Статья за некрофелизм

О некоторых проблемах разграничения убийства от надругательства над телом умершего при квалификации преступных деяний

Статья за некрофелизм

О некоторых проблемах разграничения убийства от надругательства над телом умершего при квалификации преступных деяний

Миллерова Елена Александровна,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса Ростовского государственного университета путей сообщения,

Миллеров Евгений Владимирович,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры административного и таможенного права Ростовского филиала Российской таможенной академии.

В правоприменительной практике возникает немало вопросов при квалификации преступных деяний по ст. 244 УК РФ.

Данная уголовно-правовая норма предусматривает уголовную ответственность за надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением. В данной публикации будут затронуты проблемы разграничения составов преступлений предусмотренных ст. 244 УК РФ и ст. 105 УК РФ, а также их квалификация при совокупности.

Обозначенные проблемы квалификации, логично рассматривать начиная с понятия «надругательство». Согласно Толковому словарю русского языка – это оскорбительное, грубое издевательство, кощунство. А.В.Наумов считает, что применительно к ст.

244 УК РФ надругательством следует считать совершение безнравственных, оскверняющих или циничных действий в отношении тела умершего (выкапывание тела из могилы, причинение ему каких-либо повреждений, расчленение трупа, внедрение в тело различных предметов, покрытие тела нечистотами, похищение с тела умершего одежды, украшений, зубных коронок и т.п.).

Необходимо отметить, что надругательство над телом умершего может быть совершено как с извлечением его из могилы, так и без извлечения (до захоронения). Надругательство над телом умершего, указывает Ю.М.

Ткачевский, возможно и до его захоронения или кремации, например в морге, если при подготовке умершего к захоронению виновное лицо вырывает у него золотые коронки. Большое распространение имеют случаи раскрытия гроба в крематориях после осуществления процедуры прощания с телом покойного непосредственно перед сжиганием его в печи.

При этом изымаются одежда и ценности умершего, а иногда – и гроб. В подобных случаях, по мнению Ю.М.Ткачевского, содеянное надлежит квалифицировать как надругательство над телом умершего.

Надругательством над телом умершего является и некрофилия – совершение полового акта с трупом.

Согласно официальной статистике количество фактов надругательств над телами умерших путем некрофилии в процентном соотношении от общего числа надругательств невелико (0,7%), однако представляется, что фактически этот процент гораздо выше. З.А.

Незнамова по этому поводу пишет: «психиатрическая и следственная практика выделяет следующие варианты юридической оценки подобного рода половых извращений: 1) совершение полового акта с трупом квалифицируется по ст.

244 УК; 2) убийство с целью совершить половой акт с трупом следует квалифицировать как умышленное убийство по совокупности ст.105 и ст.244 УК». Такая точка зрения представляется нам верной. Считаем, что убийство с целью последующего совершения полового акта с трупом, действительно следует квалифицировать по совокупности ст.105 и 244 УК РФ.

Нужно сказать, что в некоторых случаях подобного рода действия квалифицируются как убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, то есть по п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ. По нашему мнению, некрофилию нельзя квалифицировать как изнасилование, так как изнасилование (ст.

131 УК РФ), а также насильственные действия сексуального характера (ст.132 УК РФ) подразумевают совершение полового акта против воли потерпевшей (а по ст.

132 УК и потерпевшего), соответственно о подавлении преступником воли потерпевшей (потерпевшего), а также совершении сексуальных действий помимо воли потерпевшей (потерпевшего) при совершении полового акта с трупом (некрофилии) речи быть не может, так как все биологические, интеллектуальные, моральные составляющие человека, в том числе и воля, утрачиваются человеком во время наступления смерти. Согласно п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.

Учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, содеянное следует квалифицировать по п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ и, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, по соответствующим частям ст.131 или ст.132 УК РФ.

Следует отметить, что особую сложность при квалификации вызывают случаи убийства в ходе изнасилования, при совершении полового акта после наступления смерти.

Так, например, раздевание умершей потерпевшей и половой акт с ней не признаны надругательством над трупом Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации при пересмотре приговора Дальневосточного окружного военного суда, которым военнослужащий К.

