Суд и судопроизводство

История государства и права

Суд и судопроизводство

Юстиция в византийском государстве была неразделима с общей администрацией. В этом заключалась одна из главных особенностей судоустройства империи и его общее отличие от традиций римской юстиции.

Не только юридически управленческая власть была едина с судебной – как на центральном, так и на уровне провинций.

Но и жизненно судопроизводство вели те же чиновники, что входили в административный или финансовый аппарат.

Высшая судебная власть принадлежала императору. В силу своих верховных полномочий, он мог принять к своему рассмотрению (не обязательно личному, а проводившемуся в Государственном Совете) любое дело как гражданской, так и церковной юрисдикции. Со временем установились узаконенные ограничения поводов обращения к императорскому суду.

Здесь разбирались дела, представленные в порядке обращения должностного лица высшей или провинциальной администрации, оказавшегося в затруднении при решении дела из-за нехватки или противоречий в законах. Здесь принимались апелляции на важнейшие дела.

Наконец, император принимал к собственному рассмотрению дела лиц высших сословий в порядке особой их привилегии – общесословной или даже персональной (такая практика прекратилась только в конце XI в.).

Центральная юстиция была рассредоточена. Ею занимался широкий круг высших должностных лиц империи, причем их компетенция не была как-нибудь определена.

Компетенция определялась родом дел, местом жительства, сословной принадлежностью, профессией, вероисповеданием участвующих в деле лиц и многими другими обстоятельствами.

Наиболее вышестоящими (не считая императорского) считались суд великого друнгария, суд председателя административной (чиновной) юстиции, суд первого секретаря императора.

Широкими судебными полномочиями располагал столичный эпарх: ему были подведомственны все дела жителей столицы, полицейские нарушения, совершенные в Константинополе преступления, даже профессиональные и торговые споры.

Дела служащих дворцового ведомства разбирали этериарх и протовестиарий. Споры по налогам, в том числе нарушение налоговых законов, – логофет геникона. Дела по морскому ведомству, преступления моряков разбирались друнгарием флота.

В той или иной степени судебной властью обладали и другие руководители центральных ведомств.

Основную массу дел разбирали низшие суды. В столице это были назначенные чиновники, обладавшие специальными знаниями. В провинции от имени правителя (в ранний период – префекта претория) дела разбирали особые дефенсоры. Позднее были выделены в руководстве фемов также особые фемные судьи.

Особое место в судебной организации занимала церковная юстиция. Ее роль и значение основывались на привилегиях, предоставленных еще в IV в.

императором Константином, и составляли неотъемлемую часть руководящей роли православной церкви в государстве. Суд епископа признавался равным государственному – первоначально при обоюдном согласии сторон, затем бесспорно.

Если дело решалось при участии епископа или при его арбитраже, то апелляции на это решение не допускалось.

С VI в. в компетенцию церковных судов были включены даже обычные гражданские дела, если стороны на это соглашались. Исключительно церковному суду подлежали все священно- и церковнослужители, подвластные церкви и зависимые от нее люди. Нарушения церковных правил людьми всех сословий (исключая высшее сенаторское) также подлежали разбору в церковных судах.

На решения низших судов можно было приносить апелляцию. Традицией стало установленное еще Юстинианом правило, по которому дело можно было рассматривать не более чем в двух инстанциях.

За необоснованную или «плохую» апелляцию жалобщика могли оштрафовать. Градации судебных инстанций были законодательно установлены в Эпанагоге.

Подавая апелляцию, следовало соблюдать подчиненность и соответствие судов.

Судопроизводство в судах первой инстанции было в основном письменным, следуя традиции римского либеллярного процесса.

Суд подразделялся на три условные стадии: в первой определялся предмет спора (при активном участии судьи), во второй приводились доказательства, в третьей выносился приговор или решение. Византийское право выработало новые жесткие требования надежности доказательств.

Оценка показаний свидетелей находилась в прямой зависимости от их сословного статуса: «Свидетели, имеющие звание, или должность, или занятие, или благосостояние, наперед считаются надежными».

