Субъект и объект это

Субъект и объект общения

Субъект и объект это

Исходная предпосылка общения. Элементарным условием или исходной предпосылкой общения является прежде всего наличие индивидов, которые оказываются в состоянии наладить между собой какой-то контакт.

Простейшей моделью межличностного общения является пара индивидов, которые связаны между собой.

Каждый из членов этой пары, в свою очередь, может рассматриваться одновременно и как объект, и как субъект социально-психологического общения.

Наличие у участников общения этих двух различных ролевых функций — “быть субъектом” и “быть объектом” — несовместимо с понятием общения, как полагает М. С. Каган, на том основании, что пребывание одного из партнеров в качестве объекта для другого лишает его качеств субъекта.

Общение, по его мнению, “является таковым лишь до тех пор, пока субъект сохраняет свою субъективность (почему обязательно субъективность? — Б. П.) во взаимоотношениях с другим субъектом, а этот последний ориентируется на своего партнера именно как на партнера по совместной деятельности, т. е.

как на субъекта же, а не как объект”.

В этом рассуждении исключается как раз вариант возможности одновременного совмещения двух ролевых ипостасей “субъекта” и “объекта” общения в одном лице. Или ты субъект, но тогда не объект. Или наоборот.

Между тем субъект-объектная характеристика ролевого статуса индивида в общении призвана фиксировать не его личностные качества или характер отношения к партнеру (уважительное как к субъекту или неуважительное, манипуляторское как к объекту), а всего лишь различие срезов в общении с точки зрения наблюдателя и исследователя этого процесса.

И тогда один и тот же участник коммуникативного акта может рассматриваться либо как субъект (когда исследуются его мотивы, цели, впечатления по отношению к другому), либо как объект (когда изучается аналогичное отношение другого к нему). Значит, такая трактовка не ставит нас перед драматизацией по схеме: “Ты или он — кто из вас объект, а кто субъект?”. Здесь главное другое — чье отношение к другому оказывается в поле зрения исследователя.

Аналогичное нашему пониманию этого вопроса мы находим у А. А. Бода-лева. Взаимодействуя с другими людьми, как считает он, человек может одновременно выступать в роли и субъекта, и объекта общения. Как субъект он познает своего партнера, определяет к нему свое отношение (это может быть интерес, безразличие или неприязнь), воздействует на него с целью решения какой-либо конкретной задачи.

В свою очередь, он сам является объектом познания для того, с кем общается. Партнер адресует к нему свои чувства и старается на него повлиять. При этом следует подчеркнуть, что пребывание человека одновременно в двух “ипостасях” — объекта и субъекта — характерно для любого вида непосредственного общения людей, будь то общение одного учащегося с другим или учащегося и учителя.

Но соотношение понятий “субъект” и “объект” общения может рассматриваться и в несколько иной плоскости, приближенной к той, о которой говорит М. С. Каган. И тогда в поле зрения оказывается не взгляд наблюдателя-аналитика на вектор направленности отношений общающихся индивидов, а их собственные отношения друг к другу.

Понятие субъекта общения и отношения. Если есть индивиды, которые готовы и способны вступить в психологический контакт друг с другом, то каждый из них может рассматриваться в качестве субъекта, складывающегося между ними межличностного взаимодействия и межличностных или функциональных отношений.

В широком смысле слова, под субъектом общения следует понимать того или тех индивидов, которые активно участвуют в ситуации общения.

Кроме показателя степени активности можно говорить о смысловом значении понятия “субъект общения” применительно к характеру восприятия партнера по коммуникации другим участником этого процесса.

В таком случае принято также различать понятия “субъект” и “объект общения”.

Соотношение понятий субъект и объект общения-отношения.

Активный участник или субъект общения может относиться к другому участнику как к субъекту же (и тогда он интересен прежде всего в качестве равноправного партнера, личности и индивидуальности) или только как к объекту или средству удовлетворения своих потребностей и интересов. В таком случае правомерно говорить не о партнерском, межличностном общении, а об общении функционально-ролевом и притом таком, которое не опосредовано личностно.

