Субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве

Субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве

Субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

83

Введение

Глава 1. Понятие и сущность субъектов доказывания

Глава 2. Публичные субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве

§ 1. Органы предварительного расследования и прокурор как субъекты доказывания

§ 2. Процессуальное положение суда в доказывании обстоятельств по уголовному делу

Глава 3. Иные субъекты и участники доказывания в уголовном судопроизводстве

§ 1. Частный обвинитель, адвокат и иные представители сторон как субъекты доказывания

§ 2. Роль и значение участия в доказывании иных субъектов уголовного судопроизводства

Заключение

Список используемой литературы

fВведение

Проблемы доказывания всегда занимали центральное место в уголовном судопроизводстве.

Это обусловлено, прежде всего, особой специфичностью познавательной деятельности, связанной с жесткой регламентацией процедуры, сроков и другими особенностями установления обстоятельств расследуемого преступления или рассматриваемого в суде уголовного дела.

Особое внимание в действующем уголовно-процессуальном законе уделено органам и лицам, чьей нормативной обязанностью или правом является определение действительной картины происшедшего криминального события и документальное закрепление полученной в связи с этим информации.

В науке уголовного процесса такие его участники традиционно называются субъектами доказывания. В тоже время среди ученых не наблюдается единства взглядов по поводу понятия субъектов доказывания, их классификации, процессуальных правомочий, особенностей удостоверения юридически значимых обстоятельств уголовного дела.

В практике предварительного расследования и судебного разбирательства указанные проблемы вызывают достаточно большие сложности, которые нередко способствуют неправильному правоприменению в конкретных ситуациях, что приводит к принятию незаконных и необоснованных процессуальных решений, производству нелегитимных процессуальных действий и нарушению прав, свобод и законных интересов участвующих в конкретных правоотношениях лиц.

В разное время к рассмотрению и научному анализу проблем доказывания в уголовном судопроизводстве обращались такие ученые, как В.А. Азаров, А.Р. Белкин, Г.Ф. Горский, Н.А. Громов, Л.Д. Кокорев, А.М.

Ларин и целый ряд других ученых. В то же время лишь немногие из них проводили комплексное исследование проблемы субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве или достаточно значительной ее части.

Происшедшие изменения в уголовно-процессуальном доказательстве во многом по-другому определили нормативное регулирование указанных проблем.

Прежде всего, значительно расширены правовые возможности частных лиц по установлению обстоятельств преступного события.

Элементы диспозитивности и состязательности изменили не только круг субъектов доказывания и их правовой статус, но и в значительной мере сущность доказывания в российском уголовном судопроизводстве.

Указанные обстоятельства в целом определили актуальность избранной темы дипломного исследования.

Объект исследования. Объектом исследования выступают закономерности, определяющие особенности правового статуса субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве, их классификацию и нормативные возможности по участию в установлении обстоятельств преступления.

Предмет исследования – конкретная доказательственная деятельность различных участников уголовно-процессуальных правоотношений, особенности реализации ее результатов в принятии правовых решений по конкретным уголовным делам.

Цель и задачи исследования.

Цель настоящего дипломного исследования заключается в том, чтобы на основе системного анализа теоретических положения и современной практики доказывания в уголовном судопроизводстве, а также с учетом соответствующих нормативных положений рассмотреть и сформулировать понятие, правовой статус и классификацию субъектов доказывания в сфере уголовно-процессуальных правоотношений, предложить конкретные рекомендации по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики в сфере доказывания.

В соответствии с поставленной целью задачами исследования являются:

– раскрыть научно обоснованное понятие субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве;

– рассмотреть особенности участия в доказывании отдельных субъектов уголовно-процессуальных правоотношений.

Методологическую основу исследования составили общетеоретические положения диалектики как всеобщего метода познания. Кроме того, были использованы и частнонаучные методы: сравнительного правоведения, историко-правовой, социологический, анализа и синтеза и др.

