Субъект и субъективная сторона убийства

2.2 Субъект и субъективная сторона убийства

Субъект и субъективная сторона убийства

Субъект преступления – это лицо, совершившее общественно опасное деяние и могущее нести за него уголовную ответственность.

Быть субъектом умышленного убийства может лишь лицо физическое, вменяемое, достигшее определенного возраста.

Вменяемость – это способность лица осознавать общественно опасный характер своих действий. Она определяется способностью лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Вменяемость является предпосылкой вины и условием уголовной ответственности.

В соответствии со ст.

21 УК не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть, не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Лицо, находившееся в состоянии невменяемости, не является субъектом преступления и не подлежит уголовной ответственности. В случае совершения этим лицом убийства к нему по назначению суда могут быть применены меры принудительного медицинского характера.

Субъектом убийства может быть признано лицо, которое к моменту совершения преступления достигло 14 лет, при этом лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а со следующих суток. Если точную дату рождения установить невозможно, то судебно-медицинская экспертиза устанавливает год рождения, при этом днем рождения следует считать последний день названного года.

Установление данного возрастного предела является исключением из общего правила, согласно которому уголовной ответственности подлежат лица не моложе 16 лет.

Пониженный возраст уголовной ответственности за квалифицированное убийство не связан, как представляется, с тем, что данное преступление обладает повышенной общественной опасностью и включено в перечень тяжких преступлений.

Законодатель просто исходит из того, что это преступление представляет собой деяние, общественная опасность, которого понятна и ясна каждому подростку в этом возрасте. Убийство обладает очевидной и легко осознаваемой опасностью.

При его совершении виновный посягает на такое благо, которым он обладает сам, и поэтому имеет возможность на своем личном опыте осознавать какова его опасность, в чем состоит вред и какие могут наступить последствия в результате его совершения.

Законодатель учитывает и тот факт, что к 14 годам у подростка уже происходит начальное формирование взглядов, моральных и нравственных устоев личности, что позволяет ему осознавать вышеперечисленные обстоятельства. Поэтому установление пониженного возраста уголовной ответственности за убийство вполне оправдано.

В диспозиции ст. 105 УК названы еще и отдельные признаки субъекта, влияющие на квалификацию этого преступления. Так применение п. “н” ст. 105 УК возможно только в том случае, когда убийство совершено лицом неоднократно, т.е. ранее совершившим умышленное убийство.

Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своему деянию и наступившей смерти потерпевшего. Действующее уголовное законодательство устанавливает, что уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо виновное в совершении преступления.

Закон прямо указывает и на то, что совершение общественно опасного деяния может служить основанием уголовной ответственности только в том случае, если это деяние совершено умышлено. Состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК допускает только умышленную форму вины в виде прямого или косвенного умысла.

Единственное неосторожное преступление – это деяние, предусмотренное ст. 109 УК – причинение смерти по неосторожности.

При умысле на убийство лицо осознает, что совершает деяние, в результате которого наступит смерть другого человека, реально предвидит это последствие и желает (прямой умысел) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (косвенный умысел).

Мотивы и цели действий виновного могут быть самыми разнообразными – от стремления пресечь посягательство в ситуации необходимой обороны до расправы с потерпевшим из-за ревности или корыстных побуждений. Конкретные мотивы, цели и эмоциональное состояние виновного учитываются при квалификации либо как смягчающие (статьи 106, 107, 108 УК), либо как отягчающие (ч. 2 ст.

105 УК) ответственность обстоятельства, либо не признаются ни теми, ни другими (ч. 1 ст. 105 УК).

При прямом умысле виновный сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит его общественно опасные последствия и желает наступления этих последствий.

Интеллектуальный момент при прямом умысле образует сознание субъектом общественно опасного характера своих действий или бездействий и предвидение их общественно опасных последствий.

Применительно к убийству, сознание характера своих действий предполагает понимание виновным того, что он посягает на жизнь потерпевшего, а предвидение последствий заключается в мысленном представлении о том, что в результате содеянного может наступить смерть потерпевшего.

При этом прямой умысел может быть как в том случае, когда наступление смерти мыслится как неизбежное последствие деяния виновного, так и в том случае, когда оно представляется как вероятное последствие.