был признан виновным в умышленном убийстве лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, и сопряженном с изнасилованием, в покушении на изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, и с использованием ее беспомощного состояния, а также в надругательстве над телом умершей, совершенных при следующих обстоятельствах: К.

, желая изнасиловать малолетнюю Б., затащил ее в строящуюся баню и, предотвращая сопротивление, стал затягивать на ее шее шарф, пока она не перестала подавать признаки жизни. Убедившись, что Б. мертва, К. снял с нее обувь и одежду и совершил с ней половой акт, а с наступлением ночи отнес труп на пустырь и засыпал снегом.

Отменяя приговор и прекращая дело по ч. 1 ст.

244 УК РФ, Военная коллегия указала: «…В соответствии с законом, данное преступление, относящееся к преступлениям против общественной нравственности, совершается только с прямым умыслом, направленным по объективной стороне на совершение безнравственных, оскверняющих или циничных действий в отношении захороненных или временно не захороненных человеческих останков» (извлечение из могилы, нанесение повреждений, расчленение трупа, обнажение, похищение одежды, находящейся на теле умершего, ценных украшений, зубных коронок, несанкционированное перезахоронение останков и т.д.). Такие условия в указанной части обвинения К. отсутствуют.

Как видно из материалов уголовного дела, квалифицированные по ч. 1 ст. 244 УК РФ действия К., выразившиеся в раздевании умершей и совершении с ней полового акта, были одномоментными с ее убийством и охватывались единством умысла осужденного.

Объективно этот вывод подтверждается заключением эксперта, согласно которому телесные повреждения в области половых органов потерпевшей «возникли незадолго до наступления смерти, в момент наступления смерти или сразу после смерти», которая могла наступить в результате механической асфиксии от сдавливания органов шеи мягкой петлей при удавлении шарфом. Таким образом, эксперт, являющийся врачом высшей категории, кандидатом медицинских наук с восемнадцатилетним стажем экспертной работы, фактически не смог определить, в какой момент совершения К. указанных противоправных действий наступила смерть потерпевшей, а поэтому делать вывод о наличии у виновного умысла, направленного на надругательство над трупом умершей, не представляется возможным.

Содержащаяся в приговоре ссылка на раздевание убитой Б.

как еще на одно свидетельство надругательства над мертвым телом также не может служить достаточным основанием для такого вывода, поскольку само по себе это обстоятельство только лишь подтверждает реализацию первоначального умысла осужденного, направленного на совершение с потерпевшей полового акта. К тому же после достижения поставленной перед собой цели К. одел на тело убитой снятую ранее одежду, что достоверно установлено исследованными в судебном заседании доказательствами и прямо констатировано в приговоре суда».

Надругательством следует считать и некрофагию, или как ее еще называют каннибализм, т.е. поедание органов трупа. Такие случаи конечно не часты в следственно-судебной практике, однако все же имеют место. Так, например, в Иркутской области гражданка М. распивала спиртное с двумя своими подругами.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения у гражданки М. произошла ссора с одной из подруг, в результате которой М. нанесла ей множественные удары ножом и топором. После наступления смерти подруги гражданка М. выколола ей глаза, отрезала уши, расчленила тело, сбросила его в подвал.

Некоторые органы умершей преступница пожарила с рисом для употребления в качестве пищи.

Ранее в следственной и судебной практике неоднозначно решался вопрос о квалификации убийства и последующего глумления над трупом (нанесение повреждений, расчленение, выжигание и вырезании на теле надписей и рисунков неприличного содержания). В юридической литературе учеными на этот счет также высказывались различные мнения. Например, З.А.Незнамова, А.Н.

Игнатов высказывали мнение о правильности квалификации таких действий по совокупности ст.105 и ст.244 УК РФ. Некоторые же подчеркивали, что такие факты следует квалифицировать как убийство, совершенное с особой жестокостью, то есть по ст.105ч. 2п.

«д» УК РФ, указывая, что: «Умышленное убийство с последующим обезображиванием трупа или его расчленение квалифицируются только как убийство».

Со второй из указанных позиций согласиться сложно, ведь Постановление Пленума Верховного суда РФ №1 от 27.01.1999 г.

