Субъекты уголовно процессуального доказывания

Субъекты уголовно-процессуального доказывания, их классификация

Субъекты уголовно процессуального доказывания

Понятие уголовно-процессуального доказывания, его элементы.

Доказательственное право недопустимо отождествлять с теорией доказательств.

Теория доказательств как часть всей науки об уголовном процессе имеет своим предметом изучение методологических и правовых основ достижения истины в уголовном процессе; раскрывает природу доказательств, предмет и пределы доказывания; процесс доказывания и обязанность доказывания; исследует теоретические основания и практическое значение классификации доказательств; отдельные виды доказательств; особенности доказывания в различных стадиях процесса.

Методологическую основу теории доказательств составляют: материалистическая диалектика, включающая учение об истине, путях ее познания, учение о критериях истинности наших представлений об окружающем мире1.

1 В уголовном процессе этот диалектический закон познания выражен в требовании всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст. 20 У ПК).

Теория доказательств на основе этого учения раскрывает содержание познавательной деятельности в уголовном процессе с учетом процессуальных правил, указывает практике пути правильного собирания, проверки и оценки доказательств, условия формирования достоверных выводов по делу.

Теория доказательств имеет важное значение для следственных, прокурорских и судебных органов, ибо для раскрытия преступления, изобличения виновного, его справедливого наказания, а также для того, чтобы не допустить привлечения к уголовной ответственности невиновных, при производстве по каждому уголовному делу необходимо выяснить все существенные для разрешения дела обстоятельства. Задачи уголовного процесса могут быть выполнены только тогда, когда органы предварительного расследования и суд установят истину по уголовному делу.

уголовно-процессуального доказывания.

Понятие доказывания в значительной мере предопределено в ст. 85 УПК. В соответствии со сказанным в ней доказывание – это регулируемая уголовно-процессуальным законом деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, образующих предмет доказывания по уголовному делу.

Доказывание – сложный и непрерывный процесс, охватывающий все стадии уголовного судопроизводства.

В нем выработанные многовековым общечеловеческим опытом гносеологические приемы и способы познания объективной действительности сочетаются с установленными уголовно-процессуальным законодательством правилами, детально регламентирующими надлежащее разрешение уголовных дел при неуклонном обеспечении правомерных интересов общества и государства, а равно при соблюдении прав и свобод лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство в том или ином качестве (подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и т.п.).

С философской точки зрения доказывание при производстве по уголовному делу является не чем иным, как процессом познания, в ходе которого из незнания возникает знание, восстанавливается подлинная картина события или явления, состоявшегося в прошлом, выявляются правда, истина.

Уголовно-процессуальное доказывание не может осуществляться при игнорировании общих гносеологических закономерностей. В нем, как и в других видах человеческого познания, реализуются все элементы такого познания – от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике.

Субъекты доказывания в уголовном процессе, так же как и в другой области познания, осуществляют переход от чувственно воспринятых внешних свойств, фактов и объектов, играющих роль доказательств, к рациональному мышлению – принятию решений об относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств для постановления законного, обоснованного и справедливого решения по существу уголовного дела.

Но уголовно-процессуальное доказывание как познание, осуществляемое в специфических условиях деятельности по выявлению преступлений и изобличению виновных в их совершении, имеет свои, по сравнению с познанием в других сферах, особенности.

Они выражаются прежде всего в том, что закон (УПК) предустанавливает многое из того, к чему можно и нужно прибегнуть при производстве по уголовному делу.

В частности, как отмечалось выше и еще будет многократно отмечаться в последующих главах учебника, он детально регламентирует: предмет доказывания, содержащий, как правило, исчерпывающий перечень обстоятельств, которые необходимо установить для принятия решения по уголовному делу (ст.

73 УПК); средства, с помощью которых возможно установление такого рода обстоятельств, – доказательства, понятие и свойства которых предписываются законом (ст. 74 УПК); способы и методы получения доказательств – следственные и судебные действия, которые могут осуществляться лишь в жестко регламентируемом предписаниями закона порядке; какие конкретно нарушения закона ведут к недопустимости доказательств; каковы должны быть реквизиты протоколов следственных и судебных действий.

