Субъекты доказывания со стороны обвинения

Является ли защитник субъектом доказывания?

Субъекты доказывания со стороны обвинения

Ушаков, А. А. Является ли защитник субъектом доказывания? / А. А. Ушаков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 46 (284). — С. 208-210. — URL: https://moluch.ru/archive/284/64041/ (дата обращения: 18.11.2020).



Новелла, которая наделила защитника правом сбора доказательств была введена впервые в УПК РФ. Данное право указано в ч. 3 ст.

86 УПК РФ, в которой прямо указанно, что защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов или иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы.

Указанное новшество было воспринято учеными-процессуалистами и правоприменителями с некоторым скептицизмом. Потому что законодатель не дал на разъяснения по поводу закрепления собранных доказательств защитником.

Стоит заметить, что доказательством в уголовном процессе признается только любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, а во второй части указанной статьи указывает на его форму. Из указанного мы можем сделать вывод, что только определенные субъекты могут признать сведения доказательствами [1].

Исходя из смысла ст. 85 УПК РФ дает перечень элементов, которые составляют процесс доказывания, это сбор, проверка и оценка. Делая вывод, законодатель указал, что эти три элемента и составляют весь процесс доказывания, который осуществляют субъекты, указанные нами ранее.

В контексте рассматриваемого вопроса, мы не будет вдаваться более глубоко в сам процесс доказывания, но важным будет замечание, что доказательством признают только те сведения, которые прошли все три этапа процесса доказывания. Были собраны надлежащим субъектом, проверены и оценены и только потом, такие сведения могут быть признаны доказательством и приобщены к материалам уголовного дела.

И, как мы уже можем понять, законодательная новелла ч.3 ст. 86 УПК РФ дала защитнику только право сбора доказательств.

И такое понятия мы считаем недостаточно корректным, так как исходя из смысла процессе доказывания, доказательства это закрепленные, уже готовые, сведения.

Получается, что законодатель наделил защитника правом не сбора доказательств как таковых, а сбором сведений, которые пройдя проверку и оценку могут быть признаны доказательствами как таковыми.

И если говорить о защитнике как о субъекте сбора доказательств, что пытается ввести законодатель в новом УПК РФ, то это будет не совсем корректно. Нормы УПК РФ противоречат друг другу, из этого складывается большая проблема в применении этих самых норм.

Говорить о защитнике как о субъекте доказывания попросту нельзя. Так как собранные им сведения должны пройти процедуру проверки и оценки, которые осуществляют органы предварительного следствия и суд.

И уже указанные субъекты и будут решать, будут ли являться сведения, собранные и предоставленные защитником сведения доказательствами или же нет. Именно поэтому, мы и не можем считать защитника субъектом доказывания, так как законодатель не наделил его полномочиями осуществлять проверку и оценку доказательств.

Он будет являться лишь субъектом сбора доказательств. Именно поэтому данное норма законодательства является не совсем корректно определяющей статус защитника в процессе доказывания.

На счет тенденции законодателя декларировать права по сбору доказательств делает замечание Е.

Доля, говоря о законодательном факторе тенденция Российского законодательства строиться на корреспонденции прав и обязанностей участников процесса, то есть права одного участника уголовного судопроизводства вызывает обязанность по обеспечению и исполнению данного права другого и наоборот [2, 82–83].

Так же следует заметить, что также данное положение дублируется в другом Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» в ч. 3 ст.

6 данного нормативно–правового акта, где также закреплено в полномочиях адвоката собирать сведения, которые необходимы для оказания юридической помощи по уголовному делу, а также опрашивать лиц с их согласия и собирать, и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами.

И нам совершенно ясно, что вводя данные положения, касающиеся сбора доказательств защитником, являются попыткой законодателя обеспечить принцип состязательности сторон в уголовном процессе, приравнивая защитника к уже установленным субъектам доказывания. Но не наделяя защитника правом по проверки и оценки, законодатель создает только определенную норму закона, которая не может работать в полной мере.

Ведь на данный момент принцип состязательности сторон, в отношении по сбору доказательств, указанный в ч. 4 ст. 15 УПК РФ, работает отнюдь не на сто процентов.

И стремление законодателя обеспечить надлежащее исполнение данного принципа весьма обнадеживает.

