Судебная практика по реабилитационным центрам

Дело № 89-О13-2 от 29.01.2013 – Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

Судебная практика по реабилитационным центрам

Дело №89-О13-2

от 29 января 2013 года

председательствующего Воронова A.B.

при секретаре Колосковой Ф.В. рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы реабилитированного Деденкова [скрыто] Щ, представителя Управления Федерального казначейства по

Тюменской области на постановление Тюменского областного суда от 22 ноября 2012 года, которым требование Деденкова Д.В. о возмещении имущественного и морального вреда, восстановлении трудовых прав удовлетворено частично.

Постановлено взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу реабилитированного Деденкова Д.В. в качестве возмещения имущественного вреда( [скрыто] рублей.

На прокурора Тюменской области возложена обязанность принести от имени государства официальное письменное извинение Деденкову Д.В. за причиненный ему вред.

На прокуратуру Тюменской области возложена обязанность сделать на своем сайте сообщение о реабилитации Деденкова Д.В.

В остальной части требования Деденкова Д.В. оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступление Деденкова Д.В. и его защитника адвоката Сачковского А.И., поддержавших свою кассационную жалобу, мнение прокурора Кравца Ю.Н. об отмене постановления в части отказа требований о восстановлении на работе и оставлении постановления без изменения в остальной части, судебная коллегия

установила:

приговором Тюменского областного суда от 5 апреля 2012 года с участием присяжных заседателей Деденков Д.В. был признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст.290 УК РФ на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней реабилитированный Деденков Д.В. указывает, что в удовлетворении требований о восстановлении трудовых прав, возмещении средств, потраченных на питание в период незаконного содержания в СИЗО ему было отказано необоснованно.

Работодатель не представил суду доказательств совершения им дисциплинарного проступка.

В приказе об увольнении и других документах СК РФ указано, что проступок выразился в вымогательстве взятки, то есть увольнение связано с незаконным привлечением его к уголовной ответственности по обвинению в преступлении, по которому он был оправдан за отсутствием события.

Согласно материалам дела он, Деденков, обвинялся в том, что не вынес в срок решение по заявлению о преступлении, не продлил срок проверки, совершая тем самым незаконные действия вопреки интересам службы. Также необоснованно было отказано в возмещении суммы в [скрыто] рублей, потраченной на бензин, для поездки за необходимыми документами.

В возражениях на кассационную жалобу Деденкова Д.В. прокурор и руководитель СУ по Тюменской области СК РФ просят ее оставить без удовлетворения.

В кассационной жалобе представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области указывает, что денежная сумма, взысканная для возмещения средств, потраченных на оказание юридической помощи, завышена.

Суд не учел объем оказанных адвокатами услуг и сложность уголовного дела. Договор с адвокатом Крыновым не содержит сведений о том, по какому именно уголовному делу он заключен.

Просит в этой части постановление отменить и вынести новое решение.

В возражениях на эту жалобу реабилитированный Деденков Д.В. и его представитель просят в части взыскания ему денежной суммы судебное постановление оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит постановление суда в части отказа в удовлетворении трудовых прав реабилитированного подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Как установлено судом, Деденков, работая в должности старшего следователя следственного отдела Следственного комитета РФ по Тюменской области, был незаконно привлечен к уголовной ответственности по обвинению

в получении путем вымогательства взятки в сумме [скрыто] рублей за незаконные действия.

В ходе предварительного расследования по данному уголовному делу приказом руководителя отдела Следственного комитета РФ по Тюменской области от 5 августа 2011 года Деденков был свобожден от занимаемой должности и уволен за нарушение Присяги сотрудника СК РФ и совершение проступка, порочащего честь сотрудника Следственного комитета. Приговором суда с участием коллегии присяжных заседателей он был оправдан в связи с неустановлением события преступления на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ.

Отказывая реабилитированному в восстановлении его трудовых прав, суд указал, что увольнение Деденкова не было связано с его уголовным преследованием и обвинением в совершении преступления, поскольку основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания в виде увольнения явились допущенные Деденковым многочисленные нарушения сроков регистрации заявлений о преступлениях и установленные УПК РФ сроки принятия по ним решений, на которые было указано коллегией СУ СК РФ по Тюменской области еще 18 июля 2012 года.

Однако такие выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Так, согласно приказу об увольнении Деденкова, допущенные им нарушения выразились в том, что он, получив заявление о совершении преступления, зарегистрировал его только спустя четверо суток, после этого в установленные сроки решения не принял, а за вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела потребовал от лиц, подозреваемых в совершении действии, указанных в заявлении, [скрыто] рублей (л.д.71-73).