Существенная особенность уголовно-процессуального доказывания заключается также в том, что оно должно протекать в условиях, ограждающих права и законные интересы участников процесса: запрещается совершать действия, которые опасны для жизни и здоровья граждан или унижают их честь и достоинство.

При доказывании не допускается производство следственных действий в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, а также применение насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 9, ч. 3-4 ст. 164 и др.

УПК) Доказывание, как отмечено выше, осуществляется во всех стадиях уголовного процесса, начиная со стадии возбуждения уголовного дела вплоть до стадий, призванных обеспечивать проверку приговоров и иных судебных решений, вступивших в законную силу

Субъекты уголовно-процессуального доказывания, их классификация.

Субъектами доказывания принято считать участников уголовного процесса, играющих в доказывании не разовую, эпизодическую, а постоянную, длительную (хотя бы в пределах одной стадии процесса) роль.

Субъекты доказывания, таким образом, — это не все участники уголовного процесса, а лишь те, которые имеют в нем самостоятельный или представляемый процессуальный интерес. Процессуальный интерес может носить публичный или личный характер, поэтому в зависимости от защищаемого интереса субъекты доказывания делятся на две группы.

К первой относятся субъекты доказывания, деятельность которых направлена на защиту публичного интереса, —дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор, государственный обвинитель.

Все это официальные субъекты уголовного процесса, обязанные в силу служебных обязанностей выполнять определенные процессуальные действия и принимать официально-властные решения, например, возбудить уголовное дело, привлечь лицо в качестве обвиняемого, прекратить уголовное преследование или отказаться от его продолжения.

Эти лица вправе применять меры принуждения к другим участникам уголовного процесса в целях пресечения и предупреждения с их стороны действий, препятствующих доказыванию. В то же время, они обязаны обеспечить гарантированные законом права и свободы других субъектов уголовного процесса.

Вторая группа субъектов доказывания включает в себя лиц, имеющих в уголовном процессе непосредственный, личный интерес, поскольку результаты уголовного судопроизводства способны создать для них определенные права и обязанности. К ним относятся подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, а также гражданский истец и гражданский ответчик, лично заинтересованные в исходе уголовного дела.

К этой же группе должны быть отнесены и лица, представляющие в доказывании чужой личный интерес. Это защитник, представитель потерпевшего, а также представители гражданского истца и гражданского ответчика, процессуальная деятельность которых производна от представляемых ими участников уголовного процесса.

Эти субъекты уголовного процесса отличаются от официальных должностных лиц отсутствием каких бы то ни было властных полномочий.

Однако они в состоянии влиять на принимаемые официальными субъектами решения путем реализации принадлежащих им широких прав — заявления ходатайств, представления доказательств, обжалования действий и решений субъектов первой группы.

Источник: https://megaobuchalka.ru/5/37055.html

Вопрос 2. Субъекты доказывания в уголовном процессе

Субъекты уголовно процессуального доказывания

Под доказыванием в уголовном процессе понимается осуществляемая в установленном законом порядке деятельность суда (судьи), прокурора, следователя, дознавателя, при участии иных субъектов уголовного процесса, по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью достоверного установления истины по уголовному делу, а также для выполнения целей уголовного судопроизводства.

Отсюда следует, что обязанность доказывания в уголовном процессе – это долг суда (судьи), прокурора, следователя, дознавателя.

В соответствии с законом все субъекты доказывания можно условно разделить на три группы:

1. Государственные органы и должностные лица, обязанные собирать, проверять и оценивать доказательства.

2. Лица, имеющие право участвовать в доказывании определенных обстоятельств дела.

3. Защитник.

К первой группе субъектов относятся: суд (судья); прокурор; следователь; начальник следственного отдела; дознаватель; орган дознания.

Каждый из перечисленных субъектов осуществляет доказывание в пределах своей компетенции.

Суд необходимо считать субъектом доказывания, когда он исследует обстоятельства дела. Но когда речь идет о доказывании виновности, суд нельзя считать субъектом доказывания, иначе он в таком случае утрачивает функцию разрешения дела. Это приводит к утрате одного из важнейших принципов уголовного процесса – принципа состязательности.