Но как было нами отмечено ранее, доказательства, собранные защитником, могут быть приобщены к делу, только после соответствующего решения следователя, что не делает сторону защиты равной стороне обвинения [3].

Некоторые защитники избирают линию защиты таким образом, чтобы наиболее важные собранные ими доказательства были предоставлены в суде, чтобы органы предварительного расследования не смогли выстроить обвинения в связи с изменившиеся обстоятельства.

И следует обратить внимание на еще одну актуальную проблему, касающуюся стороны защиты. Это опрос защитником лиц, с их согласия.

Тут вступает в силу правоприменительный фактор со стороны опрашиваемого лица, который обладает информацией, но в силу своих внутренних убеждений или принципов отказывается давать объяснение защитнику, регламентируя свое право законом, в отличии от стороны обвинения в лице следователя или дознавателя, вызов на допрос, к которым является обязанностью лица–свидетеля, который располагает данными о совершенном преступлении. У защитника отсутствуют законные механизмы воздействия на опрашиваемое лицо с целью добиться от него каких–либо сведений, имеющих значение по уголовному делу, по которому он осуществляет защиту. Этот момент еще раз показывает, что сторона защиты и обвинения не равноправны при сборе доказательств.

Делая вывод, можно смело сказать о попытке законодателя уровнять сторону защиты и сторону обвинения в процессе доказывания, для обеспечения принципа состязательности сторон. Но положения, касающиеся защитника недостаточно проработаны законодателем, что не делает защитника полноценным субъектом доказывания.

Литература:

  1. Ендольцева А. В. Уголовный процесс: учеб. для бакалавриата и магистратуры. — М.: Норма, — 2015. — 365 с.
  2. Доля, Е. К вопросу о праве стороны защиты собирать и представлять доказательства // Уголовное право. — 2007. — № 4. — С. 82–83.
  3. Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Уголовный процесс: учеб. для бакалавриата и магистратуры. — СПб.: Питер, — 2005. — С. — 370.

Основные термины(генерируются автоматически): РФ, сбор доказательств, защитник, процесс доказывания, доказательство, сведение, сторона защиты, уголовное дело, попытка законодателя, уголовный процесс.

Источник: https://moluch.ru/archive/284/64041/

Глава 2. участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения как субъекты доказывания

Субъекты доказывания со стороны обвинения

Согласно части 1 статьи 21 УПК, уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

Действующий УПК РФ связывает понятие «уголовное преследование» с изобличением подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления, а понятие «обвинение» – с утверждением о совершении определенным лицом уголовно-наказуемого деяния, выдвинутым в порядке, установленном УПК РФ. См.: Деришев Ю.В.

Досудебное уголовное преследование по УПК РФ // Государство и право, 2004. – № 12. -С.45-46.

При проверке заявления (сообщения) о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь истребуют различные предметы и документы, получают объяснения у очевидцев (в том числе потенциальных обвиняемых), требуют производства документальных проверок, ревизий и привлекают к их участию специалистов (ч.1 ст. 144 УПК). Без этого обычно невозможно выявить в полном объеме злоупотребления, связанные с документацией. См.: Багмет А. Надзор за полнотой регистрации сообщений о преступлениях // Законность, 2004. – № 9. – С. 26.

Л.И. Даньшина отмечает: «…следователь, дознаватель, работая с доказательствами по делу, устанавливают их наличие или отсутствие (ч. 1 ст.

74 УПК РФ), выясняя обстоятельства, подлежащие доказыванию, добывают не только обвинительные, но и оправдательные доказательства, исключающие преступность и наказуемость деяния, а также обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

Наконец, эти лица могут не только возбудить уголовное дело, но и отказать в его возбуждении, а также прекратить его. См.: Данъшина Л.И. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России. – М.: 2003. – С.27. С противоположной точки зрения С.А.

Колосовича, УПК однозначно ставит прокурора, следователя, орган дознания, дознавателя в позицию стороны обвинения, от которых в соответствии с подобным подходом нелепо добиваться всесторонности и объективности». См.: Колосович С.А. Участники уголовного судопроизводства в свете нового УПК РФ // Новый Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации: проблемы законодательства, теории и практики. – Волгоград, 2002. – С. 18.

