Субъекты доказывания в уголовном процессе

Предмет и субъекты доказывания в уголовном процессе

Субъекты доказывания в уголовном процессе

В соответствии с ч. 1 ст.

88 УПК доказательства — это лю­бые фактические данные, полученные в предусмотренном зако­ном порядке, на основе которых орган, ведущий уголовный процесс, устанавливает наличие или отсутствие общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, винов­ность лица, совершившего это деяние, либо его невиновность и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного раз­решения уголовного дела.

В соответствии с законом все субъекты доказывания можно условно разделить на три группы:

1. Государственные органы и должностные лица, обязанные собирать, проверять и оценивать доказательства.

2. Лица, имеющие право участвовать в доказывании определенных обстоятельств дела.

3. Защитник.

К первой группе субъектов относятся: суд (судья); прокурор; следователь; начальник следственного отдела; дознаватель; орган дознания.

Каждый из перечисленных субъектов осуществляет доказывание в пределах своей компетенции.

Суд необходимо считать субъектом доказывания, когда он исследует обстоятельства дела. Но когда речь идет о доказывании виновности, суд нельзя считать субъектом доказывания, иначе он в таком случае утрачивает функцию разрешения дела. Это приводит к утрате одного из важнейших принципов уголовного процесса – принципа состязательности.

Следователь, предъявив обвинение лицу и собрав доказательства его виновности – осуществляет доказывание. Признав, виновность обвиняемого установленной в полной мере, следователь составляет обвинительное заключение и направляет уголовное дело прокурору (ст. 220 УПК).

Дознаватель, собрав доказательства по уголовному делу, составляет обвинительный акт, утверждает его у начальника органа дознания и вместе с материалами уголовного дела направляет прокурору (ст.225 УПК).

Прокурор, согласившись с обвинительным заключением или обвинительным актом, направляет дело в суд (ст. 221, 226 УПК), а затем в судебном заседании доказывает правильность выводов следователя (дознавателя), поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.

Вторую группу составляют: подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Для них участие в доказывании составляет право, а не обязанность. Они вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств.

Подозреваемый, обвиняемый вправе собирать доказательства в свою защиту, а вправе этого и не делать, поскольку независимо от занятой им позиции, правоохранительные органы сами обязаны выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие его ответственность обстоятельства. Перелагать обязанность доказывания на обвиняемого закон запрещает.

Остальные участники уголовного процесса также имеют право принимать участие в доказывании, используя в качестве метода доказывания истребование и представление предметов и письменных документов.

Право перечисленных лиц участвовать в доказывании дополнительно закреплено в статьях УПК, регламентирующих их процессуальные права и обязанности и не может быть никем ограничено.

Защитник имеет право собирать доказательства методами получения предметов, документов, сведений, опроса лиц (ч.3 ст. 86 УПК).

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство возлагает обязанность доказывания на должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу.

Участники уголовного процесса имеют право принимать участие в доказывании, используя в качестве метода доказывания истребование и представление предметов и письменных документов для приобщения к уголовному делу в качестве доказательства.

Презумпция невиновности и её значение в доказывании по уголовному делу.

В процессе доказывания по материалам и уголовным делам используются презумции и преюдиции.

Презумпция – это предположение, основанное на вероятности, как юридический термин – признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное.

В теории доказательств под презумпцией обычно понимают общее правило, отражающее устойчивые, неоднократно наблюдаемые связи между фактами, событиями, явлениями, состояниями, свойствами.

Широко применяются презумпции при выдвижении версий, производстве следственных и иных процессуальных действий, принятии решений при производстве по материалам и уголовным делам.

Презумпции в доказывании делятся:

– на правовые;

– фактические.

Правовая презумпция – установленное в законе правило, в соответствии с которым предполагается наличие или отсутствие фактов, пока не представлены доказательства, указывающие обратное. (Пример, ст. 16 УПК).

Фактические презумпции не закреплены в законе, но играют важную роль в процессе доказывания по уголовным делам. Они представляют собой обобщения, выведенные из судебной и следственной практики, сформулированные криминалистикой и другими науками, знания которых используются при расследовании преступлений.

Правовые презумпции делятся:

– на уголовно-правовые;

– уголовно-процессуальные.

Из числа правовых презумпций для доказывания преимущественное значение имеют некоторые уголовно-правовые презумпции и все уголовно-процессуальные.