Следователь, предъявив обвинение лицу и собрав доказательства его виновности – осуществляет доказывание. Признав, виновность обвиняемого установленной в полной мере, следователь составляет обвинительное заключение и направляет уголовное дело прокурору (ст. 220 УПК).

Дознаватель, собрав доказательства по уголовному делу, составляет обвинительный акт, утверждает его у начальника органа дознания и вместе с материалами уголовного дела направляет прокурору (ст.225 УПК).

Прокурор, согласившись с обвинительным заключением или обвинительным актом, направляет дело в суд (ст. 221, 226 УПК), а затем в судебном заседании доказывает правильность выводов следователя (дознавателя), поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.

Вторую группу составляют: подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Для них участие в доказывании составляет право, а не обязанность. Они вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств.

Подозреваемый, обвиняемый вправе собирать доказательства в свою защиту, а вправе этого и не делать, поскольку независимо от занятой им позиции, правоохранительные органы сами обязаны выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие его ответственность обстоятельства. Перелагать обязанность доказывания на обвиняемого закон запрещает.

Остальные участники уголовного процесса также имеют право принимать участие в доказывании, используя в качестве метода доказывания истребование и представление предметов и письменных документов.

Право перечисленных лиц участвовать в доказывании дополнительно закреплено в статьях УПК, регламентирующих их процессуальные права и обязанности и не может быть никем ограничено.

Защитник имеет право собирать доказательства методами получения предметов, документов, сведений, опроса лиц (ч.3 ст. 86 УПК).

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство возлагает обязанность доказывания на должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу.

Участники уголовного процесса имеют право принимать участие в доказывании, используя в качестве метода доказывания истребование и представление предметов и письменных документов для приобщения к уголовному делу в качестве доказательства.

Вопрос 3. Характеристика видов доказательств.

Показания подозреваемого, обвиняемого

Показания подозреваемого – сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями статей 187-190 (ст.76 УПК).

Таким образом, как самостоятельный источник доказательства, эти сведения могут быть получены только при проведении таких следственных действий, как допрос.

Предметом показанийподозреваемого могут быть любые обстоятельства из числа предусмотренных ст. 73 УПК РФ включая и его взаимоотношения с другими участниками процесса, свидетелями и т.д.

Условием допустимости показаний подозреваемого является фиксация в протоколе допроса факта разъяснения ему его прав.

Показания подозреваемого, которому перед допросом не были разъяснены положения статьи 51 Конституции РФ, в соответствии с п.18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.

№8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия, судом признаются «полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого», т.е. в соответствии с п.3 ч.

2 ст.75 УПК признаются недопустимыми.

По своей процессуальной природе показания подозреваемого близки к показаниям обвиняемого, отличаясь тем, что подозреваемому еще не предъявлено обвинение, в котором четко формируется инкриминируемое ему преступление.

Поскольку подозреваемому в общих чертах сообщается в совершении какого преступления он подозревается, то и показания его обычно не содержат такой детализации, конкретного изложения фактов и аргументов, как это имеет место в показаниях обвиняемого.

Показания обвиняемого – сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу в соответствии с требованиями статей 173, 174, 187-190 и 275 УПК.

Обвиняемый не несет ответственности за дачу заведомо ложных показаний, если это не связано с заведомо ложным обвинением другого лица в совершении преступления.

Отказ обвиняемого от дачи показаний и дача заведомо ложных показаний не могут также оцениваться как обстоятельства, отрицательно характеризующие его личность.

Обвиняемый вправе не ограничиваться показаниями только по поводу предъявленного ему обвинения. Он вправе давать показания о любых обстоятельствах, перечисленных в ст.73 УПК, а также об иных обстоятельствах, если считает, что они имеют значение для дела.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство рассматривает признание обвиняемым своей вины как рядовое доказательство, требующее подтверждения иными доказательствами. В связи с этим в ч.2 ст.

77 УПК РФ специально указывается на то, что “признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств”.

Игнорирование этого требования, как правило, приводит к необоснованному привлечению лица в качестве обвиняемого и незаконному осуждению.

