Субъекты уголовно процессуального доказывания понятие и виды

Доказывание как разновидность познания. Цель доказывания. Особенности уголовно-процессуального доказывания

Субъекты уголовно процессуального доказывания понятие и виды

⇐ Предыдущая36373839404142434445Следующая ⇒

Особенности уголовно-процессуального доказывания как разновидности познания:

1) процесс доказывания осуществляется специальными субъектами (дознаватель, следователь, прокурор и суд и иные субъекты);

2) ограничен временными пределами. Так ст. 162, ч. 3 ст. 223 УПК РФ устанавливают процессуальные сроки производства по уголовному делу;

3) средства доказывания строго определены УПЗ – следственные действия;

4) носит удостоверительный характер, что означает:

а) обязанность удостоверения в полученном доказательстве следующего адресата доказывания (недостаточно познать сведения о факте для себя, необходимо убедить в этом иного субъекта: прокурора, суд, общество);

б) полученные сведения о факте необходимо удостоверить (закрепить, зафиксировать) предложенным в УПК РФ источником доказательств, что создает необходимые условия для их проверки и оценки с точки зрения доброкачественности;

5) обеспечивается государственным, уголовно-процессуальным принуждением («Меры процессуального принуждения»). При этом каждое следственное действие предусматривает возможность применения уголовно-процессуального принуждения: привод не являющегося без уважительных причин свидетеля; вскрытие помещений при обыске и др.);

6) наличие в пределах и за пределами уголовного судопроизводства лиц, заинтересованных в результатах доказывания (потерпевший, обвиняемый, их связи и др.), что, соответственно, должно учитываться при оценке полученных доказательств;

7) законодательное закрепление обязанности доказывания.

8) предмет познания ограничен законом (ст. 73 УПК), который дает строгий обязательный перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию;

9) обязательность принятия, то есть использование результатов доказывания

Таким образом, уголовно-процессуальное доказывание, как разновидность познания, опирается на общие законы гносеологии, но имеет существенные особенности, определяющие его специфику. В первую очередь, это цели, субъекты, средства, процедура и результаты познания.

Цель доказывания — установление объективной истины, содержанием которой являются фактические обстоятельства, характеризующие расследуемое событие, т.е. объективная реальность, а не субъективное представление о ней.

Установить в уголовном деле объективную истину — это значит признать, что выводы органа расследования и суда по вопросам, подлежащим решению по существу дела (было ли совершено преступление, совершил ли его обвиняемый, какова форма его вины, есть ли по делу смягчающие или отягчающие его вину обстоятельства), сделаны в соответствии с действительностью, с реальными фактами.

Исследование обстоятельств уголовного дела по своей гносеологической природе не отличается от исследования в других областях познания. В уголовном процессе исследуются определенные факты и отношения объективной действительности.

Выяснив со всей полнотой и тщательностью фактические данные, связанные с рассматриваемым делом, органы следствия и суд из совокупности их должны сделать вывод о том — имели ли место в действительности эти факты и отношения, о всех существенных обстоятельствах их.

Установление обстоятельств дела такими, какими они были в действительности, составляет содержание объективной истины.

В уголовном судопроизводстве, которое детально и полно урегулировано уголовно-процессуальным законом, процедура установления истины осуществляется в форме процесса доказывания, в порядке, установленном доказательственным правом, и с использованием предусмотренных законом средств.

Поскольку событие преступления всегда относится к прошлому, необходимо установить его картину, реконструировать ее путем нахождения и использования доказательств. Доказывание, как содержание уголовно-процессуальной деятельности, имеет своей целью познание истины, т.е.

установление фактов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела (ст. 3,4,13, 20,223', 309 УПК).

Основу правовых гарантий установления истины составляет система правовых принципов судопроизводства, каждый из которых имеет определенное значение в обеспечении истинных выводов.

Установлению истины способствует разделение процессуальных функций субъектов уголовного процесса.

Для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела важное значение имеет прохождение дела по стадиям, каждая из которых выполняет определенную роль в собирании, проверке и оценке доказательств.

Особое место среди всех стадий уголовного процесса занимает судебное разбирательство в суде первой инстанции.