Уголовно-правовые презумпции выражают такие связи между фактами, которые обусловливают наличие или отсутствие предпосылок применения уголовного закона. Значение уголовно-правовых презумпций для процесса доказывания по уголовным делам состоит, прежде всего, в указании обстоятельств, не подлежащих доказыванию, и введении критериев относимости доказательств.

Важнейшая уголовно-процессуальная презумпция – презумпция невиновности. Она является конституционным принципом уголовного процесса. В ст. 26 Конституции сказано, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом

Из принципа презумпции невиновности вытекает правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого, имеющее важное значение для обеспечения его прав и законных интересов.

Согласно ч.3 и 4 ст. 16 УПК сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого и п риговор не может быть основан на предположениях.

После постановления приговора действует презумпция истинности вступившего в законную силу приговора. В соответствии со ст.

400 УПК вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда обязательны для исполнения на территории Республики Беларусь всеми физическими и юридическими лицами.

Неисполнение приговора, определения или постановления суда либо воспрепятствование их исполнению влекут ответственность по статье 423 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Неисполнение приговора, определения или постановления суда либо воспрепятствование их исполнению влекут ответственность по ст. 423 УК. Основанием считать приговор истинным является требование закона о том, что он должен постановляться судом на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию и оценке (ч.2 ст. 18 УПК).

В процессе доказывания важное значение имеет уголовно-процессуальная преюдиция.Основанием для преюдиции является презумпция истинности приговора, решения суда по гражданскому делу, т.е. предположением, что любое решение суда отражает объективную истину.

Преюдициальность (латинского происхождения, означает относящийся к предыдущему судебному решению) является основанием освобождения от доказывания какого-либо факта.

Это означает, что субъекты доказывания обязаны принять за основу установленные вступившим в законную силу решением суда по гражданскому делу или приговором по другому уголовному делу без проверки и доказывания факты, имеющие значение для дела.

Дата добавления: 2019-03-09; просмотров: 107;

Источник: https://studopedia.net/13_81019_predmet-i-sub-ekti-dokazivaniya-v-ugolovnom-protsesse.html

Субъекты уголовно-процессуального доказывания, их классификация

Субъекты доказывания в уголовном процессе

Понятие уголовно-процессуального доказывания, его элементы.

Доказательственное право недопустимо отождествлять с теорией доказательств.

Теория доказательств как часть всей науки об уголовном процессе имеет своим предметом изучение методологических и правовых основ достижения истины в уголовном процессе; раскрывает природу доказательств, предмет и пределы доказывания; процесс доказывания и обязанность доказывания; исследует теоретические основания и практическое значение классификации доказательств; отдельные виды доказательств; особенности доказывания в различных стадиях процесса.

Методологическую основу теории доказательств составляют: материалистическая диалектика, включающая учение об истине, путях ее познания, учение о критериях истинности наших представлений об окружающем мире1.

1 В уголовном процессе этот диалектический закон познания выражен в требовании всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст. 20 У ПК).

Теория доказательств на основе этого учения раскрывает содержание познавательной деятельности в уголовном процессе с учетом процессуальных правил, указывает практике пути правильного собирания, проверки и оценки доказательств, условия формирования достоверных выводов по делу.

Теория доказательств имеет важное значение для следственных, прокурорских и судебных органов, ибо для раскрытия преступления, изобличения виновного, его справедливого наказания, а также для того, чтобы не допустить привлечения к уголовной ответственности невиновных, при производстве по каждому уголовному делу необходимо выяснить все существенные для разрешения дела обстоятельства. Задачи уголовного процесса могут быть выполнены только тогда, когда органы предварительного расследования и суд установят истину по уголовному делу.

уголовно-процессуального доказывания.

Понятие доказывания в значительной мере предопределено в ст. 85 УПК. В соответствии со сказанным в ней доказывание – это регулируемая уголовно-процессуальным законом деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, образующих предмет доказывания по уголовному делу.

Доказывание – сложный и непрерывный процесс, охватывающий все стадии уголовного судопроизводства.

В нем выработанные многовековым общечеловеческим опытом гносеологические приемы и способы познания объективной действительности сочетаются с установленными уголовно-процессуальным законодательством правилами, детально регламентирующими надлежащее разрешение уголовных дел при неуклонном обеспечении правомерных интересов общества и государства, а равно при соблюдении прав и свобод лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство в том или ином качестве (подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и т.п.).

С философской точки зрения доказывание при производстве по уголовному делу является не чем иным, как процессом познания, в ходе которого из незнания возникает знание, восстанавливается подлинная картина события или явления, состоявшегося в прошлом, выявляются правда, истина.