Показания лиц рабского сословия, бродяг или неизвестных принимались, только если даны были под пыткой и не оспаривались другими показаниями. В отличие от распространившейся на Западе розыскной процедуры, византийский суд признавал своего рода презумпцию невиновности обвиняемого: «Никто не может быть принуждаем приводить свидетелей против себя самого».

Суд был платным. Дело рассматривалось судьей единолично или коллегиально (в коллегии могло быть и более десятка судей). В силе было мнение большинства по делу. При расхождении каждый из судей выносил свой собственный приговор. В практике судопроизводства приговоры и решения не заключали ссылок на определенный закон, тем более совершенно конкретную норму. Судьи выносили решение свободно.

Но закон подразумевался, упоминался общий институт, имевший отношение к делу, законодательное правило. В целом практика придерживалась и духа, и буквы Василик. В конкретной работе судьи использовали как бы всю совокупность имевшихся многовековых постановлений, в том числе наиболее авторитетных судов или даже персонально судей.

В этом они опирались на особые обзоры состоявшихся судебных решений, тематические справочники по законодательству, разного рода схолии (пояснения). Византийская юридическая наука была тесно связана с практикой, хотя большинство сохранившихся юридических сочинений и комментариев законов составлены профессорами юридических школ.

Источник: https://isfic.info/urhis1/teris87.htm

Суд и судопроизводство

Суд и судопроизводство

Юстиция в византийском государстве была неразделима с общей админист­рацией. В этом заключалась одна из главных особенностей судоуст­ройства империи и его общее отличие от традиций римской юсти­ции.

Не только юридически управленческая власть была едина с су­дебной – как на центральном, так и на уровне провинций.

Но и жизненно судопроизводство вели те же чиновники, что входили в административный или финансовый аппарат.

Высшая судебная власть принадлежала императору. В силу сво­их верховных полномочий, он мог принять к своему рассмотрению (не обязательно личному, а проводившемуся в Государственном Со­вете) любое дело как гражданской, так и церковной юрисдикции.

Со временем установились узаконенные ограничения поводов обраще­ния к императорскому суду.

Здесь разбирались дела, представлен­ные в порядке обращения должностного лица высшей или про­винциальной администрации, оказавшегося в затруднении при ре­шении дела из-за нехватки или противоречий в законах. Здесь при­нимались апелляции на важнейшие дела.

Наконец, император принимал к собственному рассмотрению дела лиц высших сословий в порядке особой их привилегии – общесословной или даже персональной (такая практика прекратилась только в конце XI в.).

Центральная юстициябыла рассредоточена. Ею занимался ши­рокий круг высших должностных лиц империи, причем их компе­тенция не была как-нибудь определена. Компетенция определялась родом дел, местом жительства, сословной принадлежностью, про­фессией, вероисповеданием участвующих в деле лиц и многими другими обстоятельствами.

Наиболее вышестоящими (не считая императорского) считались суд великого друнгария, суд председате­ля административной (чиновной) юстиции, суд первого секретаря императора.

Широкими судебными полномочиями располагал столичный эпарх: ему были подведомственны все дела жителей столи­цы, полицейские нарушения, совершенные в Константинополе пре­ступления, даже профессиональные и торговые споры. Дела служа­щих дворцового ведомства разбирали этериарх и протовестиарий.

Споры по налогам, в том числе нарушение налоговых законов, – логофет геникона. Дела по морскому ведомству, преступления мо­ряков разбирались друнгарием флота. В той или иной степени су­дебной властью обладали и другие руководители центральных ве­домств.

Основную массу дел разбирали низшие суды. В столице это были назначенные чиновники, обладавшие специальными знаниями. В провинции от имени правителя (в ранний период – префекта пре­тория) дела разбирали особые дефенсоры. Позднее были выделены в руководстве фемов также особые фемные судьи.

Особое место в судебной организации занимала церковная юсти­ция. Ее роль и значение основывались на привилегиях, предостав­ленных еще в IV в. императором Константином, и составляли не­отъемлемую часть руководящей роли православной церкви в госу­дарстве.

Суд епископа признавался равным государственному – первоначально при обоюдном согласии сторон, затем бесспорно. Ес­ли дело решалось при участии епископа или при его арбитраже, то апелляции на это решение не допускалось. С VI в.

