК не согласилась. ВС КЧР заметил, что аудиозапись разговоров А. со свидетелями была представлена стороной защиты.

Оценка такого доказательства правоохранительным органом, как того хотел госообвинитель, означает «подмену компетенции суда как органа правосудия по оценке доказательств, представленных сторонами».

Ходатайство прокурора в данном случае означает оценку доказательства стороны защиты ее процессуальным оппонентом – стороной обвинения, а не судом, как это предусмотрено ст. 8 и ч. 3 ст. 15 УПК РФ, подчеркнула апелляция.

Сославшись на ряд постановлений ЕСПЧ, в том числе на дело «Надросов против России», ВС КЧР напомнил, что именно суд при рассмотрении дела по существу осуществляет полную, независимую и исчерпывающую проверку и оценку обвинительных доказательств, независимо от того, какая оценка была дана им в ходе других разбирательств.

Гособвинитель также указывал на отсутствие в резолютивной части приговора сведений о том, что Р. признан невиновным. Однако, заметила апелляция, отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается.

Оправдательный приговор может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя (п. 19 Постановления от 30 июня 2015 г.

№ 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»).

С учетом этого 18 июня 2020 г. ВС КЧР вынес апелляционное определение, которым подтвердил законность, обоснованность и справедливость оправдательного приговора в отношении Р.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-opravdaniya-po-delu-o-prestupleniyakh-protiv-polovoy-neprikosnovennosti-nesovershennoletnikh/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.