В качестве объекта общения по отношению к человеку могут выступать не только люди, но и животные. Последние, однако, нередко воспринимаются и как “равноправные” субъекты. Любимцы своих хозяев — собаки и кошки — получают от них не только имена и клички. Они обнаруживают индивидуальность в своем характере и манерах поведения с хозяином.

Несмотря на субъект-объектный характер, такое общение человека с животным, как правило, несет на себе печать избирательности в отношениях друг к другу, эмоциональной привязанности и бескорыстия.

Объектом общения для человека является и природа в целом, лес, море, небо, поля и луга — неиссякаемый источник радости, эмоционального отношения, впечатлений и символической значимости для человека. Не менее богат возможностями для общения человека и мир предметно-вещной среды, созданной его руками.

В тех случаях, когда у субъекта нет реального партнера по общению он может восполнить его отсутствие своим воображением. Вспомним “Шахматную новеллу” Стефана Цвейга. В ней рассказывается о человеке, который не только выдержал суровое испытание одиночного заключения, благодаря воображаемой игре в шахматы, но и добился потом на шахматном поприще феноменальных успехов.

Итак, объектом общения для субъекта может быть другой реальный или воображаемый человек, природа, животный мир и предметно-вещная среда, т. е. все многообразие окружающего человека мира.

Парыгин Б.Д., Социальная психология, 1999

Источник: https://www.b17.ru/blog/63238/

§ 2. Объект, предмет, субъект

Субъект и объект это

Различение объекта и предмета – это чисто гносеологическая проблема. Возникает она всегда там, где по каким-то причинам перестает работать методологическое требование об использовании строго определенных понятий, и всегда там, где предмет науки, к которой относится данная деятельность, еще не выделен и не обоснован.

Различие между объектом и предметом возникло в связи с исследованиями в области гносеологии. Изучая объективный мир, те или иные его стороны, человек вырабатывает объективные знания об окружающей реальности.

Каждый последующий исследователь прежде, чем приступить к изучению некоторого реального объекта, обязан изучить имеющуюся в обществе совокупность знаний, представляющих этот объект. В этом случае совокупность знаний становится предметом изучения.

Довольно часто исследователь, изучив совокупность знаний об объекте, невольно считает, что им изучен сам объект, тем более, что содержательная часть и объекта, и предмета пока совпадает.

Таким образом, создается иллюзия сходства двух предметов: предмета, принадлежащего объективной реальности, не зависимой от человека, и предмета, произведенного познавательной деятельностью человека. И то, и другое являются предметами для познания человека. Здесь возникает необходимость различать эти предметы, что и приводит к разделению двух предметов познавательной деятельности человека – на объект и на предмет. Такова ситуация и в педагогической науке.

Поскольку каждый раз после очередного исследования (изучения) человечество оказывалось перед фактом более глубокого понимания изученного предмета, то и сам предмет представлялся несколько иным, чем это имело место до его изучения. Менялось, видимо, и отношение к этому предмету.

Измененное представление о предмете изучения в ряде случаев оказывалось перенесенным и на сам предмет изучения, в связи с чем получалось, что изменился и предмет изучения.

Это представление, из которого исходили исследователи, поддерживалось и общим философским принципом утверждающим, что сам мир и всё в мире изменяется.

Что же всё-таки изменилось? Предмет, который был выделен для изучения, изменился в результате его изучения, или все-таки изменилось наше знание об этом предмете? Человек, выполняющий то или иное исследование, изучает выбранный им предмет. Завершив исследование этого предмета, он может переключиться на другой предмет и вновь осуществить исследование (изучение). Но это уже другой предмет: человек изменил (сменил) предмет своего исследования (деятельности).

