Статья ук рф угроза убийством комментарии

Что нужно знать об угрозах жизни по 119 УК РФ

Статья ук рф угроза убийством комментарии

Уголовное правонарушение в цепочке противоправных действий гражданина считается наиболее опасным, как в плане объекта посягательства, так и для самого субъекта в целом.

Если раньше виновника могли привлечь только за фактические действия против человека, то сейчас мера наказания значительно расширена: в частности, теперь к ответственности могут привлечь не только за совершенные действия, но и за попытки психического давления, выраженные в форме угроз и шантажа.

Статья 119 УК РФ призвана наказать всех граждан, которые пытались под предлогом запугивания или убийства требовать от своих жертв совершения каких-либо действий.

Состав преступления

Каждое преступление считается противоправным только в том случае, если имеется весь комплекс элементов состава преступления.

Основная проблема в квалификации угрозы убийством или причинению тяжкого вреда здоровью заключается в сложности сбора доказательственной базы. Многие юристы отмечают, что сама диспозиция ст. 119 УК РФ вводит в некое заблуждение.

В ней сказано, что нарушением являются только угрозы, в которых жертва якобы имела основания считать эти запугивания, как реальные события.

То есть в этом случае в качестве объективной стороны должны выступать именно действия, которые на самом деле могли в какой-то степени угрожать жизни и здоровью человека.

Поэтому органы правосудия, для привлечения виновного по статье 119 Уголовного Кодекса РФ, обязаны найти достаточные основания, свидетельствующие о том, что человек действительно планировал убить или нанести вред потерпевшему.

Внимание! Квалифицировать могут и те действия, которые совершил преступник в целях запугивания. В этом случае значения не имеет, пытался субъект действительно убить свою жертву или нет.

В его действиях уже присутствует объективная сторона – попытка повлиять на психическое состояние человека путем применения методов запугивания.

На принятие конкретного наказания по ст. 119 УК влияет степень тяжести угрозы. Точнее сказать то состояние, до которого преступник довел свою жертву.

Сама угроза может выражаться в нескольких формах, каждая из которых по-своему дестабилизирует психическое состояние человека.

  1. Словесная форма. Считается наиболее популярным методом воздействия на человека. Для квалификации угрозы, выраженной в словесной форме, необходимо, чтобы преступник четко озвучил все свои мотивы определенным набором слов. Словесную угрозу можно передать через телефон или путем создания какого-то видеоролика. Здесь очень важен момент восприятия этих угроз. Наказать могут только в том случае, если другая сторона приняла за реальность все слова.
  2. Угроза с помощью оружия. В качестве орудия могут использовать пистолет, нож или иной предмет, вызывающий опасения у человека. Видя, как злоумышленник пристает с ножом или достает пистолет, гражданин невольно теряется, испытывает сильное чувство страха и, наконец, соглашается на любые действия со стороны преступника. Действия могут быть расценены, как угроза, даже в том случае, если преступник, в качестве орудия, использовал иной предмет, который испуганный человек воспринял, как угрозу.
  3. С использованием телефона. В целях сокрытия совершенного деяния преступники активно используют телефон, как средство запугивания. Как показывает статистика, больше всего к подобным угрозам восприимчивы люди преклонного возраста. Несмотря на то, что преступник может сразу скрыться после звонка, сотрудникам правоохранительных органов бывает легче находить нарушителей, которые угрожали по тел.
  4. Через интернет. Всемирная паутина является довольно удобной площадкой для запугивания людей. Объективная сторона обычно выражается отправкой различных SMS-сообщений через социальные сети. В отличие от словесной формы или угроз по тел., виртуальное запугивание характеризуется меньшим ущербом в плане восприятия. Именно поэтому правоохранительные органы не особо берутся за такие дела, зная, что в сети можно заблокировать пользователя или закрыть свою станицу.

  Что нужно знать о вымогательстве по 163 УК РФ

Объект и объективная сторона преступления

Специфика преступления, предусмотренная ст. 119 УК, заключается в том, что ее конечный результат проявляется не в совершенном убийстве или нанесении вреда здоровью, а лишь в попытке это сделать. Соответственно, значение имеет каждый элемент состава преступления.