Уголовно-процессуальное доказывание не может осуществляться при игнорировании общих гносеологических закономерностей. В нем, как и в других видах человеческого познания, реализуются все элементы такого познания – от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике.

Субъекты доказывания в уголовном процессе, так же как и в другой области познания, осуществляют переход от чувственно воспринятых внешних свойств, фактов и объектов, играющих роль доказательств, к рациональному мышлению – принятию решений об относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств для постановления законного, обоснованного и справедливого решения по существу уголовного дела.

Но уголовно-процессуальное доказывание как познание, осуществляемое в специфических условиях деятельности по выявлению преступлений и изобличению виновных в их совершении, имеет свои, по сравнению с познанием в других сферах, особенности.

Они выражаются прежде всего в том, что закон (УПК) предустанавливает многое из того, к чему можно и нужно прибегнуть при производстве по уголовному делу.

В частности, как отмечалось выше и еще будет многократно отмечаться в последующих главах учебника, он детально регламентирует: предмет доказывания, содержащий, как правило, исчерпывающий перечень обстоятельств, которые необходимо установить для принятия решения по уголовному делу (ст.

73 УПК); средства, с помощью которых возможно установление такого рода обстоятельств, – доказательства, понятие и свойства которых предписываются законом (ст. 74 УПК); способы и методы получения доказательств – следственные и судебные действия, которые могут осуществляться лишь в жестко регламентируемом предписаниями закона порядке; какие конкретно нарушения закона ведут к недопустимости доказательств; каковы должны быть реквизиты протоколов следственных и судебных действий.

Существенная особенность уголовно-процессуального доказывания заключается также в том, что оно должно протекать в условиях, ограждающих права и законные интересы участников процесса: запрещается совершать действия, которые опасны для жизни и здоровья граждан или унижают их честь и достоинство.

При доказывании не допускается производство следственных действий в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, а также применение насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 9, ч. 3-4 ст. 164 и др.

УПК) Доказывание, как отмечено выше, осуществляется во всех стадиях уголовного процесса, начиная со стадии возбуждения уголовного дела вплоть до стадий, призванных обеспечивать проверку приговоров и иных судебных решений, вступивших в законную силу

Субъекты уголовно-процессуального доказывания, их классификация.

Субъектами доказывания принято считать участников уголовного процесса, играющих в доказывании не разовую, эпизодическую, а постоянную, длительную (хотя бы в пределах одной стадии процесса) роль.

Субъекты доказывания, таким образом, — это не все участники уголовного процесса, а лишь те, которые имеют в нем самостоятельный или представляемый процессуальный интерес. Процессуальный интерес может носить публичный или личный характер, поэтому в зависимости от защищаемого интереса субъекты доказывания делятся на две группы.

К первой относятся субъекты доказывания, деятельность которых направлена на защиту публичного интереса, —дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор, государственный обвинитель.

Все это официальные субъекты уголовного процесса, обязанные в силу служебных обязанностей выполнять определенные процессуальные действия и принимать официально-властные решения, например, возбудить уголовное дело, привлечь лицо в качестве обвиняемого, прекратить уголовное преследование или отказаться от его продолжения.

Эти лица вправе применять меры принуждения к другим участникам уголовного процесса в целях пресечения и предупреждения с их стороны действий, препятствующих доказыванию. В то же время, они обязаны обеспечить гарантированные законом права и свободы других субъектов уголовного процесса.

Вторая группа субъектов доказывания включает в себя лиц, имеющих в уголовном процессе непосредственный, личный интерес, поскольку результаты уголовного судопроизводства способны создать для них определенные права и обязанности. К ним относятся подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, а также гражданский истец и гражданский ответчик, лично заинтересованные в исходе уголовного дела.

К этой же группе должны быть отнесены и лица, представляющие в доказывании чужой личный интерес. Это защитник, представитель потерпевшего, а также представители гражданского истца и гражданского ответчика, процессуальная деятельность которых производна от представляемых ими участников уголовного процесса.

Эти субъекты уголовного процесса отличаются от официальных должностных лиц отсутствием каких бы то ни было властных полномочий.

Однако они в состоянии влиять на принимаемые официальными субъектами решения путем реализации принадлежащих им широких прав — заявления ходатайств, представления доказательств, обжалования действий и решений субъектов первой группы.