в компетенцию церковных судов были включены даже обычные гражданские дела, если стороны на это соглашались. Исключительно церковному суду подлежали все священно- и церковнослужители, подвластные церк­ви и зависимые от нее люди.

Нарушения церковных правил людьми всех сословий (исключая высшее сенаторское) также подлежали разбору в церковных судах.

На решения низших судов можно было приносить апелля­цию. Традицией стало установленное еще Юстинианом правило, по которому дело можно было рассматривать не более чем в двух инстанциях.

За необоснованную или «плохую» апелляцию жалоб­щика могли оштрафовать. Градации судебных инстанций были за­конодательно установлены в Эпанагоге.

Подавая апелляцию, следо­вало соблюдать подчиненность и соответствие судов.

Судопроизводство в судах первой инстанции было в основном письменным, следуя традиции римского либеллярного про­цесса. Суд подразделялся на три условные стадии: в первой оп­ределялся предмет спора (при активном участии судьи), во второй приводились доказательства, в третьей выносился приговор или ре­шение.

Византийское право выработало новые жесткие требования надежности доказательств. Оценка показаний свидетелей находи­лась в прямой зависимости от их сословного статуса: «Свидетели, имеющие звание, или должность, или занятие, или благосостояние, наперед считаются надежными».

Показания лиц рабского сословия, бродяг или неизвестных принимались, только если даны были под пыткой и не оспаривались другими показаниями.

В отличие от рас­пространившейся на Западе розыскной процедуры, византийский суд признавал своего рода презумпцию невиновности обвиняемого: «Никто не может быть принуждаем приводить свидетелей против себя самого» («Эклога», XIV, 63).

Суд был платным. Дело рассматривалось судьей единолично или коллегиально (в коллегии могло быть и более десятка судей). В силе было мнение большинства по делу. При расхождении каждый из су­дей выносил свой собственный приговор.

В практике судопроизвод­ства приговоры и решения не заключали ссылок на определенный закон, тем более совершенно конкретную норму. Судьи выносили решение свободно. Но закон подразумевался, упоминался общий институт, имевший отношение к делу, законодательное правило. В целом практика придерживалась и духа, и бук­вы Василик.

В конкретной работе судьи использовали как бы всю совокупность имевшихся многовековых постановлений, в том числе наиболее авторитетных судов или даже персонально судей. В этом они опирались на особые обзоры состоявшихся судебных реше­ний, тематические справочники по законодательству, разного рода схолии (пояснения).

Византийская юридическая наука была тесно связана с практикой, хотя большинство сохранившихся юридиче­ских сочинений и комментариев законов составлены профессорами юридических школ.

Источник: https://studopedia.ru/1_69107_sud-i-sudoproizvodstvo.html

Правосудие, процесс, судопроизводство: соотношение категорий в аспекте концепции судебного права

Суд и судопроизводство

Киминчижи Е.Н., адвокат, г. Белгород.

Проблема судебного права в последнее время все чаще обращает на себя внимание юридического сообщества. Потребность в эффективном правовом регулировании социальных связей, складывающихся в связи с судоустройством и судопроизводством, очевидна. На поисках критериев такой эффективности и основана концепция судебного права.

В литературе неоднозначно решен вопрос о соотношении таких юридических категорий, как правосудие, процесс и судопроизводство, выявление которых являются необходимым условием, в том числе для правильного понимания сущности феномена судебного права. Ряд авторов отождествляет их, другие проводят их различия.

Наибольшее сближение юридического содержания испытывают категории процесса и судопроизводства. Необходимость теоретического осмысления данного предмета вызвана также тем, что при подготовке студентов-юристов ему не уделяется должного внимания. Однако в процессе практической работы требуется четкое представление о данных явлениях.

Рассмотрим соотношение этих категорий применительно к концепции судебного права.

Признавая за судебным правом характер межотраслевой либо самостоятельной юридической науки, юристы в основном отрицают самостоятельность судебного права в качестве нормативного образования в позитивной системе отечественного права . Надо полагать, у сложившейся ситуации имеются объективные предпосылки.

Прежде всего, неуверенное по своей сути объединение всего процессуального права в рамках права судебного как обедняет теорию судебной власти, так и умаляет значение процесса.

