Специальный субъект преступления 2020

Субъект преступления: пути решения спорных вопросов

Специальный субъект преступления 2020


В статье затрагиваются дискуссионные вопросы о субъекте преступления: снижение минимального возраста, с которого наступает уголовная ответственность, и уголовная ответственность юридических лиц. Предлагается изменить уголовное законодательство с учетом позиций ученых-правоведов и законодателей.

Ключевые слова: классификация преступлений, субъект преступления, привлечение к уголовной ответственности, общие признаки субъекта преступления, специальные признаки субъекта преступления, минимальный возраст привлечения к уголовной ответственности, цель наказания, уголовная ответственность юридических лиц, «квазиуголовная» ответственность юридических лиц, индивидуализация уголовной ответственности.

Анализ юридической литературы показал возможность одним из оснований классификации преступлений считать субъект преступления.

В связи с наличием в ряде статей УК РФ специального субъекта посягательства, можно говорить о классификации по общему и специальному субъекту, и об отдельной классификации деяний с участием специального субъекта: преступления, совершаемые лицами мужского (ст.

131 УК РФ) или женского (ст. 106 УК РФ) пола, только совершеннолетними (ст. 150 УК РФ), лицами определенной профессии (ст. 203 УК РФ) и т. д.

Особенность классификации преступлений по субъекту состоит в обязательности наличия общих признаков, а по отдельным составам — специальных признаков субъекта для привлечения к уголовной ответственности.

По мнению автора настоящей статьи, нерешенными проблемами классификации по субъекту посягательства являются нижний предел возраста субъекта преступления, который не всем кажется достаточно справедливым, и невозможность привлечения к уголовной ответственности юридических лиц.

Вопрос возраста субъекта преступления — одного из общих обязательных его признаков — является в научной литературе предметом оживленных дискуссий. Единое понимание возраста индивида, как справедливо отмечает М. А. Тюмнева, как в социологии и психологии, так и в юриспруденции, отсутствует.

Комплексное учение о возрасте данными науками до сих пор не выработано [7, с. 134]. А. В. Щербаков называет возраст субъекта преступления «своего рода социальным статусом, обозначающим признанную законом способность человека выступать в роли активного участника правоотношений в обществе» [9, с.

102].

Установленный уголовным законом возраст привлечения лица к уголовной ответственности определен по признаку уровня сознания данного лица, его способности осознавать происходящее и в соответствии с этим осмысленно действовать.

Презюмируется способность лица, достигшего установленного УК РФ возраста уголовной ответственности, правильно воспринять уголовное наказание, которое только в этом случае, как отмечает М. А. Тюмнева, может достигнуть своей цели [7, с.

135].

В зарубежном законодательстве отсутствует единство по вопросу определения минимального возрастного порога уголовной ответственности А. В. Щербаков отмечает, что в зависимости от традиций в сфере права, политики и социальных институтов конкретного государства границы данного возраста составляют от пяти до семнадцати лет [9, с. 102].

Тема снижения минимального возраста уголовной ответственности в Российской Федерации давно обсуждается и часто становится предметом публикаций и видео в СМИ, как правило, в связи с получившими широкую огласку тяжкими преступлениями. Сторонниками такого снижения являются многие современные исследователи и правоведы, в частности, С. В. Максимов [4, с. 154], Н. Г. Андрюхин [1, с. 20].

Такую новеллу предлагали и законодатели. Например, 02.12.2009 известным политиком В. В. Жириновским в Государственную Думу был внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (по вопросу установления уголовной ответственности несовершеннолетних с двенадцатилетнего возраста) [5].

Данный законопроект не был поддержан законодателем.

Объяснялось это отсутствием в пояснительной записке к нему сведений о достижении в настоящее время несовершеннолетними уровня степени эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости, позволяющего снизить возраст уголовной ответственности с четырнадцати до двенадцати лет, а также закреплением в нем подхода к уровню развития лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, отличный от подхода, закрепленного в действующем законодательстве Российской Федерации [5].