«О судебной практике по делам об убийстве» по этому поводу дает четкое разъяснение: «Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью.

Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст.105 и по ст.

244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших. Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью».

Сложности в квалификации могут вызывать и случаи убийства в целях последующего изъятия органов для трансплантации (п. «м» ч.2 ст.105 УК). Здесь можно согласиться с мнением В.А.

Смирнова, который говорит о том, что если цель изъять (использовать) органы и (или) ткани потерпевшего была сформирована в сознании виновного до начала выполнения объективной стороны убийства, то в этом случае будет правильным квалифицировать его действия по п. «м» ч.2 ст.105 УК РФ.

Если же такая цель возникла после его совершения, то ответственность должна наступать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК РФ без ссылки на п. «м» данной нормы.

В случаях если изъятие органов потерпевшего после убийства все-таки состоялось, автор настаивает на необходимости учета этого факта в итоговой квалификации и вменении дополнительно ст. 244 УК РФ.

К этому лишь можно добавить, что если перед убийством в отношении потерпевшего оказывалось принуждение к изъятию у него органов для трансплантации с применением к нему насилия или угроз его применения, но после получения от него отказа было совершено его убийство в указанных целях, а потом и совершено изъятие его органов для трансплантации, на наш взгляд, будет иметь место квалификация по совокупности ст.120 ч.1, чт.105 ч.2 п. «м» и ст.244 Уголовного кодекса РФ.

Литература

1.                  Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.:РАН, 1999. – с.380.

2.                  Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций. Том 2. Особенная часть – М.: Юридическая литература, 2004. – с.476.; Уголовное право. Особенная част. Учебн. для вузов / Под ред. В.Н. Петрашева. – М.: Приор, 1999. – с.365.

3.                  Курс уголовного права. Учебн. для вузов Том 4. / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова – М.: Зерцало-М, 2002. – с.455.

4.                  Шокель А.С. Предупреждение преступлений, связанных с надругательствами над телами умерших и местами их захоронения: Автореф. дисс. …канд.юрид. наук – М.,2011 – с.12.

5.                  Уголовное право. Особенная часть. Учебн. для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова – М.: НОРМА, 2001. – с.617.

6.                  Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве» от 27.01.1999г. №1 (в ред. от 03.12.2009) // СПС «Консультант Плюс».

Источник: http://jurnal.org/articles/2013/uri126.html

Некрофилия стала вызовом для правовой системы России – МК

Статья за некрофелизм

С детства многие из нас на подсознательном уровне до ужаса боятся покойников. Наверняка многие, собравшись толпою, ходили ночью на кладбище, испытывая при этом животный страх, от которого волосы на голове вставали дыбом. Но есть люди, для которых бездыханный человеческий труп является предметом для эротических фантазий и находятся даже такие, которые воплощают свои грезы в реальность.

Так недавно случилось в Москве со студентом третьего курса МГТУ имени Баумана. Парень, с явными психическими расстройствами жестоко расправился со своей соседкой по съемной квартире, а в довершении всего вступил в интимную связь с ее еще неостывшим трупом, после чего умер.

Немного другой по обстоятельствам, но похожий по сути случай произошел не так давно в морге подмосковной Истры. Там судебный медицинский эксперт совершил половой акт с бывшей участницей шоу «Дом-2», которую задушили неизвестные в 2008 году на автодороге «Москва-Рига».

Этот вопиющий случай так и остался бы неизвестен широкой публике, если бы не научно-технический прогресс.

Спустя 9 лет следователи подмосковного СКР с помощью новейших технологий установили, что после убийства тело Оксаны Аплекаевой подверглось половому воздействию и вычислили некрофила.

Но как оказалось, что уголовной ответственности за такое злодеяние нет и медицинских показателей, чтобы отправить такого человека в психушку тоже не существует. Судмедэксперта всего навсего уволили с работы.