При этом на сегодняшний день нет единого мнения даже среди сторонников судебного права о том, входит ли в его состав только процессуальное право либо наряду с ним – и судоустройство . Неприемлемо сводить судебное право исключительно к властным полномочиям судьи, выносящего акт правосудия.

Последнее носит наименование судейского права, проблема которого хотя и входит предметно в науку судебного права (в части пределов судейского усмотрения и юридической природы актов правосудия), но все же не отождествляется с ним.
Широко известно, например, следующее высказывание: “Да, судебное право – комплексная отрасль, но означает ли это, что на единстве трех ее составляющих возможна постановка проблемы создания Судебного кодекса России? Если вопрос так не ставится, то какой практический смысл теории судебного права?” См.: Гражданский процесс / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 1996. С. 26.
Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. С. 16; Попова Ю.А. Совершенствование судебной системы защиты прав человека // Вестник Саратовской государственной академии права. 1999. N 1(16).

Для начала рассмотрим определения, которые приводятся в юридическом словаре .

Правосудие – форма государственной деятельности, которая заключается в рассмотрении и разрешении судом отнесенных к его компетенции дел различных юридических категорий.

Процесс – порядок рассмотрения дел в суде или административных органах, судопроизводство; судебное дело. Как видим, если понятие правосудия противостоит понятию процесса, то последнее дается полностью равнозначным термину “судопроизводство”.

Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева и др. М.: ИНФРА-М, 1999. С. 528, 566, 567.

Судопроизводство как правовое явление охватывает собой правоприменительную деятельность государственных органов судебной власти всех уровней, заключающуюся в решении конкретных задач правового регулирования и осуществляемую в определенной процессуальной форме.

Процесс представляет собой порядок деятельности особого юрисдикционного органа (суда) по разрешению споров и принудительному осуществлению права, а также включает и положительные моменты осуществления прав и обязанностей субъектов определенных (различных) общественных отношений.

Процессуальная норма есть установленное или санкционированное государством общеобязательное правило поведения государственных органов, а также граждан при участии их в процедуре, имеющей целью достижение определенного правового результата или применение норм материального права. Процессуальная норма объективно необходима для эффективного решения вопросов, так как она способствует соблюдению законности при осуществлении субъектами правовых отношений своих прав и обязанностей.

Если прибегнуть к помощи “грубой” терминологии, то судопроизводство выступает как материальный (фактический) аспект судебной деятельности, а процесс – формальный (объективный).

Судебная власть в этом отношении имеет собственную специфику, ибо она осуществляет такую особую форму государственной деятельности, которая организационно оформляется в качестве системы правосудия. Особенности данной формы заключаются в следующем.

Во-первых, ее осуществление нацелено на особую сферу деятельности государства, в которой выкристаллизовываются правозащитные, упорядочивающие и правоприменительные элементы содержания власти, устанавливаются основы фактического и правового равенства всех социальных групп и слоев населения, каждого отдельного гражданина перед судом и законом.

В силу этого сфера правосудия приобретает самостоятельный характер во всей деятельности государства, чем обусловлено ее закрепление в Конституции в качестве отдельного целостного блока. Во-вторых, реализация данной формы имеет четкую направленность на осуществление судебной политики в государстве.

Возможность вычленения именно судебной политики говорит о ее особого рода воздействии на общество в определенной сфере жизни с целью приведения его к желаемым структурным и функциональным характеристикам.

Такое воздействие обеспечивает определенную направленность правоприменения для достижения уголовно-правовой, хозяйственно-правовой, административной, эколого-правовой и прочей охраны прав личности в условиях справедливого устройства общества.

В-третьих, для любой формы государственной деятельности характерно, что через ее посредство происходит осуществление определенных функций государства. Соответственно, правосудие тесно связано с реализацией таких государственных функций, которые четко выражают его конкретное назначение и связаны с необходимостью всемерной защиты права.

При этом данная функция по своему характеру является именно правоприменительной, а не правоохранительной, как считалось ранее. В конкретных функциях выражается предметное содержание правосудия как формы государственной деятельности. Наконец, в-четвертых, осуществление правосудия приобретает качество особой формы государственной деятельности, поскольку оно выражается вовне через соответствующую систему органов государства – судебную систему. Суд “представляет власть, применяющую закон и в этом смысле творящую право, в некотором роде орган розничного отпуска гражданам права и справедливости” .