Из предъявленного Деденкову обвинения, по которому он был оправдан, следует, что он принял к своему производству заявление потерпевшей об изнасиловании, но не желая в установленный законом срок проводить его проверку и принимать решение, удерживал материал у себя с 11 по 23 июня 2011 года без принятия решения и получил за это [скрыто] рублей (л.д. 33-35).

Суд, отказывая в удовлетворении требований о восстановлении трудовых прав реабилитированного, не дал надлежащей оценки сведениям, содержащимся в приказе об увольнении Деденкова.

Не был исследованы в полном объеме и оправдательный приговор в отношении Деденкова, неотъемлемой частью которого является вердикт коллегии присяжных заседателей, что лишило суд возможности выяснить надлежащим образом, входили ли действия, в своей совокупности составившие, согласно приказу об увольнении, должностной проступок, за совершение которого Деденков был

уволен, в объем предъявленного ему обвинения, признанного не доказанным. Между тем эти обстоятельства могли существенно повлиять на выводы суда.

Согласно положениям ст. 380 УПК РФ судебное решение признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, если его выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а также, если судом не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ такие нарушения являются основанием для отмены судебного решения. При новом судебном рассмотрении суду надлежит выполнить все требования уголовно-процессуального закона, в том числе проверить доводы реабилитированного о том, что основанием его увольнения послужили обстоятельства, наличие которых оправдательным приговором суда было признано недоказанным.

В остальной части Судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Кассационная жалоба представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области не может быть удовлетворена по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 133 и ч. 1 ст.

135 УПК РФ подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, имеет право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, который включает в себя возмещение: 1) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования; 2) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества; 3) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; 4) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи; 5) иных расходов.

Обращение Деденкова Д.В. в суд с требованием о реабилитации вызвано предшествовавшим этому осуществлением в отношении него незаконного уголовного преследования, и связано с устранением последствий такого незаконного преследования.

Поэтому суд правомерно отнес к подлежащим возмещению в пользу реабилитированного все расходы на адвокатов, понесенные им как на предварительном следствии, так и в судах первой и кассационной инстанций, а также расходы, связанные со сбором документов, необходимых для реализации права на возмещение иных расходов, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности и проездом для участия в судебных заседаниях.

Вопреки доводам представителя Минфина РФ, указанные расходы подтверждены исследованными судом с достаточной полнотой допустимыми и достоверными доказательствами.

Суд, тщательно проверив представленные реабилитированным документы, пришел к обоснованному выводу о том, что он действительно на основании заключенных с адвокатами соглашений на оказание юридической помощи вносил в кассу адвокатских образований соответствующие денежные суммы, а также совершал иные расходы, связанные со сбором документов, необходимых для реализации права на возмещение иных расходов, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности и проездом для участия в судебных заседаниях, всего в размере [скрыто] рублей с учетом

индексации на момент вынесения судебного решения, тем самым понес реальные расходы в связи с осуществлением в отношении него уголовного преследования.

Оснований для уменьшения взыскиваемых сумм у суда не имелось, а ссылки представителя Минфина РФ на принципы разумности и справедливости в данном случае неправомерны. Согласно ст.

53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а согласно ч. 1 ст.

133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

По смыслу данной нормы в ее взаимосвязи с другими нормами уголовно-процессуального закона, размер возмещения вреда не зависит также от сложности и объема уголовного дела, количества адвокатов и фактически затраченного ими времени на защиту, а также от имевшейся у обвиняемого возможности ходатайствовать о назначении ему защитника с оплатой за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с пунктом 5 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, каждый, кто стал жертвой ареста или содержания под стражей в нарушение положений данной статьи, имеет право на компенсацию. Данная Конвенция, в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации, является составной частью правовой системы Российской Федерации.

Согласно статье 53 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Решение суда об отказе в возмещении иных расходов, в том числе связанных с приобретением продуктов питания в период содержания Деденкова Д.В. под стражей, а также в сумме I I рублей, потраченных на бензин, следует признать законным и обоснованным.

Под возмещением иных расходов в порядке реабилитации, согласно п. 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ следует понимать такие расходы, которые не могли быть понесены лицом, не будучи привлеченным к уголовной ответственности.

Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации.