Возникает несколько закономерных вопросов: значит так делать можно и никаких психических отклонений у этих людей нет! А может быть все-таки таких людей следует лечить в специализированных медицинских учреждениях? А заодно и ввести уголовную ответственность за такие поступки?На эти щепетильные вопросы мы попросили ответить врача-психиатра, кандидата медицинских наук Диану ГЕНВАРСКУЮ и адвоката Сергея ПЕШКОВА.

– Диана, скажите некрофилия это болезнь или обыкновенное расстройство психики?

– Конечно болезнь. Она входит в разряд заболеваний сексуальной перверсии, а если проще сказать – это половое извращение, такое же как гомосексуализм и педофилия.

– Ее можно вылечить?

– Полностью нет. Можно лишь с помощью врача подкорректировать поведение человека. Важно, нужно понимать, что люди, страдающие некрофилией, являются больными. Нужно проявлять к ним милосердие и сострадание.

– А если человек не считает себя больным и не хочет лечиться, можно его избавить от этого недуга в принудительном порядке?

– Это категорически запрещено законом, если психиатр видит, что он не принесет вреда себе и окружающим.

– И как же быть?

– Нужно показывать больному, что да, тебе сейчас тяжело с собой справится, но лечение тебе поможет. Многие умеют в такой непростой для себя ситуации сохранять самокритику.

– Как люди умудряются «подцепить» эту «заразу»?

– Этот недуг появляется в младенческом возрасте, у ребенка происходит толчок от какого-либо события, случившегося с ним на подсознательном уровне, а 3% населения Земли уже рождаются с такой патологией.

– Почему не привлекли к уголовной ответственности надругавшегося над мертвым телом судебного медицинского эксперта?-спрашиваю я у Сергея Пешкова.

– Выше вы упомянули два случая надругательства над телами умерших.

В первом оно было сопряжено с предшествующим этому убийством жертвы, а во втором было выражено совершением действий сексуального характера с телом уже умершего человека.

Тем не менее оба этих преступления, нарушают одно из основных табу – они посягают на таинство смерти. И ничего кроме омерзения, отвращения, и ужаса подобные поступки не вызывают.

Проблема квалификации подобных действий в настоящее время существует. Об этом свидетельствуют немногочисленные и взаимоисключающие решения Верховного Суда РФ.

В одном случае он признал глумление над телом усопшего как преступление, предусмотренное статьей УК «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения», в другом случае Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации по одному из подобных дел приняла противоположное решение.

– Но хотя бы какой-то выход есть из сложившейся ситуации?

– Я думаю, следует рассмотреть вопрос об уточнении диспозиции статьи. За надругательство над телом умершего, сопряженное с удовлетворением своих низменных сексуальных инстинктов, следует предусмотреть наказание в виде реального лишения свободы.

Источник: https://www.mk.ru/social/2018/02/06/nekrofiliya-stala-vyzovom-dlya-pravovoy-sistemy-rossii.html

244. Из-под земли достанут

Статья за некрофелизм

Надругательство над телами умерших либо осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий наказываются штрафом в размере до 40 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев. Если надругательство над телами умерших совершено группой лиц по предварительному сговору, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти, а также с угрозой насилия, максимальный срок наказания достигает пяти лет. Всего по статье 244 УК в 2013 году были осуждены 32 человека.

В сентябре 2014 года к полицейским Верхнехавского муниципального района Воронежской области обратилась родственница усопшего жителя поселка Вишневка. По словам женщины, неизвестные сдвинули надгробный обелиск и гробницу, а еще сломали крест над могилой умершего. Полицейские возбудили уголовное дело по факту надругательства над местом захоронения (ч. 1 ст. 244 УК РФ).

Местный участковый несколько месяцев опрашивал жителей Вишневки, пока кто-то из них не вспомнил, что видел на оскверненной могиле двух женщин. Когда участковый пришел домой к одной из подозреваемых, та призналась, что вместе с подругой ходила на кладбище. Ее 65-летняя знакомая некоторое время жила с покойным мужчиной, но отношения не сложились, и они расстались.

Затем мужчина скончался. На месте захоронения женщины выпили, а затем подруга усопшего, припомнив все обиды, которые ей причинил бывший сожитель, начала крушить могилу.