Учитывая, что признание лица виновным, а также назначение ему наказания вверено только суду первой инстанции, закон определяет такие условия рассмотрения дела судом, которые создают наиболее благоприятные условия для достоверного познания обстоятельств дела. Это устное, непосредственное рассмотрение дела в условиях равноправия сторон состязательности и решения дела независимым судом

Освидетельствование (понятие, основания, процессуальный порядок, процессуальное оформление; пределы принуждения при освидетельствовании; оформление протокола освидетельствования, проводимого с участием специалиста).

Освидетельствование – это следственное действие, состоящее в наружном осмотре тела человека в целях обнаружения следов преступления, особых примет, телесных повреждений, а также выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы.

В результате воздействия каких-либо веществ, связанных с преступлением, на теле человека могут образоваться имеющие значение для дела следы (пятна крови, спермы, микрочастицы почвы, растительности, волокна, частицы химических веществ, применявшихся при совершении преступления и т.д.), а также телесные повреждения (следы ранений, укусов, ожогов, ссадин, царапин), которые можно обнаружить путем визуального осмотра.

Часто для идентификации личности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля важное значение имеют особые приметы – родимые пятна, татуировки, дефекты тела, следы ранее перенесенных операций и т.д.

Освидетельствование может осуществляться также для выявления у лица алкогольного, наркотического, токсикологического опьянения или определения других физиологических состояний. Об этом могут свидетельствовать запах изо та, состояние глаз, нарушение координации движений и т.п.

Иными свойствами и признаками, имеющими значение для дела, могут быть, например, признаки, указывающие на определенный род занятий освидетельствуемого – мозоли на руках, возникшие в результате определенных действий, особая окраска кожных покровов, связанная с производственной деятельностью и т.п.

Освидетельствованию может быть подвергнут обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, а также свидетель с его согласия. Однако в тех случаях, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности показаний свидетеля, его согласия на производство в отношении его освидетельствования не требуется.

Данное следственное действие затрагивает личную неприкосновенность граждан, поэтому в законе установлены специфические правила его проведения, а также гарантии защиты прав, чести и достоинства освидетельствуемого.

При освидетельствовании не допускаются действия, унижающие достоинство или создающие опасность для здоровья освидетельствуемого лица.

О производстве освидетельствования выносится постановление, обязательное для лица, в отношении которого оно вынесено.

В случае необходимости следователь может привлечь к участию в производстве освидетельствования врача или другого специалиста.

Перед освидетельствованием следователь оглашает постановление и разъясняет участникам следственного действия их права и обязанности.

Следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если оно сопровождается обнажением данного лица. В этом случае освидетельствование производится врачом. При этом фотографирование, видеозапись и киносъемка проводятся только с согласия освидетельствуемого лица.

О производстве освидетельствования составляется протокол. Во вводной части указываются фамилии, имена, отчества всех участников следственного действия, условия освидетельствования (в каком помещении, в какое время суток, освещенность и т.д.). В протоколе должен быть отражен факт разъяснения участникам освидетельствования их прав и обязанностей.

В описательной части перечисляются все действия следователя (или лица, производящего освидетельствование вместо него), а также все обнаруженное в той последовательности, как оно наблюдалось в ходе следственного действия. Протокол подписывается всеми участниками освидетельствования, которые вправе требовать внесения в него дополнений и поправок.

Билет № 19

⇐ Предыдущая36373839404142434445Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-09-06; просмотров: 9289. Нарушение авторских прав

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://studopedia.info/7-16049.html

Понятие и предмет уголовно-процессуального доказывания

Субъекты уголовно процессуального доказывания понятие и виды


В статье рассмотрены точки зрения ученых на понятие доказывания в уголовном процесс, понятия предмета доказывания, влиянию предмета доказывания на процесс доказывания, а также законодательному регулированию уголовно-процессуального доказывания.

Ключевые слова: доказывание, доказательства, предмет доказывания, результат процесса доказывания, обстоятельства, подлежащие доказыванию в уголовном деле.