Нормативной базой данного исследования послужили: Конституция Российской Федерации, отдельные постановления Конституционного Суда Российской Федерации, действующее уголовно-процессуальное законодательство, отечественные уголовно-процессуальные законы прошлых лет, отдельные международные правовые источники. В работе использовались смежные положения различных юридических наук: уголовного права, криминалистики, гражданского права и процесса, арбитражного процесса, теории оперативно-розыскной деятельности, судебной экспертизы и др.

fГлава 1. Понятие и сущность субъектов доказывания

Действующий уголовно-процессуальный закон не употребляет специального понятия «субъекты доказывания».

Раздел второй УПК, озаглавленный «Участники уголовного судопроизводства», содержит в себе перечень всех государственных органов, должностных и частных лиц, которые в той или иной степени вступают при производстве по уголовному делу в соответствующие правоотношения, выполняя при этом определенную процессуальную функцию. См. о современном научном понимании правоотношений: Вопленко Н.Н, Правовые отношения: понятие и классификация // Вестник ВолГУ. Серия 5. Вып. 6. 2003-2004.С.76-89

В юридической литературе отсутствует единство взглядов и представлений относительно того, кого и на каком основании следует относить к числу субъектов уголовно-процессуального доказывания.

Прежде всего, необходимо отметить, что многие ученые рассматривают вопрос о субъектах доказывания, как правило, сквозь призму степени их участия в собирании доказательственной информации, а также формировании и исследовании доказательств. В действующем УПК принцип публичности отсутствует.

Его отдельные элементы содержатся в ст. 21 УПК, устанавливающей обязанность прокурора, следователя и дознавателя осуществлять от имени государства уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения.

«В данном контексте принцип публичности трансформируется в одну из функций уголовного процесса — функцию уголовного преследования, осуществляемую прокурором, следователем, органом дознания». Азаров В.А., Мацак П.К.

Судебный контроль за ограничением прав и свобод граждан в условиях реформирования уголовно-процессуального законодательства России // Вопросы уголовного права и процесса в условиях правовой реформы. Красноярск, 1999. С.164

Субъекты процессуальных прав и обязанностей (не субъекты доказывания) могут играть в доказывании вспомогательную или эпизодическую роль, не обладая при этом собственным процессуальным интересом». Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.494.

Если выразить авторскую мысль несколько иначе, то для определения субъектов доказывания необходимо наличие одного из двух критериев: ответственности за осуществление доказывания либо права на отстаивание своего или представляемого правового интереса.

Кроме того, признаком субъекта доказывания, по его мнению, является достаточно длительное участие в доказывании, определяемое пределами хотя бы одной стадии уголовного процесса. В соответствии с этими критериями И.Л.

Петрухин относит к субъектам доказывания органы предварительного расследования, прокурора и суд, с одной стороны, а также государственного обвинителя, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, защитника и представителей, – с другой. Все остальные включены им в группу иных субъектов, привлекаемых к доказыванию, но не являющихся субъектами доказывания. См.: Указ. соч. С.495.

По мнению О.В. Левченко, субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве можно классифицировать на две группы: «при широком понимании субъектом доказывания выступает каждый участник уголовного процесса, который законом отнесен или к стороне обвинения, или к стороне защиты». Левченко О.В. Система средств доказывания по уголовным делам.

Астрахань, 2003. С.85. Они на протяжении уголовно-процессуальной деятельности вступают между собой в различные правоотношения, особенностью которых является безусловное наличие одного из участников, наделенного обязанностью доказывания. Существует также, еще одна группа субъектов доказывания, понимаемая в узком смысле.

Она включает любого субъекта «уголовно-процессуального правоотношения, который уполномочен законом нести обязанность и обладает правом доказывания обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а также имеющий правовой интерес в установлении истины по делу. К таким субъектам относятся суд, прокурор, следователь, дознаватель, частный обвинитель».

Левченко О.В. Указ. соч. С.88.

В юридической литературе опубликованы также другие специфические суждения по данной проблеме. Например, Ц.М.

Каз отмечала: «Выявление круга субъектов доказывания невозможно без рассмотрения вопроса о лицах, участвующих в деле в качестве субъектов процессуальной деятельности, и характера выполняемых ими функций». Каз Ц.

М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе (государственные органы). Саратов, 1968. С.26

К таким субъектам доказывания относятся: суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, в том числе законные, общественные обвинители и защитники»..Каз Ц.М. Указ. соч. С.32-33.