Энциклопедия государства и права / Под ред. П. Стучки. Т. 3. М., 1925 – 1927. С. 1082.

Процесс есть юридическое отношение между сторонами судопроизводства. (Всякое право, в том числе и процессуальное, в различных формах существует объективно, независимо от нашей воли.

) Традиционно считается, что участником процессуальных отношений является суд .

Однако мы придерживаемся позиции тех авторов, которыми было высказано мнение, что процессуальные отношения могут складываться между отдельными участниками процесса, помимо суда . Процесс и судопроизводство соотносятся как общее и особенное .

См.: Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2004; Осипов Ю.К. Элементы и стадии применения норм советского гражданского процессуального права // Проблемы применения норм гражданского процессуального права. Свердловск, 1976. С. 18; Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. Козлов А.Ф. Место суда среди других субъектов советского гражданского процессуального права // Ученые труды. СОИ. 1966. Вып. 6. С. 148. Масленников М.Я. Административно-юрисдикционный процесс. Сущность и актуальные вопросы правоприменения по делам об административных правонарушениях. Воронеж, 1990. С. 13.

Правосудие традиционно рассматривается в качестве специфической и одной из важнейших функций государственной власти, основанной на принципах верховенства права. Реализация функции по осуществлению правосудия возлагается на специально создаваемые для этих целей органы – суды, система которых призвана претворять в жизнь идеи законности и справедливости.

Деятельность по отправлению правосудия строго регламентирована процессуальным законом. Саму же деятельность судебных органов по отправлению правосудия именуют судопроизводством.

Таково краткое изложение соотношения правосудия – функции, процесса – нормативного регламентирования правосудной функции и судопроизводства – непосредственной (фактической) деятельности суда. При этом характер взаимодействия этих понятий не огранивается рассмотренными аспектами.

сложность, как мы уже указывали, состоит в установлении различий категорий процесса и судопроизводства. Полагаем, что процесс есть прежде всего урегулированная законом деятельность сторон, направленная на достижение истины спорного правоотношения с помощью применения предусмотренных законом средств доказывания.

Процесс составляет предмет процессуального права. Субъекты процесса – стороны, права и обязанности которых состязательно противопоставлены друг другу. Судопроизводство – предмет позитивного судебного права, определяющий принципиальные основы судебной деятельности, полномочия правоприменительной функции суда в материальном смысле .

Субъект судопроизводства – судья. Такой вывод – единственно возможный в условиях состязательности процесса, где суд выполняет “посреднические” функции. Субъект судебного права – судебная власть в лице ее носителей – судей. Отношения с иными лицами строятся по модели абсолютного правоотношения и основаны на императивных принципах .

В уголовном судопроизводстве стороны обвинения и защиты менее свободны в вопросах установления уголовно-процессуальных отношений. Но и для него характерна состязательность. Суд в нем также играет роль посредника . Вовлечение суда в процессуальные взаимоотношения спорящих о праве сторон обусловлено задачами процессуального производства.

Следует отметить, что в отечественной юриспруденции категории судебного процесса и судопроизводства не разделяются, в том числе сторонниками судебного права, в связи с чем они и сталкиваются с проблемой определения предмета судебного права. Единственной известной нам работой, автор которой разделяет указанные категории, является: Рожкова М.А. Основные понятия арбитражного процессуального права. М., 2003. С. 9 и сл. М.А. Гурвич, не отрицая того, что в отдельных случаях процессуальные отношения суда с другими субъектами строятся по принципу сочетания прав с корреспондирующими с ними обязанностями, считает, что процессуальные права по юридической природе являются правами на одностороннее волеизъявление, которым не противостоит соответствующая обязанность, т.е. являются абсолютными (Гурвич М.А. Судебное решение. М., 1976. С. 13 – 38).Для стран обычной системы права (Великобритания, США) такой вывод наиболее справедлив. См. также: Полянский Н.Н., Строгович М.С. и др. Проблемы судебного права / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1983. С. 54 и сл.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/29789-pravosudie-process-sudoproizvodstvo-sootnoshenie-kategorij-aspekte-koncepcii

Правосудие и судопроизводство

Суд и судопроизводство

Судебная власть – это самостоятельная независимая ветвь государственной власти, принадлежащая судам.