Общеизвестно, что процесс доказывания является главной частью расследования любого уголовного дела, его «сердцевиной», так как именно от его результатов напрямую зависит решение главного судебного вопроса — о виновности или невиновности лица, квалификации содеянного.

И, соответственно, с ним же связано назначение виновному справедливого и соразмерного наказания.

Указанное обуславливается значимостью и важностью деятельности по изобличению виновного путем качественного сбора доказательственной информации, ее оценки и, при необходимости, перепроверки, с целью установления объективной истины по делу [17, c. 83].

Современное состояние уголовно-процессуальной науки свидетельствует, что сегодня существует необходимость в теоретических исследованиях, способствующих разрешению различных правовых вопросов при производстве по уголовным делам.

В связи с чем, особую актуальность имеют научные разработки, посвященные совершенствованию важных институтов уголовно-процессуального права, к числу которых следует отнести и институт допустимости доказательств в уголовном процессе.

Уголовно-процессуальное законодательство [1] не установило понятия доказывания. В ст. 85 УПК РФ указано, что доказывание заключается в собирании, проверке и оценке доказательств для определения обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, то есть определяется только элементы (структура) процесса доказывания.

Сегодня в уголовно-процессуальной науке среди правоведов не имеется единообразия относительно понятия и сущности категории «уголовно-процессуальное доказывание».

Так, одними правоведами под доказыванием понимается непосредственное и опосредованное познание события прошлого времени, которое осуществляется органами предварительного расследования, судом в процессуальной форме посредством собирания, проверки и оценки доказательств [7, c. 9].

Отдельные правоведы указывают на то, что в уголовно-процессуальном доказывании следует выделять аспекты познания и единой мыслительной деятельности, где, исходя из этапа доказывания по делу либо от функции субъекта в уголовном производстве на первый план выступают или доказывание-собирание, проверка и оценка доказательств, или доказывание — обоснование выводов и решений по уголовному делу, к которым приходят лица, проводившие доказывание [9, c. 22].

С позиции В. С. Балакшина, в качестве уровней доказывания выступают: информационно-накопительный; фактосинтезирующий; логико-аналитический уровни [2, c. 100]. А. А. Старченко отмечает, что доказывание в уголовном процессе не всегда совпадает с уголовно-процессуальным познанием [16, c. 19].

Отдельные правоведы говорят о том, что доказывание следует рассматривать как самостоятельный элемент уголовно-процессуального познания по уголовному делу. Познание и доказывание отличаются по объёму деятельности, по участникам, а также по оформлению итогов доказательственной деятельности [8, c.

11].

С позиции Р. В. Костенко, доказывание в уголовном процессе является основной формой уголовно-процессуального познания, для которой свойственна система особых черт и характеристик [7, c. 11]. К числу данных характеристик следует отнести:

– наличие одновременно познавательного и удостоверительного уровней;

– ограниченный круг обстоятельств дела, которые имеют материально-правовой характер и выступают в качестве оснований применения положений материального права, образующий предмет доказывания;

– определённая цель — объективная истина;

– применение в качестве средств уголовно-процессуального доказывания только доказательств.

Р. С. Белкин, А. И. Винберг указывают, что в уголовном судопроизводстве наряду с доказыванием имеется также и такой путь познания, как восприятие отдельных фактов, действий, событий. Например, ряд фактов, которые входят кроме события преступного деяния в состав предмета доказывания, доступен для восприятия их органом предварительного расследования и судом [3, c. 6].

Б. А. Миренский считая, что «доказывание — сложный процесс, пронизывающий всю уголовно-процессуальную деятельность и обеспечивающий осуществление задач уголовного судопроизводства путем установления истины по делу», к ряду элементов доказывания относит также установление доказательств [12, c. 55]. Однако, Б. А.

Миренский на установление доказательств смотрит не в качестве отдельного элемента доказывания, а как на составную часть элемента собирания доказательств. По мнению Б. А. Ражабова, эта мысль спорная, и к ней нельзя присоединиться.

Потому что установление доказательств по своему значению должно выражаться в качестве самостоятельного элемента доказывания [14, c. 39].