В практике известно немало случаев самооговора, вызванного самыми различными причинами: психическое заболевание; стремление освободить от уголовной ответственности близкого человека; незаконные методы ведения дознания, предварительного и судебного следствия; желание скрыть совершение другого более тяжкого преступления и т.п. Наконец, в показаниях обвиняемого, признающего себя виновным, возможны ошибки, возникшие вследствие слабости памяти, неблагоприятных условий восприятия или в результате волнения, которое испытал обвиняемый в момент совершения преступления.

Источник: https://studopedia.su/8_24884_vopros--sub-ekti-dokazivaniya-v-ugolovnom-protsesse.html

Курс уголовного процесса

Субъекты уголовно процессуального доказывания

Все участники уголовного процесса принимают то или иное участие в доказывании, но характер и формы этой деятельности различны. Поэтому не всех участников уголовного процесса можно отнести к субъектам доказывания. Скажем, свидетель, безусловно, участвует в доказывании, когда дает показания, но к субъектам доказывания он не относится.

Поскольку, как было показано выше, доказывание состоит из собирания, проверки (исследования) и оценки доказательств (доказывание = собирание + проверка (исследование) – оценка доказательств), будучи при этом делимым, то понятие субъекта доказывания определяется по следующей формуле: субъект доказывания = субъект собирания доказательств + субъект проверки доказательств + субъект оценки доказательств. Иначе говоря, для того чтобы считаться субъектом доказывания, необходимо иметь право осуществлять по крайней мере один из элементов доказывания, хотя в большинстве случаев субъекты доказывания осуществляют все три входящих в доказывание элемента в их совокупности.

Кто вправе собирать доказательства, т.е. совершать следственные действия, принимать решения о приобщении материалов, представленных сторонами, и направлять запросы об истребовании документов? Кто вправе проверять доказательства способами, установленными в ст.

87 УПК РФ, а также исследовать в ходе судебного разбирательства доказательства, собранные в ходе предварительного расследования, принимая решения об оглашении протоколов, показаний и т.п.

? Кто вправе осуществлять юридически значимую оценку доказательств, принимая на ее основе процессуальные решения и отражая результаты этой оценки в их мотивировочной части. Ответ на данные вопросы затруднений не вызывает: во всех случаях речь идет о лицах, ведущих производство по уголовному делу, т.е.

дознавателе, следователе и суде. Они, безусловно, являются субъектами доказывания, поскольку осуществляют собирание, проверку и оценку доказательств, причем обязаны это делать всесторонне, полно и объективно.

Несколько сложнее ответить на вопрос о том, относится ли по действующему законодательству к субъектам доказывания прокурор. В момент принятия УПК РФ прокурор занимал основное положение на предварительном расследовании.

Он не только надзирал за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, в частности давал согласие на возбуждение уголовного дела дознавателю и следователю, но и имел право самостоятельно возбудить уголовное дело, а также, что для нас здесь самое важное, самостоятельно собирать доказательства по любому уголовному делу путем производства отдельных следственных действий или принятия к своему производству дела в полном объеме. Иначе говоря, прокурор относился к числу полноценных субъектов доказывания (ч. 1 ст. 86, ст. 87 УПК РФ и др.). Однако Федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ изменил процессуальное положение прокурора на предварительном расследовании. Он был лишен не только права давать согласие дознавателю или следователю на возбуждение уголовного дела, а также самостоятельно возбуждать уголовное дело и принимать его к своему производству, но и лично проводить следственные и иные процессуальные действия. Тем самым прокурор ныне лишен полномочий самостоятельно собирать доказательства. При этом прокурор по-прежнему утверждает обвинительное заключение и принимает иные процессуальные решения, требующие официальной оценки доказательств, т.е. он продолжает оставаться субъектом оценки доказательств. Таким образом, прокурора можно считать субъектом доказывания лишь в части оценки доказательств, а также тех форм проверки доказательств, которые примыкают к их оценке (сопоставление с другими доказательствами, установление источников и т.п.), но не в части собирания доказательств.