Для того чтобы понять, в чем отражается объект и объективная сторона угрозы убийства, достаточно прочитать диспозицию статьи 119 УК РФ.

В ней как бы дополняется, что признаваться будет только та угроза, которую воспринял сам потерпевший, как реальную опасность.

Исходя из этого, в качестве объективной стороны можно назвать действия преступника в форме выражения слов или отправки сообщений, которые содержали признаки угрозы.

Далее идет другой элемент состава преступления, который определяет степень наказания за совершенное деяние. Чтобы определиться с объектом преступления, необходимо вспомнить правило из уголовного права. Согласно общепринятой доктрине, объектом любого преступления выступает то обстоятельство, по поводу чего и возник инцидент.

В данном случае объектом является то самое психическое состояние человека, которое подверглось нападкам со стороны преступника. Именно на психике отражается словесная или иная форма угрозы, поэтому как объект можно воспринимать только состояние человека.

Внимание! Основным компонентом объективной стороны преступления, указанной в ст. 119 УК, является угроза. Само понятие «угроза» в научной доктрине трактуется, как психически подавленное состояние организма, характеризующееся сильным испугом.

На практике часто возникают случаи, когда гражданин решается пошутить над знакомым или вовсе незнакомым человеком путем угрозы. Несмотря на отсутствие в его действиях умысла, может наступить ответственность. Так, если после неких шуток человек принял сказанные слова за реальность и написал заявление, то суд может призвать его к ответственности.

Субъект и субъективная сторона преступления

Субъект и субъективная сторона преступления показывают причинно-следственную связь совершенного деяния. Субъект – это непосредственно человек, который либо совершил преступный акт, либо попытался его осуществить. В нашем случае действие можно охарактеризовать, как попытку.

  Ответственность за выращивание марихуаны по статье 231

Итак, привлекаться к ответственности, а значит, и быть субъектом преступления из ст. 119 УК РФ (угроза убийством) может человек, способный отвечать за свои поступки (то есть дееспособный) и достигший возраста уголовной ответственности (16 лет).

Субъективная сторона может выражаться только через прямой умысел. То есть каждый человек заранее знает, что его слова могут напугать. Даже когда действия совершаются с целью розыгрыша, субъект заранее понимает все последствия своих действий.

Отягчающие обстоятельства

При рассмотрении дел об угрозах убийством органы правосудия, помимо прочих моментов, рассматривают возможность наличия отягчающих обстоятельств. Они, по сравнению с обычным наказанием, наказываются более строгой мерой.

Итак, согласно ч.2 ст. 119, если человек угрожал исключительно по причинам расовой или религиозной ненависти, суд может принять в отношении его более жесткую меру наказания. В частности, могут лишить свободы до 5 лет. Вместе с этим осужденному запрещается работать или заниматься другой деятельностью в течение 3 лет.

Наказание за преступление по 119 ст. УК РФ

Наказание за угрозу жизни, предусмотренное в статье 119 УК РФ, имеет некоторую особенность.

Заключается она в том, что вместе с уголовной ответственностью в отношении виновника предусмотрена мера гражданско-правового характера. Привлечение к двойной ответственности зависит исключительно от потерпевшего.

Если его психическому состоянию был нанесен весомый вред, он может подать заявление о возмещении морального вреда.

Уголовная ответственность устанавливается в форме обязательных работ (от 180 до 240 часов). Также в качестве наказания могут лишить свободы до 2 лет или же арестовать. Все зависит от того, какой объем вреда был нанесен потерпевшему. Кроме этого, при назначении наказания, могут учитывать то, чем именно угрожал преступник.

Источник: https://yurcons.pro/ugolovnoe-pravo/statya-119-uk-rf-ugroza-ubijstvom.html

Как доказать угрозу убийством или защититься от обвинения?

Статья ук рф угроза убийством комментарии

   Как доказать угрозу убийством или защититься от обвинения? Доверители наших адвокатов по уголовным делам нередко задаются данными вопросами.