Н. В. Пальчикова указывает, что доказывание состоит из трех элементов, а именно, из: собирания, проверки и оценки доказательств [13, c. 12]. В. С. Балакшин разделяет доказывание на 4 элемента: собирание, закрепление, проверку и оценку доказательств [2, c. 76].

По мнению И. А.

Грудинина «доказывание подразумевает под собой урегулированную уголовнопроцессуальным законом деятельность, представляющую собой единство познавательного и удостоверительного моментов и осуществляемую субъектами доказывания для выявления всех обстоятельств предмета доказывания и, в конечном счете, установления объективной истины по делу путем собирания, проверки и оценки доказательств, а также их использования при обосновании версий события преступления и правомерности принятия уголовно-процессуальных решений [5, c. 14].

С. А.

Лубин считает, что «доказывание — это поиск и представление, с соблюдением правил и процедур уголовно-процессуального закона, фактических данных о познанной сущности, заключенной в следах преступления.

Цель доказывания по уголовному делу — это формирование системы доказательств, которая позволяет принять обоснованное уголовно-процессуальное решение (по конкретным материалам)» [10, c. 15].

Всевозможные суждения относительно понимания сущности доказывания в уголовном процессе указывают на то, какой сложной по содержанию выступает познавательная деятельность органов уголовного судопроизводства по установлению обстоятельств преступного посягательства.

Весь процесс доказывания зависит от правильного определения понятия предмета доказывания. Понятие предмета доказывания также является дискуссионным. Так, Б. Т. Безлепкин дает наиболее краткое определение понятию предмета доказывания, определяя его как «совокупность обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ» [4, c. 66].

С. В. Зуев, К. И. Сутягин указывают, что предмет доказывания — это совокупность обстоятельств, которую необходимо установить для правильного рассмотрения уголовного дела [6, c. 83].

С позиции А. П. Рыжакова, под предметом доказывания следует понимать «полный перечень обстоятельств, в обязательном порядке подлежащих установлению и подтверждению (их наличия либо отсутствия) с использованием доказательств по каждому направляемому в суд уголовному делу» [15, c. 215].

Наиболее полное определение дано М. М.

Михеенко в его научных работах, согласно которому предмет доказывания — это такая совокупность предусмотренных уголовно-процессуальным законом обстоятельств, установление которых необходимо для разрешения заявлений и сообщений о преступлении, уголовного дела в целом или судебного дела в стадии исполнения приговора, а также для принятия процессуальных профилактических мер по делу [11, c. 54].

Каждое конкретное преступление и связанные с ним обстоятельства, подлежащие обязательному выяснению при производстве по делу, представляет собой совокупность фактов, имевших место в реальной действительности.

При этом каждое из упомянутых в законе «обстоятельств» обычно выражается не в одном конкретном факте, а в серии их. И поэтому по конкретному делу обычно подлежит установлению большее число различных фактов.

Итак, предмет доказывания следует определять, как совокупность обстоятельств, которые нужно в обязательном порядке установить в рамках расследования каждого уголовного дела в целях достижения задач уголовного процесса, указанных в ст. 6 УПК РФ

Таким образом, в соответствии с приведенными взглядами правоведов, можно заключить, что доказывание состоит в установлении, собирании, проверке, оценке и использовании доказательств с целью установления истины об обстоятельствах, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения дела.

Предмет доказывания представляет собой обобщенное выражение объекта уголовно-процессуального познания, осуществляемого при производстве по уголовному делу путем выявления, закрепления, проверки и оценки фактов и обстоятельств в качестве доказательств. В целом, процесс доказывания — это одна из важнейших частей уголовно-процессуальной деятельности правоохранительных органов.

Исследование понятия и содержания процесса доказывания, эволюционные изменения, вкладываемые в данные понятия, несомненно, занимали и занимают ведущее место в системе уголовно-процессуального права. Понятие процесса доказывания на протяжении всего эволюционного развития продолжает оставаться дискуссионным.