Примерно та же самая логика действует в отношении руководителя следственного органа и начальника подразделения дознания.

Осуществляя ведомственный процессуальный контроль за следователем и дознавателем, они принимают юридически значимые решения (об отмене незаконных постановлений, о даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства о мере пресечения и др.

), для чего обязаны производить официальную оценку доказательств. Однако самостоятельно собирать доказательства они не вправе. Если же руководитель следственного органа и начальник подразделения дознания полностью принимают уголовное дело к своему производству (ч. 2 ст. 39 и ч.

2 ст. 401 УПК РФ), то в процессуальном смысле становятся соответственно следователем и дознавателем, переставая быть для данного уголовного дела «руководителем» и «начальником».

В рамках существующей в российском уголовном процессе конструкции доказывания, характерной для всех континентальных правопорядков, ни обвиняемый (подозреваемый), ни потерпевший, ни иные частные лица, а также те участники уголовного судопроизводства, которые оказывают им профессиональную юридическую помощь, к числу субъектов доказывания не относятся.

Это в полной мере касается и защитника. Вопреки утверждениям, содержащимся в ч. 3 ст.

86 УПК РФ («защитник вправе собирать доказательства»), защитник, как и другие упомянутые выше участники уголовного судопроизводства, не вправе производить следственные действия, решать вопрос о приобщении различных материалов к уголовному делу в качестве доказательств, принимать юридически значимые решения (в том числе по существу уголовного дела), требующие официальной и мотивированной оценки доказательств, и т.д. Тем самым он не собирает, не проверяет и не оценивает доказательства в процессуальном смысле. Иначе говоря, защитник не наделен властными полномочиями, без чего доказывание в уголовном процессе невозможно. Защитник наряду с обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим и др. лишь собирает и представляет «письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств» (ч. 2 ст. 86 УПК РФ), для чего обращается с ходатайством к лицу, ведущему производство по делу, который и принимает соответствующее решение. Можно говорить об участии защитника (как и обвиняемого, потерпевшего, представителя последнего и др.) в доказывании по уголовному делу, но не о том, что он является субъектом доказывания. Указанный подход связан еще и с тем, что российский уголовный процесс, как и остальные континентальные уголовно-процессуальные системы (французская, германская, швейцарская и др.), отвергает так называемое «параллельное расследование защиты», которое пытаются развивать представители англосаксонской уголовно-процессуальной семьи1Впрочем, и там оно в большей степени является мифом, поскольку, как уже отмечалось, защита ни в одной стране не вправе ограничивать конституционные права личности и применять различные меры процессуального принуждения (это прерогатива публичных властей), без чего ни о каком эффективном расследовании в современных условиях говорить не приходится..

К вопросу о субъектах доказывания тесно примыкает проблема так называемого бремени доказывания (onus probandi). На ком лежит бремя доказывания? Иначе говоря, кто обязан доказать все обстоятельства, входящие в предмет доказывания?

Хрестоматийная уголовно-процессуальная формула, отраженная в ч. 2 ст. 14 УПК РФ, гласит, что «бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения». В то же время данная формула при всей своей уголовно-процессуальной очевидности нуждается в определенных уточнениях.

Она безоговорочно верна только применительно к тем правопорядкам, которые полностью отрицают принцип объективной (материальной) истины вместе с активной ролью суда в доказывании по уголовным делам и причисляют органы расследования исключительно к стороне обвинения, не возлагая на них обязанности всестороннего, полного и объективного расследования обстоятельств уголовного дела. Понятно, что речь идет об англосаксонских уголовно-процессуальных системах (Англия, США и др.). Здесь бремя доказывания действительно лежит по общему правилу на обвинении, хотя логика чистой состязательности неизбежно приводит к тому, что в некоторых случаях бремя доказывания переходит на защиту по принципу reus in excepiendo fit actor (лат. при выдвижении возражений ответчик становится истцом), характерному для гражданского процесса.

Применительно к континентальным уголовно-процессуальным системам приведенную формулу следует понимать иначе: здесь бремя доказывания лежит на государственных органах, осуществляющих производство по уголовному делу, т.е.