Несмотря на то, что обвиняемая утверждает, что к погрому на могиле она отношения не имеет, в январе нынешнего года родственники ее бывшего возлюбленного подали на нее в суд, требуя возместить нанесенный материальный ущерб.

Осквернение могил на почве неприязненных отношений с покойным – не редкость.

26 марта 2014 года жители Мглинского района Брянской области Виктор Бубнов и его сожительница Ирина Розовик в селе Вельжичи разломали деревянные кресты на шести могилах родственников своей соседки, повредили надгробья, а в одну из могил вбили осиновый кол. Происшествие привлекло внимание всех СМИ региона, местные газеты следили за подробностями дела «кладбищенских вандалов».

Мглинский районный суд по итогам судебных разбирательств приговорил Бубнова, осужденного в 2010 году за причинение смертельных травм по неосторожности и освободившемуся в 2013 году по УДО, к 3,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Его подруге было назначено наказание в виде 1,5 года условного лишения свободы с испытательным сроком 1,5 года.

У 61-летнего жителя Златоуста Челябинской области Леонида И., токаря техникума технологии и экономики, были иные мотивы при разгроме кладбищенской могилы – он расширял территорию у захоронения своей жены, скончавшейся от рака.

Могила, пострадавшая от действий мужчины, принадлежала ветерану Великой отечественной войны Надежде П.

Родственники женщины зафиксировали акт уничтожения захоронения и самовольного захвата чужого участка кладбищенской земли на фото и видео, а затем обратились в полицию.

«Чтобы участок, где похоронена супруга, стал попросторнее и можно было поставить стол и лавочку, обвиняемый вырвал из земли мраморный памятник на могиле, оттащил к оврагу и сбросил туда. От падения памятник треснул.

Потом мужчина взял лопату, сравнял с землей могилу фронтовички, на ее месте установил стол и обнес оба участка общей оградкой»,— рассказала дознаватель отдела полиции № 13 отдела МВД «Златоустовский» Лариса Болонная. Леонид И. свою вину признал, привел в должный вид территорию у могилы Надежды П., убрал оттуда лавочку и стол.

Он также выплатил восемь тысяч рублей компенсации за сломанный памятник и остался должен еще столько же.

Почитание умерших – одна из самых древних традиций в человеческом обществе, поэтому кладбище – не место для погрома, считает соавтор проекта «Археология русской смерти» Сергей Простаков.

«Обычно кладбище для человека – очень табуированное место. Без лишней надобности на кладбище никто не заходит. Поэтому причины погрома могил всегда интересные.

Свести их можно по большому счету к четырем видам: социально-политическим (антифашисты закрасили анархиями могилу ветерана СС); психологическим (расстройство психики человека); религиозным (например, снести православный крест на преимущественно мусульманском кладбище) и личная (человек психически здоровый, но не любил покойника и сжег венки на захоронении). Хотя последняя причина все равно требует психиатра, как и предыдущие три», – считает Простаков. Он отмечает, что в России принято считать, что могилы громят сатанисты и готы, «хотя чаще всего это делают самые обычные люди или кладбищенское руководство, которое в старую могилу кладет нового покойника, уничтожая старое надгробие».

Примером, когда к осквернению могилы оказался причастен человек, нанятый для погребальных работ, может послужить случай в Якутске. Местные жители, похоронившие сына осенью 2014 года, обратились в полицию после того, как заметили, что могилу разрывали.

Полицейские, обследовав захоронение, с опасениями семьи согласились. Как выяснилось, неизвестный вытащил из гроба гвозди, открыл его и забрал оттуда мобильный телефон умершего молодого человека, который родители положили вместе с телом сына.

По факту осквернения могилы возбудили уголовное дело, под подозрение попал местный бомж, нанятый для выкапывания могилы. Он полностью признал вину и сообщил, что видел, как родители погибшего положили в гроб мобильный телефон.

Вечером мужчина вернулся, раскопал могилу и забрал сотовый, который на следующий день продал торговцу фруктами за 700 рублей.