При этом всех обращающихся можно условно разделить на две группы. Тех, кого незаконно обвиняют в преступлении спрашивают, как доказать невиновность по угрозе в убийстве ст. 119 УК РФ.

А потерпевшие по делу чаще всего волнует, как привлечь к уголовной ответственности обидчика.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат поможет выстроить линию поведения, как обвиняемого, так и потерпевшему.

Что такое угроза убийства?

   Угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью – это состав преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ. Обвиняемые должны понимать, что грозит за угрозу убийством. Ответственность ограничивается исправительными работами, заключением под стражу сроком до 2 лет.

   Если подобные правонарушения носят национальный, политический, религиозный характер, то и наказание значительно более серьезным. По таким обвинениям можно получить принудительные работы до 5 лет с отстранением от основного места занятости, лишение свободы до 5 лет.

   Если дело не возбуждено сразу, то потерпевший с адвокатом может пройти порядок обжалования отказа в возбуждении уголовного дела и добиться наказания, поэтому время не на вашей стороне.

   Следователь должен доказать, что угрозы убийством или причинение тяжкого вреда здоровью:

  • Реальны (произнесены осознанно),
  • что обвиняемый имел мотив для убийства пострадавшей стороны,
  • мог реализовать свой преступный умысел реально, а не ограничиться лишь фразой на ветер.

Смотрите видео с советами нашего адвоката по составу убийство, ст. 105 УК РФ, подписывайтесь на канал:

Как избежать ответственности за данное преступление?

   Самый простой способ избежать ответственности, договориться с потерпевшим. Если угрозы действительно были, сказаны в порыве сильных эмоций, в состоянии алкогольного опьянения, то примирение – оптимальный вариант, читайте еще в каких случаях прекращают уголовные дела по ссылке. Это вам посоветует наш адвокат защитник в уголовном судопроизводстве.

   Алгоритм Ваших действий прост:

  1. Вы приносите второй стороне конфликта публичные извинения.
  2. Заверяете, что слова или действия не несли реальный характер.
  3. Договариваетесь о возможной компенсации морального ущерба.
  4. Заглаживаете свою вину реальными выплатами или действиями, направленных на примирение с потерпевшей стороной.

   Таким способом реально решить проблему в досудебном порядке.

   Если вопрос стоит, что вы ничего такого не делали, и вторая сторона реализует мотив мести либо давления в ваш адрес, то дело становится намного сложнее.

Придется защищаться всеми законными способами: заявлять ходатайство о возврате дела прокурору, проводить очные ставки с потерпевшим, просить следствие, чтобы обвинителю предложили пройти полиграф, заявлять свидетелей, которым известны обстоятельства случившегося или тех, на чьих глазах все произошло, применять остальные средства защиты для доказывания своей невиновности по ст. 119 УК РФ.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео о защите прав обвиняемого адвокатом и подписывайтесь на наш канал , вам станет доступна бесплатная юридическая помощь адвоката через комментарии к видеоролику.

Как доказать угрозу убийством?

   Как доказать угрозу жизни и здоровью? Если к вам была применена угроза убийства по телефону, доказать в суде сей факт будет непросто. Когда человек постоянно подвергается нападкам оппонента, запугиваниям, нужно подготовиться и дать тому отпор.

  • Записывайте все телефонные разговоры. Такая функция есть во всех современных мобильных устройствах. Это станет неопровержимым доказательством вашей правоты.
  • Его вы сможете подкрепить свидетельствами близких, коллег, окружающих о том, что факты намерений реальны.
  • Другой вопрос, как доказать угрозу убийством без свидетелей. Необходимо представить доказательства того, что у обвиняемого был мотив совершить преступление, и все возможности для этого (истребование документов характеризующих обвиняемого, иные ходатайства, независимое адвокатское расследование). Если вы используете услуги опытного адвоката, это не станет проблемой.

   Подайте в органы МВД заявление об угрозе убийством на словах вместе с нашим адвокатом по уголовным делам. Наш юрист подскажет, как правильно оформить документ, чтобы добиться максимального наказания для обвиняемого. Кроме того, составит гражданский иск о возмещении вреда, причиненного преступлением с обозначением суммы компенсации своего гонорара и размера морального вреда.  