Но изменился ли сам предмет оттого, что его изучали? Конечно, можно предположить, что при изучении реального предмета, предмет может утратить те или иные свои формы, размеры, вес и
т. д.

Можно посчитать, что это результат изучения, но на самом деле это изменение не предмета изучения, а изменения выделенной для изучения конкретной вещи, содержащей в себе и представляющей собой предмет изучения. Поэтому, изменяя один или несколько экземпляров вещей, содержащих предмет изучения, изучаем именно этот предмет, а не вещи.

Таким образом, несмотря на изменения экземпляра вещи-предмета, наш предмет изучения не разрушается и не изменяется. Именно это свойство позволяет изучить именно этот предмет, а не другой.

Этой неизменностью обусловлено и то, что каждая конкретная наука, выделяя ту или иную сторону реальности (мира), не позволяет исследователю изменять эту сторону, предмет изучения, а также изменять предмет науки.

Если исследователь свободно может менять предметы для изучения, то наука как абстрактный субъект, выделив и определив свой предмет, ту или иную реальность, не может изменить своего предмета, оставаясь именно данной наукой.

Изменив же этот предмет, данная наука утрачивает и свою содержательную качественную сторону и перестает существовать, являя тем, в лучшем случае, рождение (появление) новой науки.

Если мир, не зависимый от человека, есть объективная реальность как цельный объект, тогда все науки изучают один и тот же объект.

Такая абстракция верно отражает понимание объекта, но не позволяет нам познать более точно объективный мир, потому что он состоит, в свою очередь, из громадного количества отдельных объектов, весьма отличных друг от друга.

Устанавливая сходства и различия между отдельными объектами реального мира, человек фактически выделяет отдельные объекты, определяет их как предметы, как потенциальные предметы для своей деятельности, для изучения.

В этом случае предметы также являются объективной реальностью, ибо их существование не зависит от человека. От человека зависит лишь сам момент выделения объекта. Но выделив объект, человек превращает его в предмет деятельности. Это – особенность человека превращать объект в предмет своей деятельности.

Выделенные из объективной реальности отдельные объекты, становятся предметами деятельности человека, и каждый из этих предметов при соответствующих условиях может стать предметом, специальным предметом специфической науки. Этот уникальный факт, позволяющий отличать объект от предмета, остается не замеченным педагогами-иссле-дователями и затрудняет поиски предмета своей науки.

Приняв такое решение проблемы «предмет-объект», сразу же встречаемся с первым затруднением, имевшем место в педагогике.

Если среди выделенных объектов оказывается человек, а с точки зрения объективной реальности, человек тоже есть реальный объект, выделяющий должен назвать его в лучшем случае предметом. Вспомним классическое выражение «человек как предмет воспитания».

Но человека не должны называть предметом потому, что, с точки зрения социально образованного человека и социальной науки, это – человек, субъект. Фактически человек не является предметом. Но довольно часто именно так понимается он, и так же к нему относятся – как к предмету, предмету чьей-то деятельности.

Предметные отношения одного человека к другому не превращают другого человека в предмет. Они лишь означают неадекватное отношение одного человека к другому

Изучая предмет, человек выделяет те или иные стороны или свойства этого предмета и превращает их в предмет своей новой деятельности, нового исследования.

Поскольку предмет науки уже определен, то все предметы конкретных исследований представляют лишь стороны или свойства предмета науки, они составляют части или стороны цельного предмета науки. Путаница и неудобства возникают из-за того, что и в первом случае говорится о предмете, и во втором.

Но если в первом случае имеется предмет науки, то во втором – часть или сторона предмета науки. Здесь имеют место отношения части и целого, поэтому предмет в значении часть не тождествен предмету в значении целое.

Другой формой проявления проблемы «объект-предмет» являются исследовательские позиции, в которых тот или иной объект объявляется предметом для многих наук. Так, например, считается, что человека изучают многие науки [60, c. 8]: биология, физиология, анатомия, психология, философия и др.