на дознавателе, следователе, прокуроре и суде, которые обязаны во всех случаях собирать, проверять и оценивать доказательства всесторонне, полно и объективно.

Понятно, что такой подход обусловлен приверженностью принципу материальной (объективной) истины, активной ролью в доказывании суда и отказом рассматривать органы следствия, дознания и прокурора в качестве лишь «стороны», действующей исключительно в интересах обвинения.

Российский уголовный процесс, невзирая на давно ведущуюся теоретическую полемику вокруг принципа объективной (материальной) истины, придерживается континентального подхода, поэтому возлагает обязанность доказать обстоятельства, входящие в предмет доказывания, т.е. бремя доказывания, на дознавателя, следователя, прокурора и суд (ст. 85, 86 и др. УПК РФ).

В то же время бремя доказывания ни при каких обстоятельствах не может быть переложено на сторону защиты. Это важнейшее положение закреплено в ч. 2 ст. 14 УПК РФ, которая гласит, что «подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность».

Строго говоря, следующий за этими словами тезис о том, что «бремя доказывания лежит на обвинении» следует понимать в рамках российского уголовного процесса не в плане утверждения (дескать, бремя доказывания лежит на некоей «стороне» обвинения), а в плане отрицания: бремя доказывания может лежать на любых государственных органах, включая суд, но только не на стороне защиты. Следует также обратить внимание на то, что в отличие от многих западных уголовно-процессуальных систем в России запрет перелагать бремя доказывания на сторону защиты является абсолютным и не знающим никаких (даже локальных) исключений.

Источник: https://isfic.info/ugpro/prockurs82.htm

Субъекты доказывания: классификация, полномочия

Субъекты уголовно процессуального доказывания

Собирание доказательств – это осуществляемая с соблюдением форм и способов, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, деятельность субъектов доказывания по обнаружению источника сведений, необходимых для установления обстоятельств, предусмотренных ст.

73 УПК, извлечению и закреплению необходимой информации. Проверку доказательств правомочны выполнять только должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу: дознаватель, следователь, прокурор и суд (судья). Иным указанным в ст.

86 УПК участникам уголовного процесса таких полномочий законом не предоставлено.

Оценка доказательств – это мыслительная, логическая деятельность дознавателя, следователя, прокурора и суда по определению относимости, допустимости и достоверности каждого доказательства и их достаточности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и принятия процессуального решения по уголовному делу

Субъекты доказывания – это участники уголовного судопроизводства, осуществляющие доказательственную деятельность или отдельные ее элементы (представление, собирание, проверку и оценку доказательств) с целью установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела

Субъекты уголовного процесса:

· участники, осуществляющие функцию обвинения по уголовному делу;

· участники, осуществляющие функцию защиты;

· участники, выполняющие функцию разрешения дела;

· иные участники, способствующие осуществлению задач уголовного судопроизводства.

по отношению субъектов к обязанности доказывания они подразделяются на:

а) лиц, несущих обязанность доказывания;

б) лиц, на которых лежит обязанность лишь участия в доказывании;

в) лиц, освобожденных от такой обязанности.

По пути получения знаний о рассматриваемых обстоятельствах и цели доказывания субъекты делятся на две основные группы:

а) органы суда, прокуратуры и предварительного расследования;

б) иные участники процесса.

Руководствуясь сформулированным определением понятия субъектов доказывания и классификацией участников уголовного процесса на основе действующего уголовно-процессуального закона:

· субъекты уголовно-процессуального доказывания со стороны обвинения – например, прокурор (государственный обвинитель), следователь, дознаватель, частный обвинитель;

· субъекты уголовно-процессуального доказывания со стороны защиты – например, подозреваемый, обвиняемый, их защитники и (или) законные представители;

· суд как орган, осуществляющий правосудие и разрешающий дело по существу.

Субъекты доказывания могут также быть разделены на три группы по их роли в процессе:

· субъекты, на которых закон возлагает обязанность доказать определенные обстоятельства (в уголовном процессе, например органы, проводящие расследование, а в судебном заседании обязаны доказать виновность обвиняемого в совершении преступления);

· субъекты, правомочные оценивать доказательства и принимать на этой основе процессуальные решения (суд – во всех вида процесса; органы расследования и прокурор – в уголовном процессе до передачи дела в суд и проч.);

· субъекты, представляющие доказательства (в том числе свидетели и эксперты).