Автор настоящей статьи не поддерживает идею снижения возраста уголовной ответственности, так как это, во-первых, не отвечает общей концепции гуманизации уголовной политики нашего государства, а во-вторых, не решит проблему вовлечения малолетних в совершение преступлений.

Понижение минимального возраста уголовной ответственности сможет достичь цели наказания, если считать таковой возмездие за содеянное, как предлагали сторонники абсолютной теории целей уголовного наказания (Кант, Гегель и их последователи).

Если же считать целью наказания общую и частную превенцию, то общество, прежде всего, должно не наказывать, а воспитывать несовершеннолетних в духе гуманизма и правопослушания.

Тем не менее, противоправные деяния малолетних преступников не должны оставаться безнаказанными.

В связи с чем считаем целесообразным внести в УК РФ положения, согласно которым для малолетних преступников, совершивших умышленные деяния, предусмотренные уголовным законом, наступают негативные последствия в виде учета этих деяний в качестве отягчающего наказание обстоятельства при назначении наказания в дальнейшем, если указанные лица не сделали для себя правильных выводов и встали на преступный путь.

В целях реализации указанного предложения считаем необходимым пункт «а» части 1 статьи 63 УК РФ дополнить словами «, а также совершение умышленного деяния, за которое настоящим кодексом предусмотрено наказание, до достижения лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность».

Еще одной нерешенной проблемой уголовного законодательства остается невозможность привлечения к уголовной ответственности юридических лиц, в интересах которых совершаются преступления. В законодательстве зарубежных стран по вопросу уголовной ответственности юридических лиц, как отмечает В. А.

Богдановская, имеется три позиции: полное непринятие уголовной ответственности юридических лиц (страны Восточной Европы — Болгария, Венгрия, Польша, Югославия), полное признание уголовной ответственности юридического лица (Франция, КНР, Литва, Молдова, Эстония, Исландия, Норвегия), отсутствие прямого привлечения к уголовной ответственности юридических лиц и воздействие на них в случаях правонарушающей деятельности иными способами, например, штрафами (Германия, Австрия и т. д.) [3, с. 78].

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин предложил ввести такую ответственность и в Российской Федерации [8]. Законопроект был внесен 23.03.2015 депутатом Государственной Думы А. А. Ремезковым и членом Совета Федерации О. Ф. Ковитиди [6].

Проектом закона предусматривалось дополнить законодательство Российской Федерации положениями, определяющими основания уголовной ответственности юридических лиц, круг подлежащих уголовной ответственности организаций, виды наказаний, применяющихся в отношении виновных организаций, основания освобождения их от наказаний, правовые последствия осуждения юридических лиц, а также уголовно-процессуальные и уголовно-исполнительные механизмы реализации соответствующих уголовно-правовых норм.

Законодатель не поддержал эту идею, так как в данном случае юридическое лицо будет претерпевать негативные последствия уголовно-правового характера за действия другого (физического) лица, что не согласуется с принципом личной уголовной ответственности.

Предложенная законопроектом принудительная ликвидация юридического лица может привести к увольнению работников организации, вина которых в совершении преступления отсутствует, и негативно повлиять на участников юридического лица, установление вины которых законопроектом не предполагается [6].

Автор настоящей статьи разделяет мнение Правительства Российской Федерации, выраженное им в заключении к указанному законопроекту, о нарушении введением уголовной ответственности юридических лиц одного из основополагающих уголовно-правовых принципов — индивидуальной виновной ответственности за преступление. Вместе с тем, считаем нелишним взять на вооружение опыт зарубежных стран с так называемой «квазиуголовной» ответственностью юридических лиц и применении к ним мер уголовно-правового характера в связи с причастностью к преступлению, совершенному физическим лицом.

В целях реализации указанного предложения необходимо статью 19 УК РФ изложить в новой редакции:

«Статья 19. Общие условия уголовной ответственности

Уголовной ответственности подлежит вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом.