; что учение как одна из форм деятельности является междисциплинарной проблемой и может рассматриваться (изучаться) с позиции многих наук: биологии, физиологии психологии, социологии, этики, кибернетики, философии, логики, педагогики [91, c. 17 – 28].

Таким же предметом изучения многих наук считается и деятельность [189, с. 10].

Отражая такое положение, В. В.

Краевский ставит важный вопрос для теории: «То обстоятельство, что деятельность человека изучается рядом других наук, кроме психологии, и осознается как объект, далеко не исчерпываемый предметом этой науки, делает особенно актуальным вопрос: что есть предмет психологии, каково его отличие от предметов других наук, так или иначе изучающих деятельность?» [74, c. 90].

Вопрос ученого является не менее актуальным для наук и дисциплин, в которых исследователями указан или назван один и тот же предмет.

Почему мы так легко соглашаемся, что человека или учение, или деятельность изучают многие науки? Если каждая наука имеет свой предмет изучения, что является основанием для ее существования, то при установлении одного предмета для многих наук, само существование множества наук оказывается фикцией. И вместо множества наук мы должны иметь только одну науку, у которой один предмет.

Простая логическая операция, приводящая к такому выводу, казалось бы, должна всполошить весь научный мир, но ничего не происходит, такое положение существует и, очевидно, устраивает ученых. Казалось бы, наука не должна, не может мириться с подобными фактами логической небрежности, а она эту небрежность лелеет.

Конечно, наука не показывает столь явное пренебрежение, это отсутствие самоконтроля исследователя за использованием терминов приводит к топтанию на одном месте.

Наука как объективный и социальный феномен уже давно произвела бы ревизию столь многих словесных утверждений и вынесла бы свой вердикт, если бы в научном сообществе существовала служба терминологического контроля, но таковая еще не создана.

На самом деле все названные выше науки не изучают один и тот же выделенный исследователями предмет. Физиология, например, изучает функционирование внутренних органов человека, анатомия – строение организма человека, психология – психические свойства и состояния человека.

Как видно, каждая из названных наук изучает не человека, а свой предмет, весьма отличный от человека. И даже все вместе эти науки не изучают человека, т. е. не имеют человека своим предметом. Но при этом используется одно и то же словесное выражение: «изучать человека».

Такой науки, для которой человек явился бы предметом изучения, которая изучала бы человека как целое природное и одновременно социально образованное существо, еще нет.

Должна появиться качественно новая наука: наука, которая изучает не предмет, а субъекта – субъекта, являющегося человеком, как природное и социально образованное существо.

Нет и науки, которая имела бы своим предметом деятельность. Когда говорят, что физиология или психология изучают деятельность, это фактически может означать только то, что физиология изучает функционирование внутренних органов человека, а психология изучает психические свойства и состояния человека, который осуществляет ту или иную деятельность.

Нет и науки, которая имела бы своим предметом учение. Если учение есть явление, в котором человек овладевает культурным опытом общества, то учение фактически является одним из видов деятельности.

Поэтому смысл утверждения, что физиология или психология изучают учение, может означать только то, что физиология изучает функционирование внутренних органов, а психология изучает психические свойства и состояния человека, который осуществляет учение.

Но если для человека и деятельности еще не сложились самостоятельные науки, то учение, хотя и не является предметом специальной науки, полностью принадлежит предмету педагогики и представляет собой часть дидактики.

Методологические трудности проблемы «объект-предмет» состоят еще и в том, что предмет науки не разрушается и не изменяется от его изучения. Это свойство предмета науки позволяет изучить именно этот предмет, а не другой. Неизменность предмета науки не позволяет ученому изменять предмет науки.

Если исследователь как реальный субъект свободно может менять предметы для изучения, то наука, как абстрактный субъект, выделив и определив своим предметом ту или иную реальность, не может изменять своего предмета, оставаясь именно данной наукой.