Значение иных участников процесса доказывания

Частный обвинитель решает, инициировать ли уголовно-процессуальные правоотношения посредством подачи заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения, либо не поступать подобным образом.

Частный обвинитель с момента подачи данного заявления становится возможным субъектом уголовной ответственности за заведомо ложный донос, однако он не может быть привлечен к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности доказывания, которая возможна в отношении публичных субъектов доказывания.

Мировой судья придает представленным частным обвинителем первоначальным сведениям о преступлении юридическую форму, поскольку «говорить о наличии возбужденного дела частного обвинения можно только с принятием заявления потерпевшего мировым судьей к своему производству».

Ни частный обвинитель, ни подсудимый не вправе самостоятельно, вне рамок судебного заседания допрашивать свидетелей. Они представляют суду списки лиц, подлежащих, по их мнению, допросу в этом качестве. Разумеется, во время судебного заседания они участвуют в процессе доказывания на всех его этапах.

Целью деятельности адвоката является обеспечение прав и законных интересов представляемого участника уголовного процесса. Наиболее широкие полномочия предоставлены адвокату, защищающему подозреваемого или обвиняемого.

«предоставляя защитнику право собирать и предоставлять доказательства, законодатель попытался еще раз совместить несовместимое, смешав состязательную и инквизиционную (розыскную) форму уголовного процесса». В соответствии с ч. 3 ст.

86 УПК, защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребовании справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

адвокат-защитник собирает не доказательства, а лишь предметы и документы, которые могут в дальнейшем признаваться доказательствами публичными субъектами уголовного процесса: «Сторона защиты в состязательном предварительном следствии осуществляет лишь поиск доказательственной информации, что логически дополняется правом заявления ходатайств об исследовании этих данных судом, правом на участие в таком исследовании». Права защитника подобны правам подсудимого и позволяют ему в судебном разбирательстве: участвовать во всех процессуальных действиях, предусмотренных законом и предпринимаемых судом; высказывать доводы и мнения по поводу любого вопроса, подлежащего разрешению в суде; представлять информацию, предметы и документы, могущие при соблюдении процедуры исследования и оформления быть принятыми судом в качестве доказательств по делу; обосновывать позиции в прениях; приносить замечания на протокол судебного заседания. Полномочия адвоката по осуществлению им своей профессиональной деятельности регламентируются как Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так и статьями 45, 49, 53, 55, 56, 61, 62 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии; опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь; собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи; беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности; фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну; совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации. Участие защитника на досудебных стадиях и в суде следует рассматривать как единую процессуальную деятельность, в ходе которой участие защитника при производстве следственных действий в стадии предварительного расследования и в судебном заседании является его (защитника) непосредственным участием в процессе доказывания. Кроме того, установленные законом права стороны защиты в процессе доказывания нельзя рассматривать в отрыве от содержательной трактовки самого понятия обязанности доказывания, лежащей на стороне обвинения. Поскольку защитник не наделен правом проведения расследования, то он может привлекать специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, а также для формирования с целью постановки через следователя и суд вопросов эксперту.

 В соответствии с ч. 1 ст.

58 УПК, специалист – это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном законом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. А. Соловьев убежден, что «специалист, в сущности, проводит параллельную экспертизу по инициативе и в интересах стороны защиты и может вести научную дискуссию с официально назначенным экспертом». Специалист играет в доказывании важную роль, оказывая его субъектам помощь в формировании доказательств, а также в их проверке. В отличие от эксперта, его деятельность может осуществляться и самими субъектами доказывания, но в этом случае никакого совмещения процессуальных функций не будет.

Процессуальная фигура эксперта возникает в связи с назначением судебной экспертизы органом предварительного расследования или судом (ст. 57 УПК). В соответствии с ч. 1 ст. 80 УПК, заключение эксперта – это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом субъектами доказывания.