Признаки судебной власти:

· Осуществляется только судами (исключительность судебной власти[1])

Президент милует, тех уже над кем свершилось правосудие. ГД амнистирует аналогично, а также обвиняемых, но они имеют право отказаться, и их дело будет рассмотрено компетентным судом.

· Особое положение суда в государстве

v Суды не могут быть произвольно упразднены. Для того чтобы упразднить суд, необходимо внести изменение в тот закон, который этот суд установил (ст. 17 ФКЗ «О СС»). Напр., упразднение ВАС РФ в 2014 г. посредством внесения изменений в Конституцию РФ.

v Особая процедура назначения судей

Правосудие – деятельность по рассмотрению и разрешению дел судами. Судебная власть реализуется через отправление правосудие.

Признаки правосудия:

· Осуществляется только судом

· Осуществляется по специальной процедуре

v Внешняя атрибутика (зал судебного заседания, флаг, герб, мантии)

v Процессуальный порядок деятельности: суд обязан не только применить нужную материально-правовую норму, но следовать процедуре, установленной в процессуальных нормах (ГПК, АПК, УПК, КоАП, КАС). Если не следовать процессуальной норме, то решение суда может быть отменено вышестоящей инстанцией.

· Общеобязательность судебных решений, обеспеченность их неукоснительного исполнения специальной системой мер государственного принуждения: решения судов действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами. Неисполнение судебных актов влечет уголовную и административную ответственность

Судопроизводство – порядок рассмотрения и разрешения дел судами.

Кто? Судебная власть. Что делает? Осуществляет правосудие. Каким образом? Посредством судопроизводства.

Виды судопроизводства:

1. Конституционное (ФКЗ «О КС РФ») – рассмотрение дел о соответствии Конституции федерального и регионального законодательства, а также разрешение споров между органами власти и проверка жалоб граждан.

2. Гражданское (ГПК; АПК) – правосудие по спорам о нарушении личных и имущественных прав граждан и прав юридических лиц. Арбитражные суды разрешают экономические и иные дела в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

3.

Административное (КАС; ГПК, АПК; КоАП) – рассмотрение дел о проступках, посягающих на государственный или общественный порядок, собственность, права и свободы граждан, предусмотренных КОАП и по своему характеру не влекущие уголовное наказание.

4. Уголовное (УПК) – рассмотрение дел о готовящихся или совершенных преступлениях, запрещенных УК РФ под угрозой наказания.

Принципы правосудия:

1. Законность – точное и неукоснительное соблюдение законов всеми лицами (органами гос-ва, должностными лица, гражданами). Иерархия актов.

2. Независимость судей – судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

3.

Равенство всех перед законом и судом – государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации (ст.19 Конституции).

Есть явление неприкосновенности, то есть невозможности подвергнуть лицо ряду принудительных мер (аресту, допросу, обыск) и привлечь к уголовной ответственности без санкции соответствующего компетентного органа, что однако не является исключением из принципа равенства, поскольку неприкосновенность необходима для нормального осуществления профессиональных обязанностей и при этом не влечёт невозможность привлечения лица к ответственности.

4. Гласность – открытое рассмотрение дел с присутствием публики, которой разрешено процесс фиксировать + устность, непосредственность, непрерывность.

5. Равноправие и состязательность сторон – всякий имеющий собственный интерес пользуется равными правами для отстаивания своих интересов и оспаривания позиции противной стороны.

6. Язык судопроизводства

Судопроизводство в КС РФ, ВС РФ, арбитражных судах, военных судах ведутся на русском языке – государственном языке РФ; в других федеральных судах общей юрисдикции могут вестись также на государственном языке республики, на территории которой находится суд.

Мировые судьи – на русском языке либо на государственном языке республики, на территории которой находится суд.

Участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать объяснения на родном языке либо на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

[1] Исключительность в смысле, что другие органы исключаются из правового поля осуществления правосудия.

Источник: https://megaobuchalka.ru/6/42937.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.