Данных о том, что эти требования закона при содержании под стражей Деденкова Д.В. не соблюдались, суду представлено не было.

Приобретение обвиняемым дополнительных продуктов питания, предметов первой необходимости, других промышленных товаров, а также получение передач, является его правом в соответствии с вышеназванным законом.

Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что реализуя это право, обвиняемый несет расходы, которые по смыслу ст. 135 УПК РФ относятся к иным расходам, подлежащим возмещению в случае возникновения у них права на реабилитацию.

Основания отказа в возмещении суммы в [скрыто] рублей в постановлении суда подробно приведены. Мотивы, по которым суд пришел к такому выводу, соответствуют материалам дела. Из них видно, что отказ также был обусловлен отсутствием причинной связи между произведенными затратами и незаконным привлечением Деденкова к уголовной ответственности.

Таким образом, оснований для отмены постановления судьи в данной части Судебная коллегия не усматривает.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

определила:

постановление Тюменского областного суда от 22 ноября 2012 года в части отказа в восстановлении трудовых прав реабилитированного Деденкова Д.В. отменить.

Дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение иным составом суда.

В остальной части постановление суда оставить без изменения, кассационные жалобы Деденкова Д.В. и представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Источник: https://dogovor-urist.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/89-%D0%BE13-2/

Взыскание расходов на представителя по «реабилитационному» делу

Судебная практика по реабилитационным центрам

Всегда радостно, когда после длительного состязания со стороной обвинения в отношении подзащитного прекращают уголовное преследование, а еще приятнее, когда применительно к нему реализуются положения гл. 18 УПК РФ, предоставляющие  каждому незаконно преследуемому лицу право на возмещение причиненного имущественного ущерба и компенсацию морального вреда. 

На протяжении более 4 лет моего доверителя, выполнявшего управленческие функции в коммерческой организации – крупном предприятии, которое было признано несостоятельным, преследовали по обвинению в преднамеренном банкротстве.

Уголовное дело, которое было начато по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, переросло в масштабное расследование по признакам состава преступления, предусмотренного ст.

196 УК РФ, сначала в ГСУ ГУ МВД России по Челябинской области, потом в Управлении МВД России по Уральскому федеральному округу (ныне расформированном) и завершилось прекращением после расследования в Следственном управлении СК РФ по Челябинской области. 

Дело приобрело резонанс, что позволяло органам прокуратуры и, в первую очередь, Управлению Генеральной прокуратуры по УРФО пять раз отменять решения о прекращении уголовного дела, возобновлять следствие вопреки всем разъяснениям Конституционного Суда РФ.

Процитирую, например, из определений от 27 декабря 2002 г. № 300-О, от 22 октября 2003 г.

№ 385-О: из конституционных положений следует, что при решении вопросов, связанных с возобновлением прекращенных уголовных дел, надлежит исходить из необходимости обеспечения и защиты как интересов правосудия, прав и свобод потерпевших от преступлений, так и прав и законных интересов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности и считающихся невиновными до тех пор, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ), и недопустимости сохранения для лица, в отношении которого дело было прекращено, постоянной угрозы уголовного преследования, а значит, и ограничения его прав и свобод. Это предполагает и недопустимость многократного возобновления по одному и тому же основанию (в частности, по причине неполноты проведенного расследования) прекращенного уголовного дела.

Главный итог – прекращение уголовного дела и преследования по реабилитирующим основаниям, а именно из-за отсутствия состава преступления в действиях доверителя. 

В порядке реализации права на реабилитацию было подано заявление о взыскании имущественного ущерба в виде сумм, затраченных на оплату юридической помощи, что является вполне тривиальной процедурой, регламентируемой положениями ст. 133, 135 УПК РФ. 

А дальше начинается самое интересное… Прокуратура и представители Министерства финансов РФ (в лице казначейства) начинают предпринимать все от них зависящее, дабы показать ненужность части работ по оказанию правовой помощи, завышение ее стоимости и, следовательно, необоснованность суммы ущерба.

В судебном заседании, что не стало неожиданностью, представитель казначейства просил полностью отказать в возмещении убытков, прокурор требовал соразмерного снижения стоимости оплаченных адвокатам-защитникам услуг по мотиву ее завышенности по сравнению с рыночной, отмечал, что часть правовой помощи была излишней, на работу потрачено слишком много времени (например, изучение первичных бухгалтерских документов, договоров предприятия-банкрота и т.п.,), часть вообще не имеет отношения к юридической помощи моему доверителю.