Следователь – это должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК.

Следователь имеет следующие полномочия, связанные с доказыванием:

1) возбуждать уголовное дело в порядке, установленном УПК РФ;

2) принимать уголовное дело к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследственности;

3) давать органу дознания в установленных УПК случаях обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

4) осуществлять иные полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством.

При производстве предварительного следствия следователь также самостоятельно направляет ход расследования, принимает решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения.

«В этом выражается его процессуальная самостоятельность, которая является важнейшим элементом уголовно-процессуального статуса следователя». См.: Табалдиева В.Ш.

Уголовно-процессуальный статус следователя как субъекта применения норм права в процессе оказания международной правовой помощи по уголовным делам // Российский следователь, 2004. – № 2. – С.7.

Проблема так называемой процессуальной самостоятельности следователя постоянно находится в центре внимания ученых и практиков. Многие считают, что следователь выполняет особую, специфическую функцию по своему собственному усмотрению, руководствуясь при этом только законом.

Очевидно, это позволяет утверждать, что «предварительное следствие достигает стоящие перед ним цели самостоятельно, в специфических условиях, используя особые средства и методы». См.: Кулагин И. И. Состояние и перспективы развития следственного аппарата // Вопросы борьбы с преступностью. – Волгоград, 2004. – С. 17.

Основным субъектом производства расследования в форме дознания законодатель назвал дознавателя, которому «принадлежат процессуальные полномочия по производству всех процессуальных действий.

Дознаватель – это должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные настоящим УПК.

Дознаватель уполномочен самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда на это требуются согласие начальника органа дознания, прокурора и (или) судебное решение, а также осуществлять иные полномочия, связанные с собиранием, проверкой и оценкой доказательств. См.: Сучков А.В. Отличительные черты дознания как формы предварительного расследования по новому УПК РФ // Проблемы развития уголовно-процессуального законодательства на современном этапе. Самара, 2002. – С.131.

Представителем государства в судебном следствии традиционно являлся прокурор. См.: Копытов И. Поддержание в суде государственного обвинения – простая формальность? // Российская юстиция, 2004. – № 6. – С.42.

Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах предусмотренной УПК компетенции осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор наделен широким кругом возможностей, связанных с доказыванием. Прокурор уполномочен:

– выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства;

– давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий;

– участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения;

– изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи;

– передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому, изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с обязательным указанием оснований такой передачи;

Следует отметить, что в случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора.

– утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт по уголовному делу;

– возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков;

– осуществлять иные полномочия.

В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. По мнению Г.

Ковалева, прокурор вправе передавать своему помощнику полномочия по поддержанию государственного обвинения в суде, поскольку они не имеют, в отличие от досудебного производства, властного характера. См.: Ковалев Г. Пора внести ясность: помощник прокурора – государственный обвинитель // Законность, 2003. – № 9.

– С.7-10. Ссылаясь на сложившуюся правоприменительную практику, А.

Козлов убежден: «Определяя процессуальные полномочия собирательной фигуры «прокурора» в уголовном судопроизводстве, нормы УПК РФ оставляют решение вопроса о персоналиях государственных обвинителей на усмотрение соответствующего прокурора – руководителя того или иного уровня органов прокуратуры на данной территории». См.: Козлов А. Вправе ли помощник прокурора поддерживать государственное обвинение? // Законность, 2004. – № 4. – С.37. Необходимость получения доказательств, их исследования и использования только надлежащими субъектами является общепризнанной в теории доказывания. См.: Толмосов В.И. Проблемы допустимости доказательств на досудебных стадиях российского уголовного процесса. – Самара, 2002. – С.9

Источник: https://pravo.bobrodobro.ru/58783

41. Субъекты доказывания

Субъекты доказывания со стороны обвинения

Источник: материалы прошлыхлет.

Законодатель не дает определения, недает видов. Понятие выделяется в науке.Есть несколько т. з.

  1. «жесткая» т. з., узкий подход (Лазарева) – те, на ком лежит обязанность доказывания, те лица, которые обязаны осуществлять доказывания в соответствии с законом, лица с гос.-властными полномочиями (следователь, прокурор, дознаватель, суд – но включение суда спорно). Не важно, насколько они задействованы в доказывании.

