Суд вынес обвинительный приговор

Обвинительные приговор и его виды в уголовном судопроизводстве

Суд вынес обвинительный приговор

Обвинительный приговор представляет собой утвердительный ответ на вопрос о виновности подсудимого в совершении преступления. После его постановления обвиняемый становится осужденным (ч. 2 ст. 47 УПК РФ).

При этом обвинительный приговор ни при каких обстоятельствах «не может быть основан на предположениях» и выносится только при подтверждении виновности подсудимого в совершении преступления необходимой совокупностью исследованных судом в ходе судебного разбирательства доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК РФ).

В отличие от оправдательного приговора обвинительный приговор делится на виды, в силу чего следует говорить не только о видах приговора (оправдательный и обвинительный), но и о видах обвинительного приговора. Уголовно-процессуальный закон (ч. 5 ст. 302 УПК РФ) выделяет три вида обвинительного приговора:

1) обвинительный приговор с назначением наказания, подлежащего отбыванию осужденным;

 2) обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания;

3) обвинительный приговор без назначения наказания.

Обвинительный приговор с назначением наказания представляет собой стандартный вариант, когда суд не только признает подсудимого виновным, но и назначает ему наказание, подлежащее исполнению. В данном случае проявляется неразрывность преступления и наказания – двух базовых конструкций уголовного права, составляющих существо уголовного дела.

Обвинительный приговор с освобождением от наказания является уголовно-процессуальной формой применения материально-правового института освобождения от наказания.

В данном случае суд признает подсудимого виновным, назначает ему конкретное наказание, но освобождает от его исполнения по одному из оснований, предусмотренных УК РФ (например, в связи с болезнью – ст.

81 УК РФ).

Обвинительный приговор без назначения наказания предполагает лишь констатацию виновности подсудимого в совершении преступления. В отличие от обвинительного приговора с освобождением от наказания суд здесь вовсе не переходит к вопросу о наказании, его виде, размере и т.д.

В данном случае преступление остается не только без реального (в виде исполнения), но даже без формального наказания. В каких случаях он постановляется? В очень немногих.

Точнее даже в одном: когда судебное разбирательство проводится в отношении умершего подсудимого, что делает бессмысленным рассмотрение вопроса не только о наказании, но и об освобождении от него, так как мертвого нельзя наказать даже тогда, когда он виновен в совершении преступления.

Это имеет место при проведении судебного разбирательства на основании п. 4 ч. 1 ст.

24 УПК РФ, когда обвиняемый умер, но дело не прекращается в связи с требованиями родственников о его реабилитации, для чего необходимо полноценное производство по делу и судебное разбирательство для решения вопроса о виновности или невиновности умершего в совершении преступления, в котором он обвинялся. Такого рода судебное разбирательство должно завершаться постановлением либо оправдательного приговора, либо обвинительного приговора без назначения наказания.

36. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

После окончания предварительного следствия уголовное дело направляется прокурору для утверждения обвинительного заключения и вынесения представления о соблюдении обвиняемым условий и о выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве.

В случае утверждения обвинительного заключения прокурор выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу.

Судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в особом порядке. При этом в отличие от рассмотрения дела в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, согласие потерпевших на рассмотрение дела не требуется.

Под особым порядком судопроизводства в УПК РФ понимается ускоренное и упрощенное судопроизводство при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. То есть при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в судебном заседании не исследуются доказательства виновности, но исследуются и учитываются данные о личности, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

По смыслу положений ст. 317.7 УПК РФ и ст.

316 УПК РФ одним из условий постановления в отношении подсудимого обвинительного приговора, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, является его согласие с предъявленным обвинением.

В случае если подсудимый не согласен с предъявленным обвинением, суд принимает решение о прекращении особого порядка и назначает судебное разбирательство в общем порядке (п. 15).

По итогам рассмотрения уголовного дела судья постановляет обвинительный приговор, при этом по усмотрению суда подсудимому с учетом положений УК РФ может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное осуждение или он может быть освобожден от отбывания наказания.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, а также выводы суда о соблюдении подсудимым условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве.

В случае если установлено, что лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, предоставило ложные сведения или сокрыло от следователя или прокурора какие-либо иные существенные обстоятельства совершения преступления, суд назначает ему наказание в общем порядке, без применения указанных выше новых положений УКРФ.



Источник: https://infopedia.su/20x753f.html

Обжалование обвинительного приговора. На что обратить внимание? – Статьи – Мнения газеты «Солидарность»

Суд вынес обвинительный приговор

Когда суд первой инстанции оглашает приговор, в 99,5% случаев указывающий на виновность подсудимого (согласно данным Судебного департамента при Верховном суде), начинается так называемый апелляционный период.