Волевой момент прямого умысла состоит в том, что виновный желает смерти потерпевшего, стремится к этому результату.

При косвенном умысле лицо сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит общественно опасные последствия и сознательно допускает наступление этих последствий.

Интеллектуальный момент косвенного умысла ничем не отличается от интеллектуального момента прямого умысла.

Различие состоит лишь в том, что при прямом умысле виновный предвидит как неизбежность, так и вероятность наступления смерти потерпевшего; при косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность наступления смерти потерпевшего.

В тех же случаях, когда виновный предвидит неизбежность смерти, это означает, что он действует с прямым умыслом. Поэтому прав Н.И. Загородников, который считал, что в тех случаях, когда лицо умышленно ставится в условия, при которых оно неизбежно должно лишиться жизни, возможность косвенного умысла исключается.

Волевой момент заключается в нежелании наступления смерти потерпевшего, но, тем не менее, предполагается ее сознательное допущение. При косвенном умысле виновный не желает наступления смерти потерпевшего, ибо преследует совершенно иную цель.

Ради достижения этой цели лицо сознательно допускает возможность наступления смерти потерпевшего. Преступные последствия мыслятся виновным при косвенном умысле как возможный побочный результат его деятельности, направленной на достижение иных целей.

Поэтому косвенный умысел при убийстве предполагает наличие прямого умысла по отношению к другим действиям.

Большое значение имеет разграничение прямого и косвенного умысла при решении вопроса об ответственности за покушение на убийство. В теории уголовного права высказывались мнения о том, что покушение на убийство может быть совершено с косвенным умыслом.

Но большинство криминалистов данную точку зрения не разделяют, так как она противоречит ст.

30 УК, которая признает покушением умышленные действия, направленные на совершение преступления, то есть покушение представляет собой целенаправленное действие, возможное только с прямым умыслом, ибо, не желая достигнуть определенного результата, лицо не может покушаться на его достижение.

При косвенном умысле волевая деятельность лица не направляется непосредственно на лишение потерпевшего жизни. Она направлена на достижение иного результата и ни одного действия, направленного на достижение смерти потерпевшего оно не совершает, а только создает опасность причинения смерти потерпевшему.

В числе обстоятельств, имеющих значение для квалификации умышленного убийства, которые характеризует субъективную сторону этого преступления, необходимо назвать мотив и цель совершения убийства.

Мотив – это побудительная причина к совершению преступления. В ч. 2 ст. 105 УК прямо указываются следующие мотивы: корысть, хулиганские побуждения, кровная месть, расовая или национальная вражда или рознь, использование органов потерпевшего. При отсутствии указанных выше мотивов и других обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, применяется ч. 1 ст. 105 УК.

От мотива убийства необходимо отличать цель как признак субъективной стороны преступления. Целью является то тот интерес, то последствие, к наступлению которого стремится виновный, совершая преступление.

Мотив и цель, как правило, разграничиваются в законе и имеют самостоятельные значения для квалификации некоторых видов убийства.

Установление цели сокрытия другого преступления или облегчения его совершения влечет признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах (п. “к” ст. 105 УК). Но мотив и цель при убийстве могут совпадать.

Источник: https://pravo.bobrodobro.ru/120751

Субъект и субъективная сторона простого убийства

Субъект и субъективная сторона убийства

С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти. Действовал виновный с прямым или косвенным умыслом, выясняется из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления, предшествовавшего поведения виновного и потерпевшего, их взаимоотношения и т.

д. Убийство совершается с прямым умыслом не только в том случае, когда причинение смерти является конечной целью действий виновного, но и когда цель лежит за пределами состава убийства.

Например, убийство случайного очевидца преступления (цель – избежать разоблачения) или убийство кассира, отказавшегося передать преступнику деньги (цель – завладение деньгами). Желание как волевой момент умысла имеется и в этих случаях.

При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее наступление.

Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть; при убийстве посторонних людей в случае применения взрывного устройства или иного общеопасного и слабо управляемого способа преступления.       

Если мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (получение наследства, избавление от нежелательного свидетеля, осуществление акта кровной мести), умысел всегда будет прямым. Следует заметить, что убийство с косвенным умыслом российский законодатель и судебная практика не рассматривают как менее опасный вид.