«Зачастую люди, подрабатывающие на кладбище, готовы на все в погоне за деньгами. Не нужно при посторонних класть в гробы ценные вещи. Это может спровоцировать таких преступников. Мы впервые сталкиваемся с подобным, и не можем понять, как человек опустился до такого кощунства», – отметила старший дознаватель ММУ МВД «Якутское» Светлана Лошакова.

Объектом нападений на могилы становятся и места воинских захоронений. К двум месяцам заключения в 2014 году был приговорен житель станицы Анастасиевской Славянского района в Краснодарском крае, осквернивший могилы воинов, погибших во времена Великой Отечественной Войны.

Черным баллончиком он нарисовал на них свастики, «звезды Давида», а также различные надписи оскорбительного характера. А в городе Крымске, где произошел аналогичный инцидент, дело о надругательстве над могилами солдат переквалифицировали по статье 282 УК (возбуждение ненависти или вражды).

Фигурантом дела стал 20-летний местный житель, сжегший венки у места захоронения воинов.

Статья 244 УК, как следует из описания, включает в себя не только осквернение могил, но и издевательства над телами умерших. Дело, в том числе, и по этой статье, было возбуждено против 41-летнего жителя Ленинградской области Андрея Евцихевича. 31 августа 2014 года Евцихевич приобрел метадон, который в течение нескольких суток употреблял у себя дома совместно с другом.

Спустя три дня его приятель скончался от передозировки. Тогда Евцихевич, «действуя вопреки принятым в обществе принципам морали и нравственности», расчленил труп, упаковал части тела по пакетам и спрятал в квартире, в том числе в холодильник.

В результате мужчину обвинили в незаконном приобретении и хранении наркотиков в значительном размере и в надругательстве над телом умершего друга.

Учащимися одного из новочеркасских техникумов, по всей видимости, двигал мистический интерес, когда они выкопали на кладбище тело пожилой женщины и принесли в общежитие голову и часть кисти покойной.

Как рассказали в полиции, тело выкапывали три человека, двое из которых – девушки.

По неофициальным данным, студенты планировали использовать останки пенсионерки «на сувениры, а также в мистических обрядах: череп – как пепельницу, фаланги пальцев – для гаданий».

В октябре 2014 года суд в Нижнем Новгороде продлил срок принудительного лечения одному из самых известных осквернителей тел умерших Анатолию Москвину, получившему известность после того, как полиция нашла у него в квартире 28 трупов молодых девушек.

По данным следствия, он раскапывал могилы малолетних девочек возраста от 3 до 12 лет, извлекал тела из могил и изготавливал из них мумии.

Примечательно, что Москвин владеет 13 языками, изучил более 750 кладбищ и работал над путеводителем по кладбищам нижегородского региона, в связи с чем называл себя «некрополистом».

«Попы оторвали руку у трупа. Мерзость! Бизнес!», – с таким плакатом вышел на одиночный пикет Владимир Кадцын, протестовавший в центре Екатеринбурга в день доставки туда мощей православного мученика Спиридона Тримифунтского.

Местный житель был оскорблен расчленением тела святого и подал заявление в отдел полиции с просьбой привлечь организаторов привоза мощей святого Спиридона по статье 244 УК.

В Екатеринбургской митрополии, впрочем, акцию протеста Кадцына сочли «курьезным случаем, не заслуживающем комментариев».

«Мы видим, что юриспруденция учитывает тот особый статус, который имеют кладбища для человеческого общества, какое высокое значение имеет почитание умерших.

Объединение некрофилии, расчлененки, глумления над трупами с кладбищенским вандализмом оправдано именно с точки зрения социальной антропологии – памятник на могиле – это не памятник в честь кого-то по случаю. Это нечто иное, сакральное, связанное с переживаниями особого рода», – говорит Сергей Простаков.

Он подчеркивает, что нельзя не учитывать, что даже в сознании современного человека кладбища и тема смерти в целом табуирована, «и имеет даже некое мистическое наполнение».

«Кладбищенский вандал особенный, с точки зрения обычного человека. И вот это наказание “до пяти лет” демонстрирует, что УК находится в зависимости от древнейших представлений человека о себе, своем положении в социуме и роли смерти в его организации», – резюмирует Простаков.

Источник: https://zona.media/article/2015/23/03/codex-244

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.