Это значит, приговор уже есть, но считается не вступившим в законную силу.

Хотя если обвиняемому была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, а приговор дает ему реальный срок, то под стражу осужденный (а статус “подсудимый” меняется на “осужденный” после оглашения приговора) берется прямо в зале суда и уезжает в СИЗО.

Апелляционный период длится десять дней. В это время стороны защиты и обвинения имеют право обжаловать приговор в вышестоящем суде. Если этого не происходит, то по истечении данного срока приговор вступает в законную силу.

Странная вещь, но многие осужденные считают, что если обжаловать вердикт, то в судебных инстанциях могут разозлиться и дать к отсидке еще больше. Конечно, это в корне неверно. Согласно ст. 389.

24 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), обвинительный приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону, ухудшающую положение осужденного, не иначе как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего.

А наличие апелляционной жалобы только со стороны осужденного исключает возможность увеличения срока.

На что осужденный может жаловаться? Первое – на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 389.16 УПК). На игнорирование судом первой инстанции фактов, на которые указывала сторона защиты, показаний свидетелей, приглашенных защитником, и так далее. Об этом мы неоднократно говорили в предыдущих публикациях.

Второе – на несправедливость приговора ввиду его чрезмерной суровости (ст. 389.18 УПК). То есть когда осужденный в целом не оспаривает фактическую сторону дела, но считает, что с ним обошлись слишком уж строго.

“Пятерочку” он бы отсидел, но вот “десятка” – это явный перебор. Годик-другой по такой жалобе могут скинуть.

Кстати, на основании той же статьи требовать пересмотра наказания вправе и прокурор, но – ввиду чрезмерной мягкости приговора.

Третье – можно оспаривать существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона (ст. 389.17 и 389.18 УПК). Все это логично назвать процедурными нарушениями.

Например, подсудимому не дали последнего слова. Фактически оно ни на что не влияет. Последнее слово – не более чем эмоции, и многие от него отказываются.

Но, согласно УПК, оно – непременный элемент, и без него никак.

Есть еще четвертый, не описанный в кодексах, но весьма любимый многими осужденными аргумент. Название документа – “жалоба” – они воспринимают буквально и начинают жаловаться: на наличие малолетних детей, престарелых родителей-инвалидов, на необходимость содержать семью и тому подобное, считая, что по этим причинам их должны отпустить домой.

Путь, по мнению автора этих строк, тупиковый. Юридического значения эмоции не имеют, а разжалобить вершащего правосудие… У кого как, а у меня давно сложилось впечатление, что судьи работают будто станки по вынесению приговоров, и все человеческое, способное к состраданию, в них если когда-то и было, то давно атрофировалось как граничащее с профнепригодностью.

И давить на жалость бессмысленно, да и некрасиво.

А вот развернуть дело вспять, зацепившись за нарушение судьей первой инстанции исключительно процедурных моментов, – здесь куда больше шансов на успех.

Приведу два примера судебных процессов в отношении профсоюзных лидеров в нашей необъятной стране.

ПРИМЕР ПЕРВЫЙ

Следствие и суд шли долго. Обвинение было серьезным, а срок, выданный к отсидке, солидным.

Апелляционные жалобы профлидера и его защитника расписывали многочисленные несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам.

Но кроме этого, перелистывая в очередной раз многотомное дело при подготовке к апелляционному заседанию, опытный защитник обнаружил не бросавшийся до того в глаза документ.

Дело в том, что на первом заседании суда, когда заслушивалось обвинение и выполнялись прочие формальности, работавший с подсудимым адвокат был занят в другом процессе и явиться не смог. И суд назначил защитника из числа, по сути, первых попавшихся.

Этот один день работы адвоката полагалось оплатить.

Судья в тот же день вынес постановление, в котором было сказано, что “в судебном заседании суда первой инстанции в качестве защитника осужденного профлидера по назначению участвовала адвокат такая-то”.

Рассмотрение дела судом только начиналось. Профлидер находился в статусе подсудимого, и до признания его виновности было еще очень далеко. А судья уже назвал его осужденным. То есть высказал свое мнение относительно судьбы обвиняемого до вынесения приговора.

Статья 61 УПК говорит, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, когда обстоятельства позволяют полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным судом РФ в определении от 01.11.

2007 № 799-О-О, “высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения”.

И поскольку указанная выше позиция судьи первой инстанции по существу предрешила исход разбирательства, тот судья не вправе был рассматривать дело по обвинению профлидера. Несмотря на это, спустя почти год под председательством того же судьи в отношении профлидера был вынесен обвинительный приговор.