   Когда дело дойдет до суда, специалист грамотно выстроит линию поведения, чтобы виновный понес наказание либо напротив будет защищать Вас от необоснованного обвинения со стороны потерпевшего. Все зависит от того, кому необходима юридическая помощь нашего адвоката.

Образец заявления по ст.119 УК РФ

Следователю отдела №6 СУ УМВД

России по городу Екатеринбургу

Заявление

в полицию об угрозе жизни и здоровью

Источник: https://katsaylidi.ru/article/kak-dokazat-ugrozu-ubiystvom-ili-zaschititsya-ot-obvineniya

Комментарий к ст. 119 УК РФ

Статья ук рф угроза убийством комментарии

1. Объективная сторона выражается в действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Если высказывается угроза иного характера (например, причинить средней тяжести или легкий вред, уничтожить или повредить имущество, ограбить или совершить надругательство), ответственность по ст. 119 исключается, поскольку содержание угрозы иное.

2. Угроза – способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние.

Способы выражения угрозы вовне могут быть различными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц), для квалификации содеянного значения не имеют.

3. Выделяют такие обязательные черты угрозы, как конкретность и реальность. Подчас под конкретностью понимают ясность того, каким образом лицо намерено исполнить угрозу.

Такая трактовка весьма спорная: достаточно ясности в том, что виновный угрожает лишением жизни, причинением тяжкого вреда здоровью. Реальность угрозы означает, что существуют достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение.

Такие основания должны возникнуть у потерпевшего. В этом случае цель угрозы считается достигнутой.

4. Распространенным является мнение, что переносить реальность угрозы целиком в плоскость субъективного ее восприятия потерпевшим неправомерно, надо учитывать все обстоятельства дела (характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, серьезность повода для угрозы, личность угрожающего, наличие предметов, способных причинить серьезный вред, и т.д.).

5. В конкретных случаях угроза может быть произнесенной в запальчивости, когда и сам виновный, и потерпевший не придают ей серьезного значения.

Поэтому важно установить, использовал ли виновный угрозу как средство давления на волю потерпевшего с намерением вызвать у него чувство страха, боязни, дискомфорта.

При наличии этого угрозу следует считать реальной, даже если сам виновный приводить ее в исполнение не собирался, а лишь запугивал другое лицо.

6. Необходимо доказать, что, во-первых, у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что подтверждает объективно истинность его утверждения о тревоге, дискомфорте и т.д. после ее высказывания виновным. Основанием для такого восприятия могут быть данные о личности угрожавшего, форма выражения угрозы и т.п.

Свидетельскими показаниями можно установить ухудшение самочувствия потерпевшего (после угроз тот стал бледным, плохо засыпал, остерегался встреч с угрожавшим, жаловался на чувство страха, нередко вздрагивал и т.д.). Во-вторых, именно на такое восприятие своих угроз потерпевшим виновный рассчитывал.

При наличии этих двух условий есть основания говорить о наказуемости поведения.

7. Спорен вопрос, можно ли считать угрозы, описанные в ст. 119, вариантом обнаружения умысла, за которое лишь в порядке исключения законодатель предусмотрел уголовную ответственность.

Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в статье речь идет не об обнаружении, а о реализации умысла на нарушение психической неприкосновенности личности, ее спокойствия путем запугивания, внушения чувства страха.

Налицо деятельность, направленная на конкретный объект и производящая в нем вредные изменения, а не простое озвучивание преступных намерений.

8. Состав сконструирован по типу формального, поэтому преступление считается оконченным в момент выражения угрозы вовне (произнесения, передачи через знакомых потерпевшего и т.д.).

9. Если в угрозе обнаруживается возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью и виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется не по ст. 119, а как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. ст. 105, 111 УК).

10. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, выражающимся в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

11. Норма, предусмотренная ст. 119, является общей по отношению к некоторым другим, также устанавливающим ответственность за угрозы. Так, в ст. 296 УК говорится об угрозе в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. В таком случае в соответствии с правилами квалификации при конкуренции применяется специальная норма (ст. 296 УК).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.). Согласно правилам квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации деяния по ст. 119 УК не требуется.

Иная ситуация имеет место при реальной совокупности преступлений. В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.

2004 N 11 “О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации” обращено внимание, что если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 1191.

12. Ответственность за данное преступление дифференцирована (см. коммент. к п. “л” ч. 2 ст. 105).

Источник: http://ukrfinfo.ru/Kommentariy-k-st-119-UK-RF/

Угроза убийством (статья 119 УК РФ)

Статья ук рф угроза убийством комментарии

Для более легкого прочтения сокращенные ФИО потерпевших заменены на мать и сын.

В марте 2015 г. за юридической помощью обратились мать и сын А., рассказали скомканную историю, выслушав которую и изучив имеющиеся документы, у меня осталось больше вопросов, чем ответов и некоторое ощущение беспросветности ввиду уже упущенного времени и бездействия со стороны обратившихся людей.

В июле 2014 года около 17 часов мать по дороге с работы встретили неизвестные, под угрозой усадили в машину, мотивировав тем, что ее 23-летний сын находится у них и она обязана проехать с ними для урегулирования конфликта между неизвестными и сыном, в ином случае его убьют и вообще будет плохо. Привезли в промзону, под ножом завели в подвал оборудованный столом, оргтехникой и небольшими пыточными приспособлениями.

Восемь агрессивно настроенных, вооруженных холодным оружием мужчин, долго разговаривать и стесняться не стали, немного избили мать и сына, под угрозой убийства и ножом заставили их подписать предварительный договор купли-продажи квартиры, собственниками которой на тот момент являлись мать и сын. Документы оформляла женщина, которую представили, как нотариуса.

По условиям предварительного договора мать и сын обязались купить свою же квартиру у  Алексеенко Ю.А., который по условиям предварительного почему-то являлся продавцом. Также предварительные договора, а их было два, на долю матери и на долю сына содержали следующие условия:

«… 1.4. Покупатель гарантирует выкуп квартиры до 30.12.2014 г.

2.1.1. Уплата Покупателем Продавцу авансовых платежей в размере: 21 000 рублей осуществляются ежемесячно 30-го числа каждого месяца начиная с 30-го августа 2014 г.

до истечения срока действия настоящего Предварительного договора купли-продажи.

В случае несвоевременного внесения оплаты авансовых платежей за Объект, начисляются пени в размере 5% ежемесячно на просроченную сумму авансового платежа.

2.1.2. Окончательный расчет между Покупателем и Продавцом производится путем уплаты Покупателем Продавцу 300 000 рублей…».

После подписания предварительного договора мать и сына отпустили, выдав им по экземпляру подписанному там же в подвале продавцом  Алексеенко Ю.А., но не подписанному ими. Также им не рекомендовали обращаться в правоохранительные органы и лечебные учреждения, еще раз пригрозив на прощанье убийством.

В покое не оставили, держали на контроле на протяжении двух месяцев, провожали и встречали с работы ежедневно, напоминая о необходимости хранить молчание и готовить деньги для расчета. В сентябре 2014 г. люди из подвала явились за авансовыми платежами в размере 21 000 рублей с матери и 21 000 рублей с сына.

Разговор получился настолько жестким и бескомпромиссным, что мать и сын А. от полного отчаяния все-таки рассказали о своем горе родственникам, под их давлением написали заявление в полицию, а также узнали из выписки ЕГРП, что с августа 2014 года собственником их квартиры является  Алексеенко Ю.А.

, которого они видели один раз все в том же злополучном подвале.

Кому и за что мать и сын оказались солидарно должны 600 000 рублей и за что их в лучших традициях 90-х поставили на счетчик, объяснить они не смогли, а может быть не захотели.

Дело осложнялось плохим знанием русского языка, низким уровнем образования и запуганностью.

При этом люди утверждали, что кроме предварительного договора купли-продажи ничего более не подписывали, в Росреестре не были, ничего не знают и ничего не помнят.