Для вопроса субъекта доказывания важноопределить предмет доказывания – еслипод обязанность доказывания пониматьобязанность доказывания всехобстоятельств по делу, то суд так жебудет относиться к субъекту доказывания.Это объект доказывания в широком смысле.В таком случае суд безусловно относитсяк субъектам, т. к. осущ оценку доказательств.

Бремя доказывания обвинения лежит настороне обвинения – в таком случаедоказывание понимается в узком смысле.При таком подходе суд не относится ксубъектам доказывания, т. к. на нем нележит обязанность доказывания вины.

  1. Широкий подход – все участники процесса, которые как-либо принимают участие в процессе доказывания. Это и (1) субъекты, на которых лежит соотв.

    обязанность, (2) лица, участвующие в доказывании (потерпевший, истец), которые имеют интерес в деле (личный, защищаемый или представляемый), (3) лица, участвующие в процессе доказывания, используя специальные познания, они дают возможность получить источники доказывания (ч. 2 ст. 74 УПК). Этой т. з.

    охватывается максимальный круг лиц. КОВ придерживается этой т. з. – свидетели не нужны в процессе просто так, они имеют свою роль в доказывании, потому вполне подходят под категорию субъектов доказывания.

  2. Отсечение третьей группы (экспертов, специалистов) – только (1) субъекты, имеющие обязанность доказывания – лица имеющие публичный интерес, и (2) лица, имеющие частный интерес.

  3. В соотв. с принципом состязательности – лица, которые соотв. состязательной структуре судопроизводства.

  4. Субъекты доказывания – лица и органы, которые выполняют все три элемента процесса доказывания (собирание, проверка и оценка). Лица, осущ. данную деятельность только частично, то это уже не субъекты.

    Процесс доказывания есть на всех стадиях, эл. доказывания осущ. на всех стадиях в разной мере. Но, например, окончательная оценка может быть выражена только судом. Значит, остальные участники неполноценно осущ.

    доказывание?

I группа. Внутри этого понятия субъектовдоказывания (в рамкахт. з. КОВ) понимание обязанностьдоказывания отличается от законодательнойдефиниции – определение всех необходимыхобстоятельств по делу (сравнить сзаконодательным).

II группа – не имеют обязанностидоказывания, только право. Они подвластны,т. к. суб. I группы осущ. организациюпроцесса доказывания и руководят им,т. е. лица II гр. вовлечены в доказывание,но являются ведомыми. Но иметь в виду:

  1. что они могут занять и активную позицию – напр., ход. о проведении экспертизы;

  2. например, обвиняемый хоть и не имеет обязанности доказывать, но имеет обязанность участвовать в деятельности следователя по собиранию доказательств, т. е. обвиняемый может быть пассивно использован при доказывании, и он не может отказаться.

В ст. 86 законодатель говорит о том, что(ч. 2, 3) данные лица собирают доказательства.Это можно поставить под сомнение.Правильнее сказать, что они собираютматериалы. Затем данные материалы могутбыть приобщены или не приобщены к делупосле оценки следователя.

Раз ониавтоматически не становятсядоказательствами, а лишь после оценкиследователя, то и называть это «собираниемдоказательств» нельзя. Ч. 3. ст. 86 –указывается, что защитник тоже «собирает»доказательства.

Критика аналогичная –нет обязательной связи, только черезследователя. Если бы сторона обвинениямогла собирать док-ва (чтобы они непринесли в процесс – всё считатьавтоматически док-вом), то это было быверно. Однако такой подход в УПК нереализован. Т. о.

можно сказать, что это«собирание» есть правовая фикция. Такоесобирание никак не урег. в УПК.

Есть процессуалисты, которые считают,что на защитнике лежит обязанностьдоказывания. В УПК и з. Об адвокатуренет ни слова про обязанность защитника.Это выражается и в практике: он можетвести себя пассивно в суд. процессе.

Говорят о том, что раз он обязан защищать(ст. 48), то и доказывать обязан – защищатьбез доказывания немыслимо. КОВ несогласна с такой позицией.

Даже в пренияхдостаточно указать на то, что прокурорне смог опровергнуть презумпциюневиновности, но это не относится кдоказыванию.