На эти процедурные нарушения адвокат указал в дополнение к своей апелляционной жалобе и ходатайствовал об отмене приговора.

Суд второй инстанции нашел доводы защитника о нарушении уголовно-процессуального закона при постановлении обвинительного приговора обоснованными, а рассмотрение дела судьей, заранее высказавшим мнение о виновности подсудимого, – существенным нарушением права профлидера на защиту.

Учитывая, что допущенные в суде первой инстанции нарушения закона затрагивали основополагающие принципы уголовного судопроизводства, их устранение оказалось невозможно в суде апелляционной инстанции. Обвинительный приговор подлежал отмене с направлением уголовного дела на новое разбирательство в тот же суд, но в ином составе.

Всем было понятно, что в материалы уголовного дела вкралась самая обычная описка. Даже не судейская, а секретарская. Но! Процедура была нарушена, а подобное карается вышестоящим судом строго.

ПРИМЕР ВТОРОЙ

В ходе другого судебного процесса другому профлидеру помимо основного наказания в виде реального лишения свободы назначили штраф в сумме 8 млн рублей.

Согласно п. 4 ст. 307 УПК суд в обвинительном приговоре должен указать “мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия”.

Говоря о сроке, суд первой инстанции указал, что “с учетом всех материалов дела, характеристики личности подсудимого, тяжести совершенного им преступления, суд считает возможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого и предупреждения совершения им новых преступлений только при назначении наказания в виде лишения свободы”. Таким образом, мотивы назначения реального срока были понятны. Не будем рассуждать о справедливости, исправлении, предупреждении новых преступлений – это материал для другой публикации.

А вот в отношении штрафа было сказано лишь: “…суд, с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи применяет дополнительное наказание в виде штрафа”. То есть следовала лишь констатация факта без указания мотивов. Интересно, как суд высчитывал имущественное положение…

На отсутствие мотивировки со стороны суда первой инстанции и – следовательно – на неправомерность штрафа защита указала в апелляционной жалобе. Стоит отметить, помимо этого в жалобе указывалось на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела по многим пунктам.

Апелляционной суд, проигнорировав все доводы о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела (и оставив срок отбывания наказания прежним), пошел навстречу осужденному именно в вопросе штрафа. Суд постановил, что решение о необходимости назначения в качестве дополнительного наказания в виде штрафа “в нарушение требований п. 4 ст. 307 УПК не мотивировано и подлежит исключению”.

Таким образом, профлидер поехал отбывать срок на зону, но от выплаты 8 млн рублей был освобожден.

*   *   *

Эти примеры в некоторой мере иллюстрируют работу судов апелляционной инстанции. Можно сделать выводы о том, что к основным доводам защиты они так же глухи, как и суды первых инстанций.

Но нарушения процессуальные со стороны нижестоящих судов караются жестко – отменой отдельных видов наказания или даже целых приговоров. Это лишний раз подтверждает, что формально судебный процесс выстроен в РФ на “отлично”. Грубых нарушений УПК вы не найдете. Внешне придраться не к чему.

Но к аргументам защиты по сути обвинения ни одна судебная инстанция прислушиваться не будет.

Судебный процесс, как правило, превращается в торжество гособвинения. Суд соглашается почти со всеми доводами последнего и игнорирует все доводы защиты. И не имеет особого значения, что именно говорит подсудимый и его защитник, – скорее всего, судом это будет отброшено без объяснений.

Сегодняшним сюжетом мы заканчиваем серию публикаций, основной темой которых было разбирательство в судах первой и апелляционной инстанций, а также типичные ситуации, в которые все чаще попадают профлидеры. Все материалы основывались на реальных событиях и конкретных уголовных делах.

Следующей публикацией мы начнем серию сюжетов, касающихся досудебного уголовного преследования профактивистов (в том числе – задержания, суда по мере пресечения, предъявления обвинения).

И постараемся дать несколько практических советов относительно того, какую тактику применять в ходе допроса, как общаться с соседями по камере и так далее.

Особое внимание следует уделить такому знаковому персонажу, как адвокат, и его роли в досудебном и судебном процессе.

Ведь от тюрьмы, как говорит народная мудрость, зарекаться не следует.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Obzhalovanie_obvinitelnogo_prigovora.html

Из чего состоит обвинительный приговор?

Суд вынес обвинительный приговор
Виталий Пичугин  Источник: http://www.nlplife.ru/ 

Я уже 20 лет читаю приговоры суда по уголовным делам. Нет, я не мазохист, развлекающийся сомнительным чтением, я адвокат. Просто такая работа.

Могу воспроизвести обвинительный приговор суда ещё до самого судебного заседания. Почему? Потому что они все шаблонны и легко предсказуемы.