Изменение предмета приводит к тому, что данная наука утрачивает и свою содержательную качественную сторону, становясь или другой наукой с другим предметом, или прекращает свое существование, исчерпав свой предмет.

Поэтому реальный субъект, действующий в сфере той или иной науки и представляющий результаты своей деятельности, не всегда объективно выступает от имени или в качестве абстрактного субъекта науки.

Но на этом проблема объекта и предмета для педагогики не исчерпана. Так, В. В.

Краевский в анализе названной проблемы, заостряя внимание на научной и практической педагогической деятельности учителей, воспитателей, выделяет для каждой из них различные объекты, не предметы деятельности, а объекты: «Объектом практической педагогической деятельности является индивид – ученик, воспитанник, объектом деятельности научной – сама педагогическая деятельность» [74, c. 25]. Такое разграничение объектов, а не предметов двух видов педагогической деятельности позволило ему довольно четко разграничить, отделить психологию или предмет психологии от педагогической науки, предметом которой не является и не может являться психика индивида (ребенка). Это чрезвычайно важно, поскольку сделано в условиях, когда психологизм, пронизавший всю педагогику, оставил ей место лишь в качестве связующего звена «между педагогической практикой и психологией, которая диктует и педагогической науке, и практике свои законы» [73, c. 28].

Но полностью выйти из-под влияния психологии не просто: выделив индивида (ученика, воспитанника) в качестве объекта практической педагогической деятельности, В. В.

Краевский уточняет далее, что «объект психологии действительно совпадает с объектом педагогического воздействия – психикой индивида (в данном случае – ребенка)» [73, с. 89].

То есть, с одной стороны, педагогика и психология имеют разные объекты (предметы), но, с другой – психика, являющаяся предметом психологии, оказывается и предметом практической педагогической деятельности.

Это подтверждается и последующим утверждением: «…объектом практического педагогического воздействия… является психика человека, которого нужно обучать и воспитывать» [73, c. 28]. Сам факт выделения и практической, и научной педагогической деятельности корректен и правомерен.

Поскольку выделены виды деятельности, то, согласно предложенному нами пониманию отношения между объектом и предметом, выделяем предметы этих деятельностей, а не объекты. Если деятельности различны (практическая и теоретическая), то и предметы их должны быть различными. Это тоже верно. Но и практическая, и научная деятельности являются педагогическими деятельностями, следовательно, и предметы их должны составлять предмет педагогики.

Таким образом, в качестве предмета педагогики имеем два разных предмета: психику и педагогическую деятельность, – т. е. один предмет является предметом психологии, а другой – предметом педагогики. Это – противоречие[1].

Ряд высказанных суждений об объекте и предмете науки позволяет заметить, что объект, который становится предметом науки, должен существовать и существует задолго до того, как он становится предметом той или иной науки, и задолго до того, как появляется сама наука. Это означает, что предмет науки существует объективно.

Обратимся к содержательной части предмета педагогики, представленной в высказываниях.

[1] Далее покажем, что и у практической деятельности предметом является не психика, но пока это противоречие имеет место.

Источник: http://teoria.ru/glava-1-predmet-nauki-pedagogiki/p-2-obekt-predmet-subekt

Субъект и объект права собственности. Основные положения

Субъект и объект это

Физический индивидуум – это субъект права. В данном контексте допускается условие, что бесплотный дух не нуждается в чём-либо, тем более, что в раю не предусмотрены правовые отношения.

Именно поэтому делается акцент на идею телесности субъекта, поскольку в ином варианте просто не с кого спрашивать. Современная юридическая практика ярко отражает, что фактическими субъектами права собственности могут быть как физические, так и юридические лица.

Здесь имеется в виду так называемые социальные организмы: предприятия, общества акционеров и т.п.