В теме про защитника иметь ввиду:предлагалось сделать адвокатуру гос.органом, но от идеи отказались по след.доводам:

  1. не носить гос. мундир;

  2. не получать гос. жалование;

  3. пропадет смысл адвокатуры, как института гр. общества, который стоит на защите прав и интересов граждан.

Другой идеей было внедрение в массовомпорядке агентства частных детективов,которые могли бы уч. в процессе доказывания. Однако на это не пошли, т. к. сущ. угрозатого, что гос. обвинению будут сильномешать, разваливать уголовные дела.

т. о. не был реализован ни 1, ни 2 подход,и просто написали ч. 3 ст. 86 про право собирания док-в защитником.

Собирание доказательств осуществляетсяв ходе уг. судопроизводства дознавателем,следователем, прокурором и судомпутем производства следственных и иныхпроцессуальных действий.

ч.2,3

Подозреваемый, обвиняемый, а такжепотерпевший, гр. истец, гр. ответчик иих представители вправе собирать ипредставлять письменные документы ипредметы для приобщения их к уголовномуделу в качестве доказательств.

Защитник вправе собирать доказательствапутем:

1) получения предметов, документов ииных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик,иных документов от органов государственнойвласти, органов местного самоуправления,общественных объединений и организаций,которые обязаны предоставлятьзапрашиваемые документы или их копии.

На самом деле лица, указ. в ч.2,3 ст.86, немогут осущ. собирание док-в, т.к. они ненаделены гос.-вл.полномочиями и не м.осущ. след.действия, а м. лишь участвоватьв них по приглашению следователя(например, в след.эксперименте участвуеттолько статист, но дополнительно м.б.приглашен и обвиняемый, т.е. не обвиняемыйсобирает док-ва, а следователь, а обв.только участвует в след.д.)

Защитник м. принести следователюхарактеристику на его доверителя(обвиняемого) с места работы и попроситьприобщить ее к делу. Однако этахарактеристика еще не док-во, она м. имстать (в случае, если следователь приобщитхарактеристику к делу), а может и нестать (отказ м.б.

мотивирован тем, чтохарактеристика не соотв. устан.форме,не содержит подписи уполн.лица (рук-ляорганизации), составлена не на спец.бланкеорганизации, не имеет печати либо еслиэтот документ недоброкачественен ст.з. его содержания, не несет информациидоказательств.характера).

Т.е. все зависит от лица, ведущего процесс.Пока оно не примет решение о приобщенииматериала к делу и не придаст объектудоказательств. значение, оно не станетдоказательством. Лицо, ведущее процесс,может приложить, приобщить материал кделу физически (подшить к делу документ),но это просто материал дела, док.

значениеон приобретет лишь в случае ссылки нанего в последующих решениях, процесс.актахлица (обвинит.заключении). С вещдокамипроще, т.к. их приобщают к делу спец.постановлением о приобщении, поэтомув процесс.актах ссылку на них можно ине сделать, но это все равно док-во. Такжес протоколами – мы нигде не пишем, чтопридаем им доказат.

значение, простоподшиваем и оцениваем их, о придании имдок.значения узнаем из последующихпроцесс.документов (постановление опрекращении уг.дела за недостаточностьдоказательств; в обвинит.заключении –указ. оправдат. и обвинит.док-ва). Суд –также, узнаем о том, чему он придалдоказат.

значение, а чему нет из приговора,постановления суда о прекращении уг.дела

Таким образом, собирают док-ва толькосубъекты, указ. в ч.1 ст.86, т.к. они:

  • обладают гос.-вл.полномочиями

  • принимают решение о проведении след.действий

  • осущ. след.действия

  • несут отв-ть за ход и рез-ты след.действий

Субъекты, указ. в ч.2,3 ст.86, собираютматериалы, но не доказательства, ипредставляют эти материалы лицу, ведущемупроцесс. Эти лица не могут собиратьдок-ва, т.к. обязанности приобщить к делусобранные ими материалы у соотв.лица(след-ль, дозн-ль, суд) нет. Только лица,ведущие процесс, могут придать материаламдоказат.значение

Источник: https://studfile.net/preview/7298883/page:43/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.