При этом следует учитывать, что правовое понятие должно органично вписываться в конструкцию правовой теории и должно быть наделено единым смыслом.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/307/69246/

Предмет познания и предмет доказывания по уголовному делу

Субъекты уголовно процессуального доказывания понятие и виды

Предмет доказывания, определяющий круг исследуемых по уголовному делу обстоятельств, не вполне соответствует сформулированному Уголовным кодексом положению, определяющему основание уголовной ответственности.

Предмет доказывания не включает в качестве обстоятельств, подлежащих доказыванию, целый ряд характеристик состава преступления, в том числе и собственно определяющих понятие состава. Прежде всего, речь идет об объекте преступного посягательства и субъекте преступления (и соответственно – специальном субъекте).

Не включены в число искомых обстоятельств отдельные характеристики объективной стороны и субъективной стороны.

Володина Л.М.

Уголовно-процессуальное познание – разновидность практического познания.

Особенностями этого вида познания является постановка жестко определенной цели, направленной на установление обстоятельств совершенного преступления, использование в процессе познавательной деятельности специальных средств и методов познания, ограниченность сроков познания. В сфере уголовного судопроизводства познание принято называть доказыванием. Несмотря на то, что оба понятия употребляются нередко как идентичные, строго говоря, это не одно и то же.

Познание в сфере уголовного судопроизводства узко специфично: оно направлено на получение информации об обстоятельствах совершенного преступления. Объектом исследования здесь является общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

Субъектами познания выступают органы и должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу. Уголовно-процессуальный закон, устанавливая предмет доказывания (ст.

73 УПК РФ), определяет собственно программу уголовно-процессуальной деятельности, направленную на обеспечение полного и всестороннего исследования обстоятельств уголовного дела с целью раскрытия преступления и изобличения лица, его совершившего.

Наряду с понятием предмета доказывания в теории уголовно-процессуального права используется понятие «обстоятельства, имеющие значение для дела», включающее в свое содержание обстоятельства, подлежащие доказыванию и так называемые вспомогательные (промежуточные или доказательственные) факты, используемые для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Предмет доказывания, определяющий круг исследуемых по уголовному делу обстоятельств, не вполне соответствует сформулированному Уголовным кодексом положению, определяющему основание уголовной ответственности. Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

Предмет доказывания не включает в качестве обстоятельств, подлежащих доказыванию, целый ряд характеристик состава преступления, в том числе и собственно определяющих понятие состава. Прежде всего, речь идет об объекте преступного посягательства и субъекте преступления (и соответственно – специальном субъекте).

Не включены в число искомых обстоятельств отдельные характеристики объективной стороны и субъективной стороны.

В криминалистической науке состав преступления включают в содержание предмета познания. Используемое в криминалистике наряду с понятием предмет доказывания понятие предмета познания включает в себя, по утверждению В.А.

Образцова, «развернутую, углубленную совокупность элементов предмета доказывания», «промежуточные (вспомогательные) факты», «следы как носители информации», «события пред-и посткриминального характера, связанные с преступлением» [6, c. 13]. Именно поэтому в криминалистике выработана модель криминалистической характеристики преступления.

Следует заметить, что разработанная криминалистами модель более соответствует практическим задачам расследования преступлений, поскольку включает неоспоримо важные обстоятельства, требующие исследования в ходе производства по делу.

Установление обстоятельств, включаемых в криминалистическую характеристику преступления (преступник, цель и задачи, мотив, предмет посягательства, средства достижения преступной цели, механизм и последствия преступления, причинная связь между действиями (бездействием) и наступившими последствиями), [6, c. 11] – безусловно, дает полную картину общественно опасного деяния и механизма его совершения.

Иначе говоря, рассматривая вопрос, касающийся обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу, мы сталкиваемся с отсутствием единства в определении круга этих обстоятельств.