Субъект права собственности

Совокупность физических лиц не является беспорядочным комплексом человеческих индивидуальностей. Скорее это конкретные прообразы личностей, которые, прежде всего, представлены руководителями предприятий или государственных учреждений.

Такие представители вступают в правовые отношения с другими представителями от лица всего коллектива. Юридические лица – это те же физические субъекты, они точно так же имеют физическую и духовную форму, точно так же наделены физическими и духовными потребностями и интересами.

В этом отношении они точно так же являются субъектами прав и обязанностей, как и физические лица.

Акт приобретения собственности субъектом наделяет его новой сферой свободы. В первую очередь, он может распоряжаться ею любыми возможными способами. Реализуя своё право собственности, субъект осуществляет посредством вложения своего труда в неё. Тем самым показывает свою цель, дефиницию и свою душу – своим трудом, творческой энергией, которой наполнена его душа.

Таким образом, его воля переходит на новый уровень и обретает новый способ собственного бытия. Собственность служит его целям. Из этого следует, что собственность создаёт новую реальность, она предоставляет новое бытие воле субъекта.

В этом есть нужда его жизни: субъект оставляет свои духовные и физические силы своей собственности, конечная цель этого действия заключается в том, чтобы получить от этого отдачу. Имеется в виду, что собственность сможет удовлетворить его жизненные потребности и цели, будет принимать участие в осуществлении плана его жизни.

Справедливости ради, стоит заметить, что правильно полагать, что собственность должна быть у каждого, потому как любой субъект уже фактом своего рождения вписан в контекст социального бытия и в систему правовых отношений.

Замечание 1

Необходимо понимать, что имущественное равенство вовсе не считается разумным и исключительно необходимым.

Объект собственности

Определение

Объект собственности – это все без исключения объекты, которые принадлежат к духовному и материальному миру, созданные человеком либо природой, в которых люди испытывают нужду, но при этом они существуют в весьма ограниченном количестве, тем самым не могут быть приравнены, например, к воздуху, поскольку его на данный момент в имеется в достаточном количестве и никто не стремиться поделить его или присвоить, наделяя правом личной или общественной собственности.

Полагаясь на тысячелетнюю историю человечества, можно говорить о том, что присвоение собственности всегда осуществлялось двумя способами:

  • Насильственный захват.
  • Обработка объекта.

Приобретение собственности происходило на фоне необходимости в том, что имелось в ограниченном количестве, и что было необходимо как-то делить, иногда посредством захвата. Интерес к собственности порождался на фоне того, что вещь имела некую ценность, была достаточно редкой, а её количество ограничено.

Пример 1

Человек, который занимался обработкой определённого участка земли: начиная от выкорчёвывания леса и заканчивая посевами каких-либо плодов, а затем их сбором, по праву мог считать данную землю своей собственностью.

Для этого было необходимо неким образом пометить данный участок, например, огородить забором. В последствие и окружающие считали этот кусок земли чужой собственностью. Основой такого права была смекалка, труд и присвоение. Естественно, присвоение законным путём, не кража, а присваивание земли, которая никому не принадлежит.

Опиши задание

Принадлежность в контексте собственности в корне отличается от того, что составляет “части” нашего “Я”, например, частей тела.

Пример 2

Известный историк и мыслитель из Франции Луи Тьер отмечал: “Посмотрим на нас самих и на то, что находится вблизи нас. Я чувствую, я мыслю, я хочу: эти чувства, эти мысли, эти волнения — все они относятся ко мне самому. Первая из моих собственностей и есть моя: я сам.

Будем двигаться теперь дальше из моего внутреннего мира, из центра моего Я. Мои руки, мои ноги — разве они не мои без всякого спора и сомнения.

Вот, следовательно, первый вид собственности: я сам, мои способности, физические или интеллектуальные, мои ноги, руки, глаза, мой мозг, словом, моё тело и моя душа”.

К собственности относятся и произведения нашего ума, например, научные работы, философские, художественные статьи, книги, а также изобретения. В данной ситуации очень трудно не согласиться с У.