Итак, на руках мы имели правоустанавливающие документы на мать и сына, два предварительных договора, выписку из ЕГРП, в которой собственником являлся  Алексеенко Ю.А., постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, плачущую мать, виновато молчащего сына и все.

Крайне отрицательный прогноз.

Браться за дело не хотелось. Люди тоже понимали насколько все плохо, но настаивали на своей защите. После долгих переговоров, с обоюдными перерывами на подумать, было заключено соглашение.

В суд было направлено исковое заявление о признании сделки недействительной, применении последствий недействительной ничтожной сделки, заявлены ходатайства – об обеспечении иска и истребовании копии регистрационного дела из Росреестра. В районную прокуратуру подана жалоба на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Забегая вперед скажу, пока шло судебное разбирательство, в прокуратуру неоднократно направлялись повторные жалобы, ни на одну из которых мы так и не получили ответы. Видимо нечего было ответить.

Судебное разбирательство: В первом судебном заседании нам вручили встречный иск о признании утратившими право пользования, снятии с рег. учета и выселении матери и сына, поданный представителем ответчика  Алексеенко Ю.А. через канцелярию.

Подумав между заседаниями, решила привлечь прокурора к участию в деле на стороне своих Доверителей в порядке ст. 45 ГПК РФ для получения заключения прокурора о правомерности и обоснованности заявленных требований о выселении. Лучше бы я этого не делала. Прокуратура откровенно мешала на протяжении всего судебного разбирательства и в первой инстанции, и в апелляции.

Во втором заседании, проходившем уже при участии прокурора в пляжных желтых брюках, представителем Ответчика были представлены суду оригиналы правоустанавливающих документов, ознакомившись с договорами купли-продажи, мои Доверители в один голос сказали суду – «Мы эти договора не подписывали».

По нашему ходатайству была назначена судебная почерковедческая экспертиза, принесшая через время неоднозначные результаты. Эксперт установил, что подпись и рукописный текст в договоре купли-продажи от имени матери на 100% выполнена им самим, от имени сына вероятность составила – 30 %, что не позволило категорично установить ею выполнена подпись и рукописный текст или нет.

Вместе с тем, эксперт указал на то что подписи и рукописные тексты выполнены в каком-то необычном функциональном психофизиологическом состоянии, которое могло быть вызвано волнением, повышенным возбуждением или стрессом.

В судебном заседании, эксперт подтвердил выводы, сделанные им в экспертном заключении, однако о природе стресса и связанности его с принуждением и угрозой при подписании договоров говорить не захотел, ссылался на то что «вероятность есть, а методик нет».

Прения были жаркими, заключение прокурора оказалось не в пользу моих Доверителей, ввиду отсутствия своевременных обращений в правоохранительные органы и лечебные учреждения.

27.08.2015 г. Решением Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону, исковые требования моих Доверителей были удовлетворены в полном объеме, в удовлетворении встречных требований – отказано.

Меня первый раз в жизни прямо в судебном заседании обнимали и целовали плачущие Доверители. Чувствовала себя от этого немного скованно, но все равно было приятно.

РЕШЕНИЕ:

Исковые требования матери и сына к  Алексеенко Ю.А., третье лицо Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности ничтожной сделки удовлетворить.

Признать недействительным предварительный договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ года, заключенный между матерью и  Алексеенко Ю.А.

Признать недействительным предварительный договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ года, заключенный между сыном и Алексеенко Ю.А.

Признать недействительным договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ 7/15 долей в праве общей долевой собственности на квартиру № 6, расположенную по адресу: заключенный между сыном и  Алексеенко Ю.А.

Признать недействительным договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ 8/15 долей в праве общей долевой собственности на квартиру № 6, расположенную по адресу: заключенный между матерью и  Алексеенко Ю.А.

Применить последствия недействительности сделки договора купли-продажи в виде возврата сторон в первоначальное положение.

Признать недействительной запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним № от ДД.ММ.ГГГГ о государственной регистрации договора купли продажи квартиры от ДД.ММ.ГГГГ года, заключенного между сыном и  Алексеенко Ю.А.