В эти моменты так и хочется ответить: «чья бы корова мычала…», но, следуя требованиям этики и профессионализма, начинаешь скрупулезно объяснять, какие действия адвоката были необходимы, указываешь, что если бы не пять отмен решений о прекращении уголовного дела самой прокуратурой, то негативных последствий и, соответственно, ущерба в размер взыскиваемой суммы у доверителя не возникло бы.

Вопреки доводам оппонентов, суд поддержал защитников и не только взыскал суммы, выплаченные подзащитным за оказанные правовые услуги, но и не забыл применить положения ч. 4 ст. 135 УПК РФ и индексировал основную сумму ущерба, увеличив ее в четверть раза, что позволило взыскать с казны заявленные требования в полном объеме. 

Подходы судебной практики к взысканию ущерба по реабилитации неоднозначны и, в первую очередь, в части вопроса: нужно и можно ли снижать суммы, потраченные на услуги адвоката?

Взыскание издержек в виде расходов на услуги представителя в гражданско-правовых спорах, где сильны диспозитивные начала, более или менее проработано, а вот с реабилитацией по уголовным делам все не так просто. 

Исток проблем в положениях ч. 1 ст. 133 УПК РФ, согласно которым вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. Казалось бы, все однозначно, но подход «казна не обеднеет» здесь не действует. 

Суды  в своих решениях часто ссылаются на правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Определении от 2 апреля 2015 г. № 708-О, о том, что положения п. 4 и 5 ч. 1 ст.

135 Уголовно-процессуального кодекса РФ обязывают суд включить в объем возмещения имущественного вреда, причиненного реабилитированному лицу в результате его незаконного уголовного преследования, все суммы, фактически выплаченные им за оказание юридической помощи, а также фактически понесенные им затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации. 

Из апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 25 апреля 2013 г. по делу № 22-841/2013: «Оснований для уменьшения взыскиваемых сумм у суда не имелось, а ссылки представителя Минфина РФ в апелляционной жалобе на принципы разумности и справедливости в данном случае неправомерны. Согласно ст.

53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а согласно ч. 1 ст.

133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда».

В других случаях, не уменьшая размера сумм, подлежащих компенсации, суд все-таки оценивает разумность расходов. Так, в апелляционном определении Ульяновского областного суда от 20 марта 2017 г.

по делу № 22-571/2017 отмечено, что вопреки доводам жалобы понесенные реабилитированным расходы были подтверждены, в том числе документально.

Сумма возмещения является разумной и не может считаться завышенной с учетом времени, затраченного адвокатом на участие в судах первой и апелляционной инстанций, объема выполненной им работы и сложности уголовного дела, по которому Ж. привлекалась к уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно принял решение о возмещении ей сумм, выплаченных ею за оказание юридической помощи.

Приведенные в жалобе доводы о том, что данная сумма была завышена, также необоснованны, поскольку размер возмещения определен исходя из материалов дела и фактически понесенных расходов, непосредственно связанных с осуществлением защиты, с учетом полной реабилитации Ж., а также принимая во внимание положения ч. 4 ст. 135 УПК РФ, согласно которым выплаты в порядке реабилитации производятся с учетом уровня инфляции. При этом стоимость юридических услуг защитника не противоречит стоимости аналогичных услуг, сложившейся в регионе. 

Из апелляционного постановления Кемеровского областного суда от 21 июля 2017 г. по делу № 22-3137/2017: «Вывод суда о размере понесенных затрат основан не только на указанных выше квитанциях, но и копиях книг учета доходов и расходов адвоката, в которых отражено получение от С.

денежных средств на защиту по уголовному делу по квитанциям от 12 февраля 2013 года, от 6 июня 2013 года, от 22 января 2014 года, от 6 декабря 2014 года, а также копии налоговых деклараций К. о предполагаемом доходе физического лица и квитанции, подтверждающих факт уплаты адвокатом К.

налога на доходы физических лиц». 

Есть много аналогичных решений, и это радует, но в то же время существует и иная практика: 

  • в постановлении Псковского городского суда от 14 сентября 2010 г. по делу № 4/17-210/2011 указано: суд исключил из заявленных требований 899 760 руб., не являющихся фактическим оказанием услуг по защите (за «вступление в уголовное дело» и в период рассмотрения дела судом кассационной инстанции, в заседании которого адвокат не участвовал); 

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/vzyskanie-raskhodov-na-predstavitelya-po-reabilitatsionnomu-delu/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.