Источник: https://megaobuchalka.ru/5/37055.html

Курс уголовного процесса

Субъекты доказывания в уголовном процессе

Все участники уголовного процесса принимают то или иное участие в доказывании, но характер и формы этой деятельности различны. Поэтому не всех участников уголовного процесса можно отнести к субъектам доказывания. Скажем, свидетель, безусловно, участвует в доказывании, когда дает показания, но к субъектам доказывания он не относится.

Поскольку, как было показано выше, доказывание состоит из собирания, проверки (исследования) и оценки доказательств (доказывание = собирание + проверка (исследование) – оценка доказательств), будучи при этом делимым, то понятие субъекта доказывания определяется по следующей формуле: субъект доказывания = субъект собирания доказательств + субъект проверки доказательств + субъект оценки доказательств. Иначе говоря, для того чтобы считаться субъектом доказывания, необходимо иметь право осуществлять по крайней мере один из элементов доказывания, хотя в большинстве случаев субъекты доказывания осуществляют все три входящих в доказывание элемента в их совокупности.

Кто вправе собирать доказательства, т.е. совершать следственные действия, принимать решения о приобщении материалов, представленных сторонами, и направлять запросы об истребовании документов? Кто вправе проверять доказательства способами, установленными в ст.

87 УПК РФ, а также исследовать в ходе судебного разбирательства доказательства, собранные в ходе предварительного расследования, принимая решения об оглашении протоколов, показаний и т.п.

? Кто вправе осуществлять юридически значимую оценку доказательств, принимая на ее основе процессуальные решения и отражая результаты этой оценки в их мотивировочной части. Ответ на данные вопросы затруднений не вызывает: во всех случаях речь идет о лицах, ведущих производство по уголовному делу, т.е.

дознавателе, следователе и суде. Они, безусловно, являются субъектами доказывания, поскольку осуществляют собирание, проверку и оценку доказательств, причем обязаны это делать всесторонне, полно и объективно.

Несколько сложнее ответить на вопрос о том, относится ли по действующему законодательству к субъектам доказывания прокурор. В момент принятия УПК РФ прокурор занимал основное положение на предварительном расследовании.

Он не только надзирал за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, в частности давал согласие на возбуждение уголовного дела дознавателю и следователю, но и имел право самостоятельно возбудить уголовное дело, а также, что для нас здесь самое важное, самостоятельно собирать доказательства по любому уголовному делу путем производства отдельных следственных действий или принятия к своему производству дела в полном объеме. Иначе говоря, прокурор относился к числу полноценных субъектов доказывания (ч. 1 ст. 86, ст. 87 УПК РФ и др.). Однако Федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ изменил процессуальное положение прокурора на предварительном расследовании. Он был лишен не только права давать согласие дознавателю или следователю на возбуждение уголовного дела, а также самостоятельно возбуждать уголовное дело и принимать его к своему производству, но и лично проводить следственные и иные процессуальные действия. Тем самым прокурор ныне лишен полномочий самостоятельно собирать доказательства. При этом прокурор по-прежнему утверждает обвинительное заключение и принимает иные процессуальные решения, требующие официальной оценки доказательств, т.е. он продолжает оставаться субъектом оценки доказательств. Таким образом, прокурора можно считать субъектом доказывания лишь в части оценки доказательств, а также тех форм проверки доказательств, которые примыкают к их оценке (сопоставление с другими доказательствами, установление источников и т.п.), но не в части собирания доказательств.

Примерно та же самая логика действует в отношении руководителя следственного органа и начальника подразделения дознания.

Осуществляя ведомственный процессуальный контроль за следователем и дознавателем, они принимают юридически значимые решения (об отмене незаконных постановлений, о даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства о мере пресечения и др.

), для чего обязаны производить официальную оценку доказательств. Однако самостоятельно собирать доказательства они не вправе. Если же руководитель следственного органа и начальник подразделения дознания полностью принимают уголовное дело к своему производству (ч. 2 ст. 39 и ч.

2 ст. 401 УПК РФ), то в процессуальном смысле становятся соответственно следователем и дознавателем, переставая быть для данного уголовного дела «руководителем» и «начальником».

В рамках существующей в российском уголовном процессе конструкции доказывания, характерной для всех континентальных правопорядков, ни обвиняемый (подозреваемый), ни потерпевший, ни иные частные лица, а также те участники уголовного судопроизводства, которые оказывают им профессиональную юридическую помощь, к числу субъектов доказывания не относятся.

Это в полной мере касается и защитника. Вопреки утверждениям, содержащимся в ч. 3 ст.