В науке уголовно-процессуального права существуют суждения относительно того, что «термин «событие преступления», присущий языку уголовно-процессуального закона, условно используется для обозначения круга обстоятельств, характеризующих в основном существенные признаки объективной стороны и объекта преступления» [8, c. 164-165]. С этим трудно согласиться. Это явная натяжка, поскольку с точки зрения теории уголовного права под событием преступления понимается лишь одна из характеристик объективной стороны преступления. Объект же преступного посягательства вообще не охватывается этим понятием. Между тем установление объекта преступления – предпосылка правильной квалификации деяния. Пункт первый ч.1 ст. 73 УПК РФ не охватывает своим содержанием ряд характеристик объективной стороны преступления. Известно, что материальный состав преступления предполагает установление последствий деяния и причинной связи между деянием и наступившими последствиями. Но если последствия деяния как обстоятельства, подлежащие доказыванию, закреплены в отдельном пункте ч. 1 ст. 73 УПК РФ (характер и размер вреда, причиненного преступлением), то указание на причинную связь в содержании рассматриваемой нормы вообще отсутствует.

Отсутствие в ст. 73 УПК РФ упоминания о субъекте преступления – вне логического понимания.

Признаки субъекта преступления характеризуют уголовно-значимые свойства, которые присущи лицу, совершившему преступление.

В ходе производства по делу должны быть установлены не просто обстоятельства, характеризующие личность преступника, должно быть установлено собственно лицо, совершившее преступление.

Субъективная сторона преступления лишь частично отражена в пункте 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ (виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы). Законодатель не включил в число устанавливаемых обстоятельств цель преступного посягательства. Но, не установив цели преступного поведения субъекта, сложно ответить на вопросы, касающиеся разграничения форм вины.

Об этом емко и одновременно лаконично пишет В.А. Образцов: «При умышленном преступлении, сознавая смысл и значение … совершаемых действий, преступник сознательно преследует общественно опасную цель. При неосторожном преступлении такая цель не преследуется» [6, c. 86].

Недостаточно четкое представление о цели, преследуемой преступником при совершении преступления, может привести к неверному истолкованию мотивов преступления. Это объясняется тем, что цель (целевая установка) достаточно четко сознается человеком в отличие от побудительных мотивов поведения. Известный психолог А.Н.

Леонтьев заметил: «Если цели и отвечающие им действия необходимо осознаются, то иначе обстоит с осознанием их мотива – того, ради чего ставятся и достигаются данные цели» [5, c. 204].

Конечно, причинная связь, обстановка, орудия и средства совершения преступления, цель преступного посягательства, специальный субъект в уголовном праве признано считать факультативными признаками состава, однако, если они вводятся в законодательное описание состава преступления, то приобретают таким образом обязательный характер для конкретного деяния [4, c. 174].

Перечисленные в ст. 73 УПК РФ обстоятельства неравноценны по своему назначению: одни из них важны для установления элементов состава преступления, другие определяют перспективу уголовного дела, третьи имеют значение для последующей индивидуализации наказания.

Ныне в содержание нормы включен такой элемент предмета доказывания как обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.

1 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Очевидно, что названное обстоятельство – лишь конкретизация одного из факультативных обстоятельств, требующих выяснения не по каждому составу преступления. Установление данного обстоятельства направлено на обоснование конфискации.

В силу логики законодателя следовало бы выделить дополнительный ряд обстоятельств, подлежащих доказыванию, для обоснования применения и других мер наказания. Однако есть ли в этом необходимость? Доказанность причинения преступлением вреда (если речь идет о преступных доходах), о способах и средствах совершения преступления (если речь идет об использовании имущества в качестве орудия преступления и т.п.) уже есть обоснование применения конфискации имущества.

По утверждению криминалистов в силу того, что предмет доказывания «представляет собой положения довольно высокого уровня общности, на практике возникает необходимость развития, конкретизации этих положений, привязки их к конкретным ситуациям» [6, c. 11]. Именно этим объясняется использование в криминалистической науке понятия предмета познания.

Названное понятие вполне употребимо и в науке уголовно-процессуального права, поскольку, во-первых, познание в сфере уголовного судопроизводства не совпадает по своему объему с содержанием доказывания.

Во-вторых, процесс доказывания детально урегулирован нормами доказательственного права, а в процессе познания мы используем и другие возможности, иногда вовсе не связанные с правилами доказывания.

Познание в уголовном процессе осуществляется не только путем производства следственных действий, информация об обстоятельствах, имеющих значение для раскрытия преступления, предоставляется и в результате производства оперативно-розыскных мероприятий.