Основанием применения к юридическому лицу предусмотренных настоящей главой мер уголовно-правового воздействия является совершение физическим лицом (лицами), выполняющим в нем управленческие функции либо осуществляющим фактическое руководство, деяния (деяний), запрещенного Особенной частью УК РФ, с использованием либо посредством этого юридического лица или в его интересах»..

Считаем, что предложенные в настоящей статье изменения уголовного законодательства будут способствовать решению проблем классификации преступлений по субъекту посягательства.

Литература:

  1. Андрюхин, Н. Г. Минимальный возрастной признак субъекта преступления нуждается в уточнении / Н. Г. Андрюхин // Вопросы ювенальной юстиции. — 2001. — № 2. — С. 20–22.
  2. Белкин, Р. С. Криминалистическая энциклопедия / Р. С. Белкин. — М.: Мегатрон XXI, 2000. — 2-е изд. доп. — 334 с.
  3. Богдановская, В. А. Анализ правового регулирования уголовной ответственности юридических лиц в зарубежных странах / В. А. Богдановская // Вестник Казанского юридического института МВД России. — 2010. — № 2. — С. 73–80.
  4. Максимов, С. В. Вопросы гносеологии общей превенции преступлений / С. В. Максимов // Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью. — М., 1992. — 451 с.
  5. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»: паспорт проекта Федерального закона № 293093–5 // Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации: офиц. сайт. — Режим доступа: http://duma.gov.ru/news/bill/293093–5–20.09.2019.
  6. О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц: паспорт законопроекта № 750443–6 // Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации: офиц. сайт. — Режим доступа: https://sozd.duma.gov.ru/bill/750443–6–20.09.2019.
  7. Тюмнева, М. А. Снижение возраста уголовной ответственности до 12 лет / М. А. Тюмнева // «Colloquium-journal». — 2019. № 14(38). С. 134–137.
  8. Удар в юрлицо. Александр Бастрыкин: криминальные фирмы надо судить по Уголовному кодексу // Российская газета. — 2011. — № 5436.
  9. Щербаков, А. В. Проблемы определения субъекта преступления в современном уголовном праве / А. В. Щербаков // Пробелы в российском законодательстве. — 2013. — № 2. — С. 100–106.

Основные термины(генерируются автоматически): уголовная ответственность, УК РФ, Российская Федерация, лицо, юридическое лицо, минимальный возраст, субъект преступления, уголовное законодательство, Государственная Дума, специальный субъект.

Источник: https://moluch.ru/archive/286/64638/

Специальный субъект преступления

Специальный субъект преступления 2020

Специальный субъект преступления –это лицо, которое наряду с общими признаками субъекта (достижение возраста уголовной ответственности и вменяемость) характеризуется дополнительными (специальными), присущими только ему признаками и свойствами, необходимыми для образования состава преступления определенного вида. Такие составы именуются преступлениями со специальным субъектом.

Введение в уголовно-правовую норму специального признака субъекта обусловлено необходимостью более полного регулирования уголовной ответственности и ее дифференциации.

Признаки, характеризующие специального субъекта, поскольку они предусмотрены не во всех составах преступлений, принято называть факультативными признаками субъекта преступления.

Специальный признак субъекта преступления в законе может быть выражен непосредственно через обозначение особого положения виновного в системе охраняемых уголовным законом общественных отношений (злоупотребление полномочиями частными нотариусами или аудиторами – ст. 202 УК РФ) или опосредованно.

Например, через признаки объективной стороны преступления – привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности – ст. 299 УК РФ. В данном случае закон ничего не говорит о субъекте преступления, однако наличие специального субъекта презюмируется, исходя из характера деятельности, которой занимается ограниченный круг должностных лиц.

Эта деятельность возникает по поводу и в связи с расследованием преступлений и отправлением правосудия.

Для правильного понимания содержания признака специального субъекта, в ряде случаев необходимо брать во внимание положения, содержащиеся в ведомственных нормативных актах: уставах, инструкциях, приказах, где определяются полномочия соответствующих работников.