Л.Д. Кокорев определил основания классификации субъектов доказывания с учетом наличия у участников процесса обязанности доказывания и личного интереса в исходе дела.

В связи с этим он выделил среди субъектов доказывания группу государственных органов и должностных лиц, заинтересованных в исходе дела участников процесса и их адвокатов.

Всех остальных участников правоотношений он не считал субъектами доказывания: «Так, например, доказыванию содействует процессуальная деятельность свидетелей, экспертов, понятых, специалистов и других лиц, но они не осуществляют доказывания в смысле собирания, проверки и оценки доказательств, поэтому и не относятся к субъектам доказывания». Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элъкипд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С.222. См. также: Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. С. 229-230.

А.Р. Белкин не согласен с подобным утверждением и считает, что правоприменительная практика уже давно фактически ставит вопрос о признании субъектами доказывания судебного эксперта и оперативного работника.

По его мнению, эксперт не только исследует доказательства, в том числе и в судебном разбирательстве, но иногда вынужден и собирать их – при работе с микрообъектами, а также при получении образцов для сравнительного исследования при производстве трасологических, баллистических и некоторых иных экспертиз. См.: Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999. С.26-27.

Источник: https://knowledge.allbest.ru/law/2c0b65635a2ac68a4d53a89521206c27_0.html

Субъекты обязанности доказывания в уголовном судопроизводстве

Субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве

Будников В.Л., кандидат юридических наук, доцент.

В современном уголовном процессе стороны и суд достаточно активно участвуют в установлении обстоятельств исследуемого криминального события. В эту деятельность всегда вовлекается довольно большая группа иных субъектов, обязанных оказывать содействие достижению цели судопроизводства.

Подобное содействие, несмотря на свой принудительный характер, не относится к правовой обязанности доказывания, поскольку не может осуществляться этими субъектами самостоятельно, без воли суда или соответствующего представителя стороны.

Так, например, свидетель не в состоянии единолично создать уголовное доказательство, именуемое показаниями, даже если добровольно сообщает следователю или суду необходимую информацию. В процессуальной ситуации, именуемой допросом, свидетель всегда занимает предписанную ему законом позицию источника фактических сведений, т.е.

ведомого участника процесса, призванного передавать познанную им информацию ведущему участнику, на которого закон возложил правовую обязанность установления события и других обстоятельств преступления, а также принятия соответствующих мер для восстановления нарушенных им общественных отношений.

Аналогичное свидетелю правовое положение имеют и другие частные лица, не обладающие в сфере уголовного судопроизводства собственным правовым интересом: понятые, специалист, эксперт, переводчик и т.д.

В то же время субъекты, наделенные нормативной возможностью избрания собственного варианта процессуального поведения в ходе доказывания, также не всегда являются носителями указанного императива. Скажем, подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ст.

14 УПК), поскольку это, прежде всего, противоречит сути привилегии от самоизобличения (самообвинения). Кроме того, он не в состоянии самостоятельно, без ведущей роли конкретного субъекта доказывания, сформировать уголовное доказательство.

Отсутствие подобной возможности аксиоматично влечет отсутствие и соответствующей обязанности.

Представляется, что обязанность доказывания может включаться в правовой статус лишь тех участников уголовного процесса, которые наделены нормативной возможностью самостоятельно формировать (собирать), проверять и оценивать доказательства.

К ним необходимо отнести, прежде всего, публичных субъектов доказывания – органы предварительного расследования, прокурора и суд, поскольку именно им государство поручило процессуально реагировать на любые случаи преступных проявлений.

Думаю, в эту категорию ведущих участников уголовного судопроизводства следует включить также адвоката и частного обвинителя.

Разумеется, нормативное положение, а значит, и процессуальные возможности, касающиеся проведения соответствующих процессуальных действий по установлению обстоятельств преступления, у них различны, однако всем субъектам доказывания закон предоставил право самостоятельного осуществления предписанных функций. Это позволяет утверждать, что субъектами доказывания в уголовном судопроизводстве можно считать тех его участников, которые:

  • прямо и непосредственно выполняют одну из процессуальных функций (обвинения, защиты, разрешения уголовного дела по существу);
  • наделены в связи с этим нормативной возможностью самостоятельного участия в доказывании (в значении, установленном ст. 85 УПК);
  • обременены правовой обязанностью полного и всестороннего выполнения предписанной им процессуальной функции.