Смерть человека – настолько тяжкое последствие, что и безразличное отношение виновного к ее наступлению свидетельствует о высокой степени общественной опасности содеянного. Закон (ст. 25 УК РФ) вообще не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их.

Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при не наступлении смертельного результата. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. N 1 “О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)” (п.

2) указал: “Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)”.

Для квалификации убийства не имеет значения и момент сформирования умысла. Убийство с заранее обдуманным намерением (предумышленное) российское уголовное право не рассматривает как более тяжкий вид.

Степень общественной опасности в большей степени зависит от мотива, цели, способа убийства и других обстоятельств, которые закон признает квалифицирующими. Уже Уголовное уложение 1903 г.

отказалось от придания самостоятельного квалифицирующего значения признаку предумышленности убийства. На этой же позиции стояли и все уголовные кодексы советского периода.

В зарубежном законодательстве предумышленность иногда рассматривается как одно из отягчающих обстоятельств убийства. Так решается вопрос в уголовных кодексах Франции, Швейцарии, Италии. Уголовное законодательство США при формулировке признаков тяжкого убийства (murder) важное значение придает совершению деяния “со злым предумышлением” (параграф 1111 Раздела 18 Свода законов США).

Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают обязательную роль, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Пленум Верховного Суда РФ требует от судов выяснения мотивов и целей убийства по каждому делу (п. 1 постановления от 27 января 1999 г. N 1). В ч. 1 ст.

105 УК не указаны мотивы простого убийства. Это преступление может быть совершено по любым мотивам, за исключением тех, которым закон придает квалифицирующее значение (п. “з”, “и”, “к”, “л”, “м” ч. 2 ст. 105 УК).

Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, независимо от его правомерности, в том числе за совершенное преступление; ревность; зависть, неприязнь или ненависть, возникшие на почве личных отношений Возможно также убийство из сострадания к безнадежно больному или раненому; из ложного представления о своем общественном или служебном долге; из страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения. В судебной практике к мотивам простого убийства относят также стремление выделиться в глазах окружающих, укрепить свой авторитет в преступной среде (при так называемых криминальных разборках).                                   
    Субъект убийства, квалифицируемого по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК, – физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ст. 20 УК). Убийство, совершенное должностным лицом при превышении должностных полномочий, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и 286 УК. В последнее время из-за обострения криминальной ситуации поднимается вопрос о снижении возраста уголовной ответственности за убийство и другие особо тяжкие преступления. Уголовный кодекс Республики Узбекистан 1994 г. специально установил, что за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах несут ответственность лица, которым до совершения преступления исполнилось 13 лет (ст. 17).

Заключение.

Для правильной квалификации убийства следователю или судье необходимо знать все факты и обстоятельства совершенного преступления, т.к.

даже самый несущественный, на первый взгляд, момент в итоге может оказаться таким обстоятельством, которое в конечном итоге может привести к направлению дела на доследование или отмене приговора.

Чтобы этого не произошло, практическому работнику необходимо всесторонне и полно исследовать собранные по делу доказательства, не пренебрегать никакими из них, какими бы незначительными они не показались.

При квалификации убийств на практике нередко возникают трудности именно с обеспечением полноты и всесторонности доказательств. Зачастую лицо, совершившее преступление, при допросе пользуется правом, предоставленным ему ст.51 Конституции РФ и отказывается давать показания.

В такой ситуации ни о какой всесторонности и полноте речи быть и не может, и практическому работнику приходится квалифицировать его действия, основываясь лишь на собранных объективных доказательствах.

Это не имеет существенного значения, если совершено убийство с квалифицирующими признаками, относящимися к объективной стороне преступления, и правильность квалификации зависит лишь от доказательств, существующих объективно, а как быть, если правильность квалификации зависит от выяснения мотивов и целей преступника.

По-моему, пока этот вопрос остается открытым. Изъян нашего уголовного законодательства в том, что оно слишком большую роль, на мой взгляд, уделяет субъективной стороне преступления.

В новом уголовном законодательстве не решена проблема эвтаназии, убийство из сострадания считается «простым» убийством (хотя небезынтересно заметить, что оно подпадает под признаки п. «в» ч.2 ст.

105 УК РФ – убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) и виновное в данном преступлении лицо несет ответственность наравне с остальными, хотя с моральной точки зрения такое лицо не более опасно для общества, чем, например, виновный в совершении убийства в состоянии аффекта.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА:

1. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. – М.: 1999.