Специальные субъекты преступления могут обладать одним или несколькими признаками, их характеризующими.

Для привлечения виновного к уголовной ответственности (в совокупности с иными элементами состава) требуется установление того признака, который характеризует субъект как специальный, либо необходимо установить наличие всех характеризующих его признаков в совокупности.

Отсутствие признаков специального субъекта, предусмотренных конкретным составом преступления, исключает уголовную ответственность за это преступление даже при наличии общих признаков субъекта или речь может идти о другом преступлении.

Специальный признак субъекта преступления может выступать квалифицирующим обстоятельством.

Так, вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий родителем или педагогом образует квалифицированный состав этого преступления – ч. 2 ст. 151 УК РФ.

Отсутствие рассматриваемых признаков у лица, совершившего деяние, предусматривающее наличие специального субъекта, исключает его уголовную ответственность.

В большинстве случаев в диспозициях статей Особенной части УК содержится указание на один или несколько альтернативных специальных субъектов преступления. Такова диспозиция ст.

142 УК, предусматривающая ответственность за фальсификацию избирательных документов членом избирательной комиссии, комиссии референдума, уполномоченным представителем избирательного объединения, избирательного блока, группы избирателей и т.д.

Но иногда законодатель объединяет несколько специальных субъектов в диспозиции одной статьи, обозначая их единым термином. Так, субъектом злоупотребления должностными полномочиями согласно ст. 285 УК РФ является должностное лицо. В примечании к ст.

285 УК раскрываются виды специальных субъектов, которые входят в понятие должностного лица и могут нести уголовную ответственность по нормам гл. 30 УК РФ.

В теории уголовного права существует немало подходов к классификации субъектов преступления на основании их признаков. Так, они могут быть классифицированы следующим образом:

1) по признаку гражданства: гражданин Российской Федерации (ст. 275), иностранный гражданин и лицо без гражданства (ст. 276);

2) по демографическому признаку: полу – мужчина (ст. 131); женщина (ст. 132); возрасту: совершеннолетние (ст. 150);

3) по признаку семейных, родственных отношений: родители и дети (ст. 151, 156,157);

4) по отношению к военной обязанности: призывник (ст. 328); военнослужащий и военнообязанный (ст. 331-352);

5) по должностному положению: должностные лица, а также лица, занимающие государственные должности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или главы органа местного самоуправления (ст. 285); лица, осуществляющие правосудие: судья, присяжный заседатель, эксперт, судебный пристав, судебный (ст. 335);

6) по служебному положению (лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации независимо от форм собственности, а также некоммерческой организации, не являющейся государственной или муниципальной (ст. 201), руководитель или служащий частной охранной службы (ст. 203 УК) и др.;

7) по профессии, роду деятельности, характеру выполняемой работы медицинские работники (ст. 123), работники железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта (ст. 263), водители автомобиля, трамвая, иного механического транспортного средства (ст. 264), капитан судна (ст.270),  индивидуальный предприниматель (ст. 176 УК) и т.п

8) по особому положению лица, связанному с совершением преступления: лица, отбывающие лишение свободы, ранее судимые, осужденные за тяжкие преступления, лица, находящиеся под стражей (ст. 131; ст. 313, 314 и многие другие);

В другой из классификаций выделяются также образовательный статус (лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля – ст. 123 УК); состояние здоровья (наличие у лица ВИЧ – инфекции – ст. 122 УК).

Уголовно-правовое значение специального субъекта состоит в том, что он:

1) в совокупности и наравне с другими признаками субъекта служит основанием уголовной ответственности;

2) является одним из условий точной квалификации преступлений;

3) выступает в качестве конструктивных или квалифицирующих признаков состава признаков;

4) учитывается в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (п. “м” ч. 1 ст. 63 УК РФ) при назначении наказания;

5) влияет на освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Источник: https://studopedia.ru/22_89271_spetsialniy-sub-ekt-prestupleniya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.