Признать недействительной запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним № от ДД.ММ.ГГГГ о государственной регистрации договора купли продажи квартиры от ДД.ММ.ГГГГ года, заключенного между матерью и  Алексеенко Ю.А.

Признать за матерью право собственности на 8/15 долей в праве общей долевой собственности на квартиру № 6, расположенную по адресу: общей площадью 42,2 кв.м.

Признать за сыном право собственности на 7/15 долей в праве общей долевой собственности на квартиру № 6, расположенную по адресу: общей площадью 42,2 кв.м.

Исключить  Алексеенко Ю.А. из числа собственников на квартиру № 6, расположенную по адресу: общей площадью 42,2 кв.м.

В удовлетворении встречного искового заявления  Алексеенко Ю.А. к матери, сыну, третье лицо УФМС России по РО о признании утратившими право пользования, снятии с регистрационного учета, выселении, отказать в полном объеме.

В том что будет апелляционная жалоба никто не сомневался, о том что прокурором подано апелляционное представление за пределами установленных сроков, мы узнали в суде апелляционной инстанции. Для восстановления сроков дело направили в первую инстанцию.

https://www.youtube.com/watch?v=wN9MhtX0HTg

Нами было подано мотивированное возражение, однако, в заседании выяснилось – Прокуратура свое представление отозвала и дело вновь будет направлено в Ростовский областной суд. Впрочем, это было не первое и не единственное воспаление прокуратуры в данном деле в непонятно чьем интересе.

Судебная коллегия рассматривала наше дело три заседания, разбирательство обладало всеми признаками рассмотрения по правилам суда первой инстанции, Решение продавливалось со всех сторон, и даже агрессивные вооруженные мужчины из подвала не постеснялись явиться в судебное заседание и объявили себя свидетелями, однако заседание перенесли в связи с истребованием всего регистрационного дела из Россреестра и со свидетельскими показаниями у них не задалось. Так что, что там хотели донести до суда эти свидетели Йеговы, мы не знаем.

Хочу заметить, что в данном деле с самого начала судебного разбирательства было очень много вопросов к Россреестру, так как Доверители утверждали, что не присутствовали при регистрации договоров купли-продажи, не давали доверенностей, не подписывали заявления и вообще физически отсутствовали. Вопросы эти изложены в прикрепленном ходатайстве, аргументированных ответов на большинство из них мы так и не получили. Впрочем, спустя год, Россреестр все-таки прислал кусок регистрационного дела. 14.03.2016 г. я наконец-то увидела то что так тщательно пытался скрыть от суда Росреестр.

В расписке о принятии документов, отсутствовало упоминание о правоустанавливающих документах моих Доверителей, поданных на регистрацию. Вместе с тем, в соответствии со ст.ст.

16-17 ФЗ № 122-ФЗ документы, подтверждающие право собственности лица, отчуждающего объект недвижимости, отнесены к обязательным документам, на основании которых происходит государственная регистрация прав на недвижимое имущество.

На это в том числе было обращено внимание судебной коллегии, в совокупности с представленными на обозрение правоустанавливающими документами моих Доверителей.

И если до этого момента у уважаемой судебной коллегии возникали вопросы к моим Доверителям:

«А Вы что не читали, что Вы подписываете? Как так Вы не знали, что продали квартиру? Читать надо, что Вы подписываете! Почему Вы не читали?»

И адвокату Матлис приходилось разъяснять:

«Потому что это был подвал и условий для чтения там не было, и мамы с папой не было, и мужа могучего не было, и возможности позвонить тоже. Было восемь агрессивно настроенных вооруженных мужчин, и это был подвал, а не библиотека. Понимаете?»

И они все-таки поняли. После ознакомления с регистрационным делом совсем все поняли.

14.03.2016 г. Решение вступило в законную силу. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда рассмотрев апелляционную жалобу представителей  Алексеенко Ю.А. оставила решение без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

адвокат Матлис С.А.

Источник: https://pikabu.ru/story/ugroza_ubiystvom_statya_119_uk_rf_3458087

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.