2. Бородин С. В. Квалификация преступлений против жизни. – М.: 1998.

Источник: https://megalektsii.ru/s62120t11.html

Субъект и субъективная сторона убийства. Мотив и цель действия лица в умышленном убийстве

Субъект и субъективная сторона убийства

Субъектом преступления по российскому уголовному праву может быть только вменяемое лицо, достигшее при совершении убийства 14 лет. Но возраст и вменяемость не относится к числу признаков состава преступления, а является лишь условиями наступления уголовной ответственности.

Без субъекта не может быть преступления. Наличие лица, вследствие виновных действий которому причинена смерть другому человеку, является необходимым условием признания данного причинения смерти убийством. Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М.

, 1994, с.23.

Субъективная сторона убийства в соответствии со ст. 105 УК РФ характеризуется только умышленной виной. Умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Разграничение прямого и косвенного умысла имеет значение для индивидуализации ответственности, а в некоторых случаях и для отграничения убийства от других преступлений. Это относится, например, к квалификации покушения на убийство.

Наличие косвенного умысла исключает такую квалификацию, преступление получает юридическую оценку по фактически наступившим последствием.

Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 22 декабря 1992 года «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» разъяснил, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом. Это разъяснение имеет принципиальное значение не только для квалификации покушения на убийство, но и для выяснения содержания прямого и косвенного умысла, а также для их разграничения.

При прямом умысле виновный сознает, что он посягает на жизнь другого человека, предвидит, что его деяние содержит в себе реальную возможность или неизбежность наступления смерти, и желает ее наступления. Так, например, с прямым умыслом совершил убийство С. Обстоятельства дела: С. и П.

ехали вместе в такси. По пути между ними возникла ссора. С. достал складной нож и, высказывая угрозы убить П., попросил знакомого ему водителя остановить машину. Выйдя из такси, С. ударил ножом П. В результате ранения сердца П. тут же скончался.

Бюллетень Верховного суда Российской Федерации, 1992, №4, с.6.

При косвенном умысле на убийство виновный осознает, что он своим деянием ставит в опасность жизнь человека, предвидит, что от этого деяния может наступить его смерть, не желает ее наступления, но сознательно допускает либо безразлично относится к ее наступлению.

В последнее время широкое распространение получили случаи убийства путем производства взрывов. При этом зачастую вместе с намеченной жертвой погибают и другие лица.

В этом случае виновный в отношении намеченной жертвы действует с прямым умыслом, а в отношении других лиц – с косвенным.

Косвенный умысел при убийстве подлежит отграничению от неосторожной вины, а преступная небрежность и преступная самонадеянность от случайного причинения смерти.

Исключительно важное значение имеет установление по делам этой категории мотивов и целей лишение потерпевшего жизни. В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» от 22 декабря 1992 г.

по этому поводу, в частности говорится: «По каждому такому делу должны тщательно выясняться все обстоятельства, в том числе мотивы, цель и способ убийства, имеющие важное значение для правильной правовой оценки содеянного виновным и назначения ему справедливого наказания.

Постановление Пленума от 18 августа 1992 г. № 10 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах»

Мотив действия лица, виновного в убийстве – это побудительная причина к совершению данного преступления. Поэтому при решении вопроса о квалификации убийства мотив не может не учитываться. Для квалификации ст. 105 ч.

1 УК РФ мотив его совершения по существу безразличен, но вместе с тем не значит, что устанавливать его не следует. По общему правилу мотив убийства свидетельствует о прямом умысле. Мотив характеризует волю субъекта.

Любое волевое действие совершается по определенному мотиву.

От мотива убийства необходимо отличать цель – как признак субъективной стороны преступления. Целью является то последствие, к наступлению которого стремится виновный, совершая преступление. Как правило, мотив и цель разграничиваются в законе и имеют самостоятельное значение для квалификации некоторых видов убийств.

Уголовный закон различает следующие виды умышленных убийств:

1. убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств, указанных в законе (ч. 1 ст. 105),

2. убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105),

3. убийство при смягчающих обстоятельствах (ст. 106-108 УК РФ).

Источник: https://cyberpedia.su/14x5095.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.