Заключение эксперта с точки зрения доказательственного права – это письменный документ, составленный экспертом по результатам произведенных им специальных исследований соответствующих объектов и содержащий сформулированные в связи с этим ответы на поставленные сторонами вопросы. По мнению Е.В.

Селиной, «экспертное заключение – это источник доказательств, в котором сведения о фактах предстоят в виде выводов сведущего лица, произведшего исследование доказательств и иных объектов, предоставленных ему следователем (дознавателем, прокурором, судом) для исследования об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, о которых ему были поставлены вопросы». А.Р.

Белкин полагает, что эксперт не только исследует доказательства, в том числе и в судебном разбирательстве, но иногда вынужден и собирать их – при работе с микрообъектами, а также при получении образцов для сравнительного исследования при производстве некоторых экспертиз.

Хотя рассматривать экспертизу как способ собирания или как способ проверки доказательств представляется некорректным, так как в процессе производства экспертизы возникают новое знание, новые выводы, которые могут подтверждать или опровергать уже имеющуюся информацию, а могут устанавливать обстоятельства дела, до этого не установленные.

помимо признания подобного заключения эксперта не имеющим доказательственного значения, такие самовольные действия эксперта должны послужить основанием для его отвода либо наложения судом денежного взыскания.

Исходящие от специалиста сведения в процессуальном значении не могут быть равнозначны экспертному заключению, поскольку являются мнением специалиста, основанном на его специальных познаниях, а не на проведенных им исследованиях. По смыслу закона эксперт не является субъектом доказывания, и в литературе обычно его таковым не считают.

При даче заключения эксперт оценивает фактические данные, содержащиеся в материалах дела, представленных ему для решения экспертной задачи. Без такой оценки в ряде случаев он не в состоянии дать заключение, поскольку процесс экспертного исследования требует оценки исходных данных, среди которых важное место занимают доказательства по делу.

Следует отметить, что доказывание вряд ли способно достичь своей цели без участия в нем субъектов, не относящихся ни к одной из сторон уголовного процесса, да и по определению не могущих относиться к ним. Не являясь субъектами доказывания, эти участники во многом способствуют достижению его пределов, помогают сторонам добиваться правомерного позитивного результата по делу.

Свидетели – это те лица, которым, по мнению субъектов доказывания, могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которые вызваны для дачи показаний (ч. 1 ст. 56 УПК). По смыслу правовой нормы, содержащейся в ст. 56 УПК, свидетель вызывается для дачи показаний.

Однако он привлекается к участию и в производстве других, помимо собственно допроса, следственных действий, к которым необходимо отнести очную ставку, проводимую следователем для устранения существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц по поводу устанавливаемых обстоятельств по уголовному делу. Свидетель должен участвовать также в проверке его показаний на месте.

Следователь может предъявить ему для опознания лицо, предмет или труп. К производству следственных действий, в том числе с участием свидетелей, в необходимых случаях следователь или суд привлекают переводчика – лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода.

Учитывая, что в уголовном процессе не допускается совмещение процессуальных функций и наделение одного лица процессуальными полномочиями нескольких участников, «переводчиком может быть абсолютно нейтральное и беспристрастное лицо, не имеющее личной заинтересованности в исходе уголовного дела».

С целью оптимизации процесса получения сведений об обстоятельствах преступления следователь должен перед допросом побеседовать с привлекаемым переводчиком, при необходимости разъяснить ему суть и значение определенных правовых терминов, а также подготовить психологически к участию в следственном действии. В производстве многих следственных действий принимают участие понятые – лица, которые, как и переводчик, не заинтересованы в исходе уголовного дела, и привлечены следователем, дознавателем или прокурором для удостоверения факта производства следственного действия, а также его содержания, хода и результатов (ч. 1 ст. 60 УПК). Участие понятых в производстве отдельных следственных действий призвано, как представляется, обеспечить доверие к полученным доказательствам по уголовному делу, поскольку нормативно презюмируется большая достоверность фактической информации. В уголовном процессе принимают участие и другие лица, однако их значение для процесса доказывания не столь всеобъемлюще.



Источник: https://infopedia.su/20x754f.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.