В теории и практике российского уголовного судопроизводства обязанность доказывания традиционно понимается как “обязанность доказать виновность лица в совершении преступления” .

Обоснованием подобного вывода обычно полагают положения ст.

14 УПК, в соответствии с которыми бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого и обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Лазарева В.А. Проблемы доказывания в современном уголовном процессе России. Самара, 2007. С. 66.

На мой взгляд, обязанность доказывания следует понимать несколько шире, поскольку приведенная дефиниция не учитывает правовую обязанность суда по установлению действительных обстоятельств уголовно-правового деяния и вынесению правильного процессуального решения, а также соответствующую обязанность адвоката-защитника по принятию всех предписанных ему законом мер для защиты прав, свобод и законных интересов подозреваемого и обвиняемого. Нет здесь места и обязанности частного обвинителя доказать свой обвинительный тезис, инициированный им в отношении конкретного лица. Думается, обязанность доказывания в состязательном уголовном процессе, каковым, безусловно, он и является в России, необходимо определить как нормативный императив, предписывающий субъектам доказывания меру должного процессуального поведения при установлении обстоятельств исследуемого уголовно-правового события. Подобная мера заключается в безусловном исполнении соответствующим субъектом доказывания правовых предписаний, обеспечивающих полное и точное осуществление им нормативных полномочий при выполнении своей процессуальной функции в рамках доказывания, т.е. собирания (формирования), проверки и оценки уголовных доказательств.

Сведение обязанности доказывания лишь к необходимости установления обстоятельств, входящих в обвинительный тезис, нивелирует сущность и значение состязательного начала современного уголовного судопроизводства.

В самом деле, признав обязательным собирание лишь обвинительных доказательств, можно не обращать внимания на усилия защиты по их опровержению и доказыванию невиновности или меньшей виновности обвиняемого.

Более того, в таких условиях становится совершенно необязательным принятие справедливого право- и правдосудного решения по существу уголовного дела или конкретного юридического факта.

Думается, обязанность доказывания должна определять алгоритм процессуальной деятельности всех субъектов доказывания.

Что касается публичных представителей стороны обвинения, для которых главное предназначение доказывания состоит в обеспечении уголовного преследования, то их соответствующая обязанность определена в правовых нормах, содержащихся в ст. ст. 14, 20 и 21 УПК.

При этом сущность досудебного и судебного уголовного преследования заключается в доказывании органами предварительного расследования обстоятельств, устанавливающих событие преступления и виновность конкретного лица в его совершении.

В связи с возложенной на публичных представителей стороны обвинения обязанностью осуществления уголовного преследования они производят полный комплекс процессуальных действий, направленных на формирование, проверку и оценку доказательств.

В содержание указанной обязанности не входит производство аналогичных действий по целенаправленному опровержению обвинительного тезиса. Как, в частности, отмечено в ст. 220 УПК, в обвинительном заключении следователь указывает перечень доказательств, подтверждающих обвинение (п. 5).

Что касается так называемых “защитительных” (оправдательных) доказательств, то, как следует из п. 6 приведенной статьи, следователь указывает в обвинительном заключении лишь те доказательства, на которые ссылается сторона защиты. Самостоятельно указывать такие доказательства закон ему не предписывает.

Необходимо заметить, что применительно к данной правовой ситуации законодатель применил не очень точное слово – “ссылается”.

Оно может означать ссылку стороны защиты на те уголовные доказательства, которые были получены органами уголовного преследования, но, по ее мнению, их вполне возможно использовать для нивелирования либо смягчения обвинения. Защита вправе, однако, ссылаться и на доказательства, полученные самостоятельно, в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК.

Ведь если уголовное преследование “отражает суть состязательного способа подготовки и поддержания обвинения” , то и защита должна отражать суть соответствующей процессуальной функции, определенной в ч. 2 ст. 15 УПК.

Королев Г. Единство и дифференциация функции уголовного преследования // Законность. 2007. N 9. С. 5.