Джеймсом, который высказался на этот счёт так: “Сложно определить границы между собой и своим.

Личность состоит их совокупности всего того, что человек может назвать своим: не только его физические и духовные качества, но и его одежда, жилище, семья, друзья, его работы и репутация”.

Стоит добавить, что фамилия, имя и отчество – это не просто слова, а смысл его отличия от других и своего рода утвердительная информация. Это слова, которые неразрывны с личностью. Хотя есть ситуации, когда человек вынужден изменить все эти параметры своей личности по определённым причинам, преследую какие-то цели.

При этом, даже изменив имя, в глубине души человек всегда помнит и знает, кто он на самом деле, какова его настоящая фамилия, имя и отчество. Всё это является объектом собственности. Именная собственность имеет ряд отличий, от других форм собственности. Её невозможно завещать, продать и обменять.

Фамильно-именной вид собственности имеет ряд нюансов смыслового характера.

Пример 3

Когда мы называем фамилию “Пушкин”, то не имеем в виду только великого классика русской и мировой литературы, конечно, она наполнена определённым смыслом для каждого, но это всё собственность поэта и писателя и она бесценна. Конечно, книги его продаются, но духовная составляющая его творчества была и остаётся только с ним.

Разобравшись с первым видом собственности можно говорить о втором – орудие труда. Он не является частью тела или души, но связан с ними, и даже продолжает их. Орудие, которое человек использует во время труда – это его продолжение.

Человек уверен, что это его собственность.

Полагаясь на психологию, можно утверждать, что термин собственность появился в результате перенесения некоторых представлений, которые были переняты из телесного и душевного мира человека, в сферу отношений людей к окружающим вещам.

В силу некоторых обстоятельств, это не может объяснить происхождение собственности как идеи. В качестве примера можно сказать, что воля мне принадлежит, так же как и принадлежит одежда. Но, по сути, здесь речь о совершенно разных глубинных смыслах явления, которые могут обозначаться словом “принадлежит”.

Парадоксально сравнивать то, что нам принадлежит на духовном и телесном уровне с тем, что нам принадлежит в качестве вещи.

Принципиальное различие в том, что собственность – это нечто отчуждаемое, её можно обменять, подарить, продать. А вот с характером или темпераментом, разумом или настроением этого сделать нельзя.

Если бы вдруг случилось так, что это стало возможным, любой человек полностью разрушил бы собственное “Я”.

То, что принадлежит нашему телесному и духовному “Я” неотчуждаемо, а вот о собственности такого сказать нельзя. Собственностью не может быть как человек в целом, так и его какая-то конкретная черта, например, талант или способность.

Замечание 2

Рабство не может считаться фактом собственности. Этот исторический момент скорее исключение, и не может быть примером собственности человека, когда раб принадлежал своему рабовладельцу.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Не получается написать работу самому?

Доверь это кандидату наук!

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/filosofija/sotsialnaja-filosofija/subekt-i-obekt-sobstvennosti/

Субъект и объект познания

Субъект и объект это

В рационалистической философии проблемы гносеологии рассматривались под углом зрения взаимодействия субъекта и объекта познания. Трактовка субъекта и объекта существенно менялась. В докантовской философии под субъектом познания понимали единично-оформленное бытие, человеческого индивида.

Под объектом – то, на что направлена познавательная деятельность и что существует в его сознании в виде идеальных мыслительных конструкций. Кант перевернул отношения субъекта и объекта и в связи с этим дал им другую интерпретацию. Кантовский трансцендентальный субъект – это духовное образование, то, что лежит в основе предметного мира.

Объект – продукт деятельности этого субъекта.

В системе Канта была осознана многогранность взаимодействия субъекта и объекта. Представители немецкой классической философии раскрыли онтологические, гносеологические, ценностные, материально-практические стороны этого взаимодействия.