Причём, независимо от того, доказана вина подсудимого или нет.
Все доказательства невиновности человека обходятся легко и непринуждённо с помощью заученных шаблонных фраз.

Например: «Несмотря на непризнание подсудимым своей вины, его вина в совершении указанных выше преступлений подтверждается совокупностью исследованных судом достаточных доказательств, полученных в установленном уголовно-процессуальным законом порядке и не опровергнутых стороной защиты».  Далее идёт переписка обвинительного заключения, составленного следователем, а также свидетелей, допрошенных в судебном заседании.

В суде свидетель мог рассказывать, что ходил, гулял, небо было голубое, что-то где-то слышал, ничего другого сказать не могу. Будьте уверены, данный свидетель, его показания, будут в приговоре изложены, как доказательство вины подсудимого.

Такие показания приводятся особенно часто, когда нет никаких доказательств вины.

Так и набирается видимость доказательственной базы. Она, как правило, состоит из:
Показаний потерпевшего. Который может просто рассказать, что у него кто-то украл вещи. Заявления потерпевшего, где изложено то же самое.

Далее  несколько свидетелей обвинения, которые сообщают, например,  что им потерпевший рассказал о краже. Туда же показания сотрудников полиции, которых суд также допрашивает в качестве свидетелей.

Полицейские обязательно расскажут, что подсудимого никто не бил, никаких незаконных методов воздействия не применялось.

Напротив, за чашкой чая подсудимый сам поведал, как совершил преступление, а телесные повреждения у него образовались при задержании, от сопротивления оперативным работникам.

Далее суд обязательно напишет: «Кроме того, виновность подсудимого в совершении указанных в описательной части настоящего приговора преступлений, подтверждается исследованными в судебном заседании вещественными доказательствами и письменными материалами дела, содержащими доказательства и сведения, позволившие суду признать их допустимыми». 
Это означает, что суд пролистал уголовное дело, тем самым исследовал письменные доказательства. Посмотрел на порезанную сумку потерпевшей. Всё.

О вопросе признания доказательств допустимыми надо тоже рассказать.

Например, следователь не подписал протокол допроса, не поставил число. Думаете, такой протокол суд признает недопустимым доказательством? Ошибаетесь.В суд вызовут того следователя, допросят в качестве свидетеля. Спросят, было ли следственное действие, такие ли показания давал подсудимый, всё ли было законно и т.п.

«Конечно, всё было законно», – поведает следователь. – «А что не подписал?» – «А забыл», – ответит следователь, и число поставить забыл.
Ну, раз всё законно, чего на такие мелочи обращать внимание.

Суд протокол признает допустимым доказательством и будет на него ссылаться в приговоре, как на доказательство вины подсудимого.

Были вообще «интересные» случаи. Подсудимый не давал никаких показаний, доказательств в деле вообще не было никаких. Судья вызвал следователя в судебное заседание в качестве свидетеля.

Следователь сообщил, что подсудимый показания давать отказался, но в устной беседе сообщил, что…, а дальше полная фантазия следователя, которая соответствует фабуле обвинения.

Суд признал показания данного свидетеля доказательством вины подсудимого и сослался на них в приговоре. Все инстанции, вплоть до Верховного суда, признали это допустимым.

То есть, по логике суда, больше не надо никаких протоколов. Достаточно вызвать следователя, оперативного работника, чтобы они пересказали, что им там устно поведал задержанный.

И не важно, в каком состоянии тогда был человек, которого задержали – пьяный, избитый, с утюгом на пузе, паяльником в… руке. Главное, что полиция всё слышала и от суда скрывать не станет, прямо слово в слово передаст.

Ну и в конце приговора: «С учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления, с учётом сведений о личности подсудимого и обстоятельств дела…», а далее срок наказания.
Есть ли другие приговоры? Есть.

Когда всё понятно, подсудимый признал свою вину, был застигнут с поличным.

Только всё дело в том, что в случае, если подсудимый не признал свою вину, а доказательств обвинения нет, приговор всё равно будет таким же, то есть обвинительным.

Но есть же оправдательные приговоры!

Есть.  Ничтожно мало, в основном, вынесенные судом присяжных. После чего несколько раз отменённые. И, когда суд во второй или третий раз постановит по одному и тому же делу оправдательный приговор, есть шанс, что его больше не отменят. Только это всё равно, что, вылив ведро пресной воды в солёное море, утверждать, что в нём теперь есть пресная вода. Вроде и есть, да море остаётся солёным.

При копировании ссылка на сайт http://nlplife.ru/ обязательна.

Источник: https://www.b17.ru/article/19532/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.