В-третьих, объем получаемой информации в ходе производства по делу нередко превышает требуемое количество материалов, определяемое пределами доказывания. В-четвертых, объектом познания в ходе поисково-познавательной деятельности становятся промежуточные (вспомогательные) обстоятельства, не входящие в предмет доказывания.

Становясь объектом исследования, они одновременно являются, как правило, средствами установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Наконец, доказать что-либо означает не только познать, но и убедиться в достоверности полученного результата, убедить в правильности своих выводов иных лиц: доказывание включает в себя удостоверительный момент. Таким образом, понятия уголовно-процессуального познания и доказывания совпадают лишь в определенной части: когда речь идет о процессуальных способах собирания доказательственной информации.

Соотношение предмета доказывания и состава преступления можно, на наш взгляд, изобразить с помощью «кругов Эйлера»: эти понятия также совпадают в определенной части, но не полностью [3, c. 222].

С одной стороны, предмет доказывания не охватывает в полном объеме все элементы состава преступления, с другой – шире по своему содержанию. Уже говорилось о том, что он не включает в качестве обстоятельств, подлежащих доказыванию, объект преступного посягательства, субъекта преступления и др.

, но одновременно включает иные обстоятельства, которые не входят в структуру состава преступления. Представляется, что понятия, выработанные наукой уголовного права, должны найти место в конструкции предмета доказывания, он должен охватывать характеристику всех элементов состава преступления.

О том, что проблема эта не надумана, говорит анализ судебной практики. Материалы практики рассмотрения уголовных дел в кассационной инстанции дают основание утверждать, что среди прочих оснований отмены или изменения приговора неправильное применение уголовного закона – преобладающее кассационное основание.

Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2010 года свидетельствует, что неправильное применение уголовного закона явилось основанием отмены и изменения приговора в 50,1% случаев, за второе полугодие 2010 года – в 40%.

Приведенные цифры более чем красноречивы. Доказывание в сфере уголовного судопроизводства как процесс познания обстоятельств совершенного преступления, требует четкой законодательной регламентации, основанной на понятиях и критериях, выработанных науками всего криминального цикла.

Доказывание в уголовном процессе разнородно: каждый этап движения уголовного дела имеет свою специфику. Так, методы и способы расследования по уголовному делу на начальном этапе зависят от наличия у следователя объема первичной информации об обстоятельствах дела.

Следователь может располагать сведениями о личности преступника либо не располагать такой информацией. В первом случае перед следователем не стоит задача поиска и обнаружения лица, совершившего преступление, если это лицо не скрывается от следствия.

Во втором варианте первоначальные действия следователя, прежде всего, будут направлены на обнаружение лица, совершившего преступление.

Основную направленность начального этапа Р.С. Белкин видел в интенсивном поиске, обнаружении и закреплении доказательств, в осуществлении основной работы по раскрытию преступления. Он писал: «Действия следователя и оперативных работников на этом этапе характеризуются максимальной оперативностью, в большинстве случаев массированностью, неотложностью…

Конечный момент этого этапа расследования: все наличные доказательства обнаружены и закреплены, все неотложные следственные действия выполнены…» [1, c. 238 – 239].

Исходя из общего представления о целеполагании любого вида деятельности, встает вопрос: какова цель рассматриваемого этапа расследования? Думается, что результатом начального этапа расследования является обнаружение преступника, и, если этот результат не достигнут, едва ли можно говорить о его завершении: преступление не раскрыто.

Начальный этап расследования трудно характеризовать с точки зрения определенного временного отрезка. И это понятно: преступник может быть обнаружен и задержан достаточно оперативно, а в иных ситуациях поиск его длится годы.

В различных классификационных моделях этапов предварительного расследования не учитывается главное: недостижение цели первоначального этапа – непреодолимое препятствие дальнейшего расследования. Ошибки и недоработки на первоначальном этапе доказывания нередко сопряжены с недостаточным вниманием к обстоятельствам вспомогательного (побочного, промежуточного) характера.

Источник: https://advokatsidorov.ru/predmet-poznaniya-i-predmet-dokazyvaniya-po-ugolovnomu-delu.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.