86 УПК РФ («защитник вправе собирать доказательства»), защитник, как и другие упомянутые выше участники уголовного судопроизводства, не вправе производить следственные действия, решать вопрос о приобщении различных материалов к уголовному делу в качестве доказательств, принимать юридически значимые решения (в том числе по существу уголовного дела), требующие официальной и мотивированной оценки доказательств, и т.д. Тем самым он не собирает, не проверяет и не оценивает доказательства в процессуальном смысле. Иначе говоря, защитник не наделен властными полномочиями, без чего доказывание в уголовном процессе невозможно. Защитник наряду с обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим и др. лишь собирает и представляет «письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств» (ч. 2 ст. 86 УПК РФ), для чего обращается с ходатайством к лицу, ведущему производство по делу, который и принимает соответствующее решение. Можно говорить об участии защитника (как и обвиняемого, потерпевшего, представителя последнего и др.) в доказывании по уголовному делу, но не о том, что он является субъектом доказывания. Указанный подход связан еще и с тем, что российский уголовный процесс, как и остальные континентальные уголовно-процессуальные системы (французская, германская, швейцарская и др.), отвергает так называемое «параллельное расследование защиты», которое пытаются развивать представители англосаксонской уголовно-процессуальной семьи1Впрочем, и там оно в большей степени является мифом, поскольку, как уже отмечалось, защита ни в одной стране не вправе ограничивать конституционные права личности и применять различные меры процессуального принуждения (это прерогатива публичных властей), без чего ни о каком эффективном расследовании в современных условиях говорить не приходится..

К вопросу о субъектах доказывания тесно примыкает проблема так называемого бремени доказывания (onus probandi). На ком лежит бремя доказывания? Иначе говоря, кто обязан доказать все обстоятельства, входящие в предмет доказывания?

Хрестоматийная уголовно-процессуальная формула, отраженная в ч. 2 ст. 14 УПК РФ, гласит, что «бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения». В то же время данная формула при всей своей уголовно-процессуальной очевидности нуждается в определенных уточнениях.

Она безоговорочно верна только применительно к тем правопорядкам, которые полностью отрицают принцип объективной (материальной) истины вместе с активной ролью суда в доказывании по уголовным делам и причисляют органы расследования исключительно к стороне обвинения, не возлагая на них обязанности всестороннего, полного и объективного расследования обстоятельств уголовного дела. Понятно, что речь идет об англосаксонских уголовно-процессуальных системах (Англия, США и др.). Здесь бремя доказывания действительно лежит по общему правилу на обвинении, хотя логика чистой состязательности неизбежно приводит к тому, что в некоторых случаях бремя доказывания переходит на защиту по принципу reus in excepiendo fit actor (лат. при выдвижении возражений ответчик становится истцом), характерному для гражданского процесса.

Применительно к континентальным уголовно-процессуальным системам приведенную формулу следует понимать иначе: здесь бремя доказывания лежит на государственных органах, осуществляющих производство по уголовному делу, т.е.

на дознавателе, следователе, прокуроре и суде, которые обязаны во всех случаях собирать, проверять и оценивать доказательства всесторонне, полно и объективно.

Понятно, что такой подход обусловлен приверженностью принципу материальной (объективной) истины, активной ролью в доказывании суда и отказом рассматривать органы следствия, дознания и прокурора в качестве лишь «стороны», действующей исключительно в интересах обвинения.

Российский уголовный процесс, невзирая на давно ведущуюся теоретическую полемику вокруг принципа объективной (материальной) истины, придерживается континентального подхода, поэтому возлагает обязанность доказать обстоятельства, входящие в предмет доказывания, т.е. бремя доказывания, на дознавателя, следователя, прокурора и суд (ст. 85, 86 и др. УПК РФ).

В то же время бремя доказывания ни при каких обстоятельствах не может быть переложено на сторону защиты. Это важнейшее положение закреплено в ч. 2 ст. 14 УПК РФ, которая гласит, что «подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность».

Строго говоря, следующий за этими словами тезис о том, что «бремя доказывания лежит на обвинении» следует понимать в рамках российского уголовного процесса не в плане утверждения (дескать, бремя доказывания лежит на некоей «стороне» обвинения), а в плане отрицания: бремя доказывания может лежать на любых государственных органах, включая суд, но только не на стороне защиты. Следует также обратить внимание на то, что в отличие от многих западных уголовно-процессуальных систем в России запрет перелагать бремя доказывания на сторону защиты является абсолютным и не знающим никаких (даже локальных) исключений.

Источник: https://isfic.info/ugpro/prockurs82.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.