Сущность современного уголовного процесса не может сводиться к нормативному обеспечению лишь одной функции – обвинения, и, кроме того, носители противоположной ей функции не должны находиться в процессуальной зависимости от субъектов уголовного преследования. В доказывании стороны обвинения и защиты процессуально равноправны. По-моему, это положение априорно для состязательного уголовного судопроизводства.

Надо отметить, однако, что в теории доказывания названное положение воспринимается с огромным трудом. Причин тому несколько.

Прежде всего, огромное влияние на уровень правосознания современных исследователей оказывает отечественная и главным образом советская правоприменительная практика, основным критерием, краеугольным камнем которой являлось и до сих пор является стремление непременного изобличения подозреваемого и обвиняемого. В стремлении научно обосновать процессуальные приоритеты государства существенно принижается идея необходимости правомерного процессуального противодействия стороне обвинения. Этому способствует и половинчатость действующего законодательства, что при умелом толковании соответствующих правовых норм позволяет теоретически оправдывать недопустимость равенства прав сторон при доказывании обстоятельств инкриминируемого обвиняемому преступления. Вследствие названных и других подобных факторов (к примеру, отказу от обязанности следователя обеспечивать полное, всестороннее и объективное расследование) возможности стороны защиты в настоящее время настолько минимизированы, что это привело к чрезвычайной гипертрофированности публичной составляющей уголовного процесса.

Представляется, что в правовом государстве ни у одной из сторон уголовного судопроизводства в принципе не должно быть монополии на исследование обстоятельств уголовно-правового события.

Другое дело, что частные лица, которые и составляют сторону защиты, не могут обладать при этом возможностью применения процессуального принуждения. Разумеется, им не следует предоставлять и права принятия процессуальных решений.

Для формулирования и отстаивания своей позиции стороне защиты достаточно использования ходатайств, заявлений, жалоб – правовых средств правомерного побуждения соответствующих властных субъектов к определенному варианту процессуального поведения.

Принятие решений в рамках уголовного судопроизводства – специфическая правовая прерогатива публичных субъектов доказывания. До этого доказательства должны быть собраны и проверены в установленном законом порядке.

На этих этапах или по крайней мере во время собирания доказательств стороны должны быть равны в осуществлении возложенной на них обязанности доказывания: обвинения – на сторону обвинения, защиты от обвинения – на сторону защиты.

Независимо от того, кто формировал (собирал) уголовные доказательства и применялось ли при этом процессуальное принуждение, значение полученных средств доказывания не должно умаляться либо увеличиваться в зависимости от субъекта производимой деятельности.

Вряд ли информационное значение показаний свидетеля, полученных следователем во время допроса, способно отличаться в лучшую (более доказательную) сторону по сравнению с такими же показаниями, полученными адвокатом-защитником путем опроса того же свидетеля, произведенного с его согласия (ч. 3 ст. 86 УПК).

Разница у них только в так называемой процессуальной форме. Собирая уголовные доказательства в пределах предоставленных ему процессуальных полномочий, адвокат выполняет параллельно со следователем соответствующую обязанность доказывания.

Проверять же, насколько при этом защитник или следователь соблюдали соответствующие нормативные предписания, вправе только суд. Иное противоречит духу и букве состязательности уголовного судопроизводства и равноправия сторон перед судом (ст. 14 УПК).

Именно поэтому рекомендации отдельных ученых о необходимости процессуального удостоверения следователем доказательств, собранных защитником, представляются неточными и излишними .

См., например: Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2006. С. 47; Быков В.М. Проблемы участия защитника в собирании доказательств // Российская юстиция. 2007. N 9. С. 62. Обязанность доказывания – это предусмотренная законом мера должного процессуального поведения при юридическом (официальном) установлении обстоятельств преступления.

Несмотря на то что в отношении защитника она прямо не сформулирована, представляется, что, приняв на себя защиту своего доверителя, адвокат не только не вправе отказаться от этой защиты, но и обязан принимать все предусмотренные законом или, во всяком случае, прямо не запрещенные им меры для установления действительной картины расследуемого события, имея при этом в виду необходимость строгого следования взятой на себя процессуальной функции. Подобная доказательственная деятельность адвоката (не только защитника, но и представителя) полностью находится в русле правовых предписаний, регламентирующих состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве, а также положений ст. 6 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”.

Наиболее активный непубличный представитель функции обвинения – частный обвинитель – прямо назван в законе как субъект поддержания обвинения в судебном заседании (п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК).

Есть все основания полагать, что обвинительная деятельность имеет для него обязывающий характер, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 14 УПК бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения, частью которой согласно гл. 6 УПК он является. “На частном обвинителе, – отмечает А.В.

Смирнов, – лежит бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого (ч. 2 ст. 14 УПК)” .

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/32046-subekty-obyazannosti-dokazyvaniya-ugolovnom-sudoproizvodstve

Субъекты доказывания, их права и обязанности

Субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве

⇐ ПредыдущаяСтр 14 из 23Следующая ⇒

Доказывание, как важнейшая уголовно-процессуальная деятельность, осуществляется определенными участниками уголовного процесса, которых в теории доказывания называ­ют субъектами доказывания .

Субъекты доказывания – это не все участники уголовного процесса, а лишь те, которые имеют в нем самостоятельный или пред­ставляемый процессуальный интерес

В соответствии с принципом состязательнос­ти функции обви­нения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо; суд не является органом уго­ловного преследования и не выступает на стороне обвинения или защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; стороны обвинения и защиты рав­ноправны перед судом (ст. 15 УПК).

В теории состязательного уголовного процессасторона определяется как «участник судопроизводства, который отста­ивает перед судом определенный охраняемый законом инте­рес и пользуется для этого теми же правами, которыми обла­дает участник судопроизводства, отстаивающий противополож­ный интерес»

В плане роли в установлении исти­ны, прав и обязанностей в области работы с доказа­тельствами субъектов доказывания обычно подразделяют на две группы: на лиц, для которых доказывание является обязанностью, и лиц, для которых доказывание явля­ется не обязанностью, а правом.

К первой группе относятся прокурор, следователь, началь­ник следственного отдела, дознаватель (и орган дознания в це­лом); ко второй – подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, защитник, представители учреждений и организаций по делам несовершеннолетних.

Отсутствием правового интереса в доказывании характе­ризуются только те лица, которые привлекаются к участию в уголовном судопроизводстве для выполнения вспомогательных задач.

Они отвечают не за доказывание, а за добросовестное выполнение своих должностных, профессиональных обязанно­стей (эксперт, переводчик) или гражданского долга (свидетель).

Они являются участниками уголовно-процессуальных правоот­ношений, но не имеют ни материально-правовой, ни процес­суальной заинтересованности в установлении истины по делу .

Принципиальное отличие субъектов первой и вто­рой групп проявляется в их отношении к обязанности доказывания. Обязанность доказывания – это обязанность до­казать виновность лица в совершении преступления. В со­держание этой обязанности входит доказывание и самого факта, т.е.

события преступления и его уголовной проти­воправности, и достаточной степени для признания пре­ступлением общественной опасности совершенного лицом деяния.

Доказывание виновности включает в себя также опровержение обстоятельств, исключающих преступность деяния и возможность привлечения лица к уголовной ответственности (невменяемость, необходимая оборона и др.)

Действующий закон устанавливает правило, согласно которому «бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения» (ч. 2 ст. 14 УПК).

Для субъектов, отнесенных к первой группе, участие в дока­зывании – не только их право, но и их процессуальная и служебная обязанность, вытекающая непосредственно из УПК. Так, ч. 1 ст.

86 прямо предусматривает, что собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и су­дом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.В то же время субъектам второй группы та же ст.

86 (ч. 2-3) не вменяет в обязанность собирать доказательства, но лишь предоставляет такое право, причем возможности для реализации этого права у них (по сравнению с субъектами, первой группы) сильно урезаны.

Проверка доказательств также вменяется в обязанность именно субъектам первой группы (ст.

87 УПК); об участии субъектов второй группы в этом процессе в УПК не упо­минается, хотя формального за­прета и для этих субъектов на проверку доказательств путем со­поставления их с другими доказательствами, имеющимися в уго­ловном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих прове­ряемое доказательство(ст. 87 УПК), быть не может.

Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 11; Нарушение авторских прав

⇐ Предыдущая9101112131415161718Следующая ⇒

Источник: https://lektsii.com/2-46774.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.