Поэтому субъект здесь предстаёт как надындивидуальная развивающаяся система, сущность которой состоит в активной деятельности.

У Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля эта деятельность рассматривалась, прежде всего, как духовная активность, которая порождала субъект. У Маркса и Энгельса эта деятельность носила материально-чувственный характер.

Субъект и объект выступали у них как стороны практического отношения. Субъект – носитель материального целенаправленного действия, связывающего его с объектом. Объект – предмет, на который направлено действие.

Исходная характеристика субъекта – активность – понимается как самопроизвольное, внутренне детерминированное порождение материальной или духовной энергии.

Активность человека носит осознанный характер, следовательно, опосредуется целеполаганием и самосознанием.

Таким образом, субъект можно определить как активное, самодеятельное существо, осуществляющее целеполагание и преобразование действительности. Объект – это сфера приложения активности субъекта.

Различия между субъектом и объектом относительны. Субъект и объект – это функциональные категории, которые означают роли различных явлений в тех или иных ситуациях действительности. Например, индивид в одних случаях выступает в роли субъекта, когда он сам активно действует. Когда же на него воздействуют, то он превращается в объект.

Человек становится субъектом познания лишь в той мере, в какой он включён в социальную деятельность по преобразованию внешнего мира. Познание никогда не осуществляется независимым изолированным индивидом, а лишь таким субъектом, который включён в коллективную практическую деятельность.

Объектом познания выступает та часть объективной реальности, с которой субъект вступил в практическое и познавательное взаимодействие и которую субъект может выделить из действительности в силу того, что обладает на данной стадии развития познания такими средствами познавательной деятельности, которые отражают какие-то характеристики данного объекта.

В вопросе о характере взаимоотношений субъекта и объекта высказывались различные подходы. Идеалистическая философия источник знаний видит в активной творческой деятельности сознания субъекта. Материализм осмысливал процесс получения знаний как результат отражения субъектом объекта.

Отражение – это взаимодействие двух систем, в результате которого особенности одной системы воспроизводятся в особенностях другой системы. В диалектико-материалистической философии свойство отражения распространяется на весь материальный мир. Но на каждом уровне развития материи она обладает своими специфическими характеристиками.

Познание на уровне человеческого сознания получает форму взаимодействия объективного мира и человеческого сознания. Объективный мир воздействует на сознание человека своим специфическим образом. Результатом воздействия объективного мира на сознание субъекта являются образы сознания. Эти образы являются копиями реальных вещей.

Они объективны по своему содержанию, содержательно воспроизводят особенности отражаемого объекта. Но это воспроизведение происходит в соответствии с особенностями отражающей системы, то есть сознания. Следовательно, образы сознания субъективны по форме, то есть несут в себе определённые характеристики субъекта.

Это связано с идеальностью образов, с отсутствием в них материальных свойств (массы, протяжённости и т.д.).

Неклассическая философия и современная наука поставила новые проблемы, касающиеся взаимодействия субъекта и объекта. Возникает проблема влияния субъекта на объект. И дело здесь не в какой-то предвзятости исследователя, в чём постоянно упрекали гуманитарные науки. Любой человек, по словам М.

Хайдеггера – это не изолированный субъект, изучающий мир как объект. Человек – это изначальное-бытие-в-мире. То есть он предзадан в своём понимании мира его «предпониманием». Процесс познания не строится от частного к общему или от эмпирических фактов к обобщающим теориям.

На каждого исследователя оказывают влияние его предшественники, сторонники и противники тех или иных теорий. Даже в «самой объективной» из наук – физике личность исследователя очень много значит в результатах исследования.

Классические определения субъекта и объекта исследования всё более теряют своё значение, в том числе и в связи с широким распространением многообразных методов компьютерного моделирования.
Предыдущая31323334353637383940414243444546Следующая

Дата добавления: 2015-03-19; просмотров